Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Можем смело прогнозировать вытеснение наличности цифровым рублем»
2021-06-03 17:57:20">
2021-06-03 17:57:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В следующем году Федеральное казначейство может начать собирать налоги с кошельков физических лиц в цифровом рубле — такой сценарий в рамках эксперимента Центробанка допустил руководитель структуры Роман Артюхин. В интервью «Известиям» на ПМЭФ он также рассказал о том, как запуск системы казначейских платежей повлияет на доходы регионов, и назвал историческим рекордом объемы ликвидности под управлением Казначейства.

«Сбор налогов в цифровом рубле коснется больше физлиц»

— Со следующего года ЦБ запускает пилотный проект по тестированию цифрового рубля. Будет ли Казначейство принимать в этом участие?

— Казначейство, конечно же, — это часть национальной платежной системы. Мы предполагаем, что определенные расчеты с государством могут начать осуществляться с помощью цифрового рубля. В частности, не исключаем возможности уплаты налогов, обеспечения финансирования из федерального бюджета и бюджетов регионов в виде этой новой формы денег.

Мы вошли в рабочую группу под руководством Центрального банка, определяем формы взаимодействия. Поскольку цифровой рубль будет эмитирован ЦБ, он получит равноправное хождение с традиционной российской валютой, конечно, с теми ограничениями и условиями которые определит регулятор.

Можем смело прогнозировать
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Какие именно виды налогов могут собираться в цифровых рублях?

— Здесь параллельно идет сессия по клиентоцентричности государства — мы будем отталкиваться именно от такой философии. По сути, цифровой рубль — это та форма, которая должна приводить к быстрому движению денег в экономике. Не нужно его навязывать, мы должны создать такие сервисы, которые существенно упростят проведение трансакций, в том числе в пользу государства, со стороны наших граждан и юрлиц.

Мне кажется, на первом этапе сбор налогов в цифровом рубле коснется больше физлиц. С корпоративным сектором всё сложнее, там гораздо больше видов платежей. С гражданами дело обстоит проще, по сути, речь об уплате с их кошельков.

— Каким может быть вес цифрового рубля в бюджетной системе?

— Трудно пока спрогнозировать. Очевидно, вес будет примерно таким же, как и в платежной системе в целом. Цель — удобство и прозрачность платежей. Мы видим серьезный потенциал цифрового рубля для обеспечения прослеживаемости денег в экономике, при перечислении авансов, банковском сопровождении государственных контрактов. Конечно, новая форма должна быть адаптирована к новым условиям и прежде всего быть полезной, но со временем мы можем смело прогнозировать вытеснение наличной формы цифровым рублем.

«Наша основная задача — быть кассиром всех бюджетов»

— В прошлом году вы запустили крупный проект — систему казначейских платежей. В чем его суть и зачем он понадобился?

Это масштабный проект, мы делаем такие раз в 10 лет, поэтому мы действительно им гордимся. Важно, что прошлый сложный пандемийный год не повлиял на его реализацию. В чем суть. До этого около 50 тыс. счетов Казначейству было открыто в ЦБ. Это счета муниципалитетам, субъектам, финансовым органам для обслуживания автономных бюджетных учреждений. Теперь вся эта совокупность счетов закрыта и открыт единый казначейский счет, который саккумулировал всю ликвидность бюджетной системы в ЦБ.

Можем смело прогнозировать

Роман Артюхин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

— То есть не только региональных бюджетов, но и, например, школ, больниц?

— Да, все. Все средства всей бюджетной системы.

— Это повлияло на сумму свободных остатков?

В мае объем достиг абсолютного исторического максимума — 7,778 трлн рублей. Именно благодаря системе казначейских платежей объем ресурсов увеличился. Остатки непосредственно на едином казначейском счете — около триллиона, эта сумма колеблется в зависимости от того, ожидаются ли оперативно крупные выплаты. Всё остальное — размещается. То есть около 7 трлн рублей в рынке.

В прошлом году мы зачислили в федеральный бюджет в виде доходов от размещения 191 млрд рублей. На 1 июня по единому казначейскому счету, не только по федеральному бюджету, а по всей системе доходы составили 43 млрд рублей. Очень важно, что эти остатки, в том числе в виде процентов по остаткам на счетах, будут распределяться и в субъекты Российской Федерации. То есть эффект от системы казначейских платежей почувствует не только федеральный, но и региональные бюджеты и так далее.

— Планируете ли вы проанализировать эффективность использования бюджетных средств?

Наша основная задача — быть кассиром всех бюджетов. Быстрое зачисление, быстрое списание, технологичность — вот наша базовая комплектация. Всё это использовалось, например, при переводе президентских субсидий, выплат семьям с детьми, Фонда социального страхования. Важно отметить, что в этом контексте у нас плотная интеграция с Национальной системой платежных карт.

Если говорить об эффективности использования, расхода бюджетных средств — это другой сервис. Казначейство выступает оператором системы закупок по 44-ФЗ в Единой информационной системе по госзакупкам. Сейчас область прозрачна, есть общественный контроль, причем часто он даже более жесткий, чем государственный. Идет такое внутреннее нарастание уровня ответственности со стороны представителей публичных правовых образований.

Можем смело прогнозировать
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

— Сравнительно недавно Казначейство было уполномочено проводить валютные бюджетные операции. Насколько велики их объемы?

— У нас был открыт единый валютный счет по принципу единого казначейского счета в Сбербанке — мы провели конкурс. Это те операции, которые необходимы для выполнения текущих обязательств — перечисление взносов в международные организации, выплата пенсий в иностранной валюте. То есть объемы, по сути, минимальные. $100–150 млн в месяц проходят через этот счет. В данном случае валюта не является как бы источником управления ликвидностью. У нас есть валютные свопы, примерно по 100 млрд рублей мы размещаем.

— В других странах казначейства часто выполняют определенные функции в области государственного долга. Может ли ваш функционал расшириться в этом направлении?

По образцу деятельности казначейств других стран или корпоративных казначейств такой сервис, как эмиссия долга, действительно существует. В российском государственном Казначействе таких сервисов нет. И пока готовых решений у нас на эту тему нет. Но если наше дорогое и мудрое Министерство финансов поставит такую задачу, конечно же, мы будем находить варианты, как ее решить. Но пока вопрос так не стоит.

Читайте также