Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мы бы хотели производить «Спутник V» на территории Мальты»

Глава МИД республики Эварист Бартоло — о санкциях против Москвы, посаженном в Белоруссии самолете и туристах из России
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мальта делает всё для того, чтобы российские туристы в скором времени вернулись в ЕС. Об этом в интервью «Известиям» заявил министр по иностранным и европейским делам республики Эварист Бартоло. Он также рассказал о том, что Мальта никогда не войдет в НАТО. Европейский дипломат выступил против санкций из-за разногласий стран и признался в любви к русской классике.

— Как прошла ваша встреча с Сергеем Лавровым? Какими были основные темы?

— У нас была очень хорошая, дружеская встреча. Мы смогли откровенно поговорить о том, где мы сходимся во взглядах, а где смотрим на вещи по-разному. Мы поговорили о том, что можно сделать в наших двусторонних отношениях: с точки зрения туризма, торговли, инвестиций в фармацевтическую промышленность и сотрудничества в других областях — культурных и экономических. Также обсудили то, как мы можем помочь улучшить отношения с точки зрения толерантности. Я глубоко верю в тот факт, что мы должны спасти мир от климатической катастрофы, для этого необходимо запастись терпением. Мы должны упорствовать. И какие бы разногласия у нас ни возникали, есть способ попытаться разрешить их честно при помощи диалога.

— Вы сделали ему подарок. Что там было?

— Да. Я большой поклонник российской классической литературы. Знаете, в молодости я мог покупать дешевые книги и очень хорошего качества в московском издательстве «Прогресс». Это было 40–50 лет назад, и я скупал всю российскую классику. У меня была полная библиотека. Одним из моих героев был Евгений Евтушенко. Я встречался с ним, когда он был на Мальте за несколько месяцев до смерти. Дома у меня две замечательные маленькие книги: одна — стихотворения Александра Пушкина в мальтийском переводе, а вторая — стихотворения Анны Ахматовой, Михаила Лермонтова и других поэтов также на мальтийском. И я привез их копию в знак дружбы.

— На прошлой неделе вы заявили, что ЕМА может одобрить российскую вакцину «Спутник V» в следующем месяце. Как вы думаете, почему этот процесс длится так долго? Есть ли здесь политический аспект?

— Я должен заверить вас, что в наших интересах, чтобы российские туристы смогли приехать на Мальту. Вы должны понять, что туризм очень важен для страны, ведь это около 30% нашей экономики. До пандемии у нас было более 30 тыс. российских туристов. Это хорошие туристы, проводящие много времени на Мальте. Мы бы также хотели, чтобы российские студенты приезжали к нам учить английский. До COVID-19 к нам приезжало около 6 тыс. молодых людей для этих целей. Мы бы очень хотели возобновить эту практику.

Даже во время моих переговоров здесь, в Санкт-Петербурге, например, я встречался с президентом англоязычного союза, а также международного культурного сотрудничества.

Могу заверить вас, что те же критерии, которые мы используем для всех туристов, откуда бы они ни приехали, будут применяться и к россиянам. Это важно, и мы делаем всё возможное, чтобы Европейское агентство сертифицировало и признало «Спутник V».

Могу вам сказать, что наши сотрудники в посольстве в Москве вакцинировались «Спутником V», и у них всё хорошо. Они не только в порядке, но и с улыбкой говорят мне, что чувствуют себя даже лучше, чем раньше. Так что у нас нет предубеждений против российского препарата.

Мы настолько поддерживаем российскую вакцину, что спросили о возможности производить ее у нас — на территории нашей страны. Мы хотели бы, чтобы российская фармацевтическая промышленность присутствовала на Мальте. У нас на Мальте есть хорошие фармацевтические компании из разных стран. У нас также есть возможность проверять медицинские изделия, поэтому мы могли бы сертифицировать их и разрешать их использование в других странах. Поэтому Мальта выступает за совместное сотрудничество в этой области.

— ЕС объявил, что начнет принимать иностранных граждан на свою территорию, если они привиты вакцинами, одобренными европейским регулятором. Но может ли Мальта, как Греция, например, начать впускать россиян, привитых «Спутником V»?

— В Греции это решение было принято органами здравоохранения. Но в нашем случае они настояли на том, чтобы приезжающие были привиты одобренными препаратами. Но я повторяю, в наших интересах приложить все усилия, чтобы россияне могли приезжать к нам.

— Отношения России и ЕС в последние годы серьезно ухудшились. Разделяет ли Валлетта принципы Брюсселя в отношении Москвы?

— Повторюсь, я слишком стар, чтобы верить в сказки. Вы знаете, сказки всегда заканчиваются тем, что люди влюбляются друг в друга и живут долго и счастливо. Я знаю, что в нашем мире ничего подобного не произойдет, но в то же время я слишком стар, чтобы отказаться от возможности найти способы достойной совместной жизни. Нам необязательно любить друг друга. Нам необязательно жить долго и счастливо. Но мы должны найти способы справиться с какими бы то ни было нашими различиями, нашими трудностями.

Мы должны делать это из доброй воли, из смирения, из честности. Я действительно верю, что вместо того, чтобы проповедовать друг другу и говорить, что делать, мы должны признать наши собственные слабости, наши собственные недостатки и найти способы обсудить наши разногласия. Я очень рад, что, например, было заявление Совета Европы о будущих отношениях Европейского союза с Россией. Мы должны найти способы обсудить наши различия и найти путь, путь вперед.

— Понимаю, что вы часть ЕС, но считаете ли вы, что санкции — это наилучший способ коммуникации стран?

— Я лично считаю, что санкции не должны рассматриваться как самоцель. Но и не стоит вводить санкции всякий раз, когда есть разногласия. Я бы предпочел, чтобы стороны имели открытые каналы обсуждения, вели диалог и не предпринимали шагов, которые усложнят ситуацию.

Я глубоко убежден, что если мы не можем сделать мир лучше, то хотя бы давайте сделаем его немного менее ужасным. Поэтому какие бы шаги мы ни принимали, мы всегда должны помнить, каким будет итог. Перед каждым решением надо спросить себя: к чему это приведет? Это поможет или не поможет? И это позиция, которую мы занимаем.

— Мальта — одна из немногих стран ЕС, не входящая в НАТО. Есть ли у вас планы стать частью Североатлантического альянса?

— Нет. Послушайте, мы веками служили военной, военно-морской базой для всех, кто хотел контролировать Средиземное море. И когда они это делали, они делали это для себя, а не для защиты мальтийцев. Когда нас использовали как военную, военно-морскую базу, это было против нас, потому что они не хотели, чтобы мы развивали нашу экономику, наше общество.

Когда наконец официально в 1979 году мы сказали, что больше здесь не будет никаких баз, это изменило многовековую историю. И послужило отличным шагом вперед для нас. Мы не хотим никому причинять вред, но мы не хотим, чтобы и нас использовали и причиняли нам боль. И лучший способ сделать это — не быть ни для кого военной или военно-морской базой. И это не изменится.

— И последнее, о чем не могу не спросить: что вы думаете об инциденте с самолетом ирландской авиакомпании Ryanair, который был экстренно посажен в Минске в результате ложного сообщения о минировании?

— Прежде всего важно, чтобы появилось больше деталей. Всё, что я могу вам сказать, это то, что, мы маленькая страна, нам нужно воздушное сообщение, мы можем оставаться на связи с остальным миром только с помощью кораблей и самолетов. Очень важно, чтобы самолеты, прибывающие к нам, прилетали к нам в целости и сохранности. Мы не хотим, чтобы какие-либо люди или какая-либо страна препятствовала приближающемуся к нам самолету, только потому что им не нравится, если на нем кто-то есть.

Я долго работал журналистом, много думаю об их работе. Поэтому мне не нравятся шаги, предпринимаемые против журналистов подобным образом. Но опять же, давайте найдем способы решения и этой проблемы. Как я уже говорил, надо спросить: чего мы хотим добиться? Я хотел бы еще раз призвать к спокойствию, трезвости, уважению друг к другу и поиску способов решения этих проблем, с одновременной заботой о достоинстве вовлеченных лиц.

Татьяна Байкова, Сочи

Читайте также
Прямой эфир