Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Все сконцентрированы на возвращении «нулевого варианта» СВПД»
2021-05-24 14:39:23">
2021-05-24 14:39:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Участники переговоров по восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) рассчитывают прийти к согласию до середины июня 2021 года. Об этом заявил постоянный представитель России при международных организациях в Вене Михаил Ульянов. В интервью, которое дипломат дал «Известиям» накануне пятого раунда переговоров по иранской ядерной сделке, он рассказал, как идет ее реанимация и какую роль в этом процессе играют грядущие выборы президента Исламской Республики.

«В целом вопрос стоит шире»

— О спасении СВПД переговорщики говорят со сдержанным оптимизмом. Идет ли речь исключительно об отказе США от санкций и полном возвращении Ирана к своим обязательствам? Или появились какие-то дополнительные условия, с которыми будет сопряжено возрождение СВПД?

— Безусловно, основополагающими условиями для реанимирования «ядерной сделки» является отказ США от политики «максимального давления» на Иран и снятие всех тех санкционных мер, которые мешают Тегерану получать экономические выгоды от участия в СВПД. Иран же со своей стороны должен вернуться к выполнению всего комплекса обязательств в ядерной области.

Михаил Ульянов

Михаил Ульянов

Фото: REUTERS/Lisi Niesner

Тем не менее в целом вопрос стоит шире. На проходящих сейчас в Вене переговорах решается задача полного восстановления «ядерной сделки» в ее первоначальном виде. В качестве примера можно привести Россию, которая также имеет обязательства в рамках СВПД по организации совместно с Ираном производства стабильных изотопов для медицинских целей на иранском ядерном объекте в Фордо. Сейчас эти работы в свете объективных причин, связанных с выходом США из договоренности, приостановлены. То же самое касается модернизации иранского тяжеловодного реактора в Араке, где задействованы Китай и Великобритания. Иными словами, в ходе переговоров речь ведется о всеобъемлющем восстановлении СВПД, чтобы каждый элемент договоренности работал так, как это было изначально задумано.

Это, однако, не означает, что обсуждаются другие темы, не связанные со сделкой, как, например, региональная политика Ирана или его ракетная программа. Все участники полностью сконцентрированы на единственной задаче — возвращении «нулевого варианта» СВПД без каких-либо довесков.

«Было бы важно завершить переговоры до выборов в ИРИ»

— Прийти к согласию к 21 мая, как планировалось ранее, не удалось. Обозначили ли переговорщики для себя следующий приблизительный дедлайн для достижения итоговых договоренностей? Принимается ли во внимание время проведения президентских выборов в Иране?

— Сразу скажу, что дата 21 мая никогда не была дедлайном. Это был ориентир по времени. В таких переговорах всегда полезно иметь определенное давление по срокам. Причем надо сказать, что в этом качестве «21 мая» сыграло свою роль. К этой дате переговорщикам удалось добиться внушительного прогресса. Есть ли необходимость устанавливать новый ориентир или на этот раз крайний срок — не уверен. Когда переговоры выходят на финальную стадию и все участники проявляют политическую волю для достижения договоренности, как это имеет место быть сейчас, такой необходимости нет. Наверное, будем ориентироваться по ситуации, в рамках которой, кстати, президентские выборы в Иране могут оказаться серьезным фактором. На мой взгляд, было бы важно завершить переговоры до выборов в ИРИ 18 июня, поскольку за ними может открыться новое пространство политической неопределенности, что сделает жизнь переговорщиков заметно сложнее.

— 24 мая стало известно, что Тегеран и МАГАТЭ продлили свои договоренности о проверках агентства в Иране еще на один месяц. Как этот факт повлияет на ход дискуссий в Вене? И означает ли это, что переговорщики планируют достичь результата именно в этот срок?

— Принятое иранцами решение, несомненно, поможет сохранить деловую и в целом позитивную атмосферу на переговорах. По срокам предсказывать невозможно. Мы, так же как и коллеги по СВПД, ориентируемся на то, чтобы переговоры были завершены в ближайшее время — ориентировочно в начале июня или, по крайней мере, до середины июня, чтобы президентские выборы в Иране не создали вокруг переговорного процесса каких-либо проблем. Получится ли это, жизнь покажет. В принципе, настрой у всех делегаций, включая американскую и иранскую, хороший — есть стремление, как нам кажется, без лишних задержек продвигаться вперед. 25 мая начнется пятый раунд, который, мы надеемся, станет финальным и завершится заключением договоренности по СВПД.

Читайте также