Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Полудефицит: угрожает ли России мировой кризис индустрии микрочипов
2021-04-30 17:51:27">
2021-04-30 17:51:27
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Полупроводниковый кризис добрался до индустрии бытовой техники — проблемы испытывают даже производители тостеров. Слово «дефицит», пришедшее из какого-то далекого прошлого, внезапно оказалось реальностью для всей высокотехнологичной (и не только) промышленности мира. В ближайшие месяцы ситуация точно не поправится, и правительства только могут размышлять, каким образом обезопасить себя от подобных проблем в будущем. Российскую экономику нехватка микрочипов заденет по касательной — в большей степени потребительский, чем промышленный сектор, — но в перспективе последствия могут быть неприятными, считают опрошенные «Известиями» эксперты.

В апреле стало известно, что южнокорейская корпорация Samsung, крупнейший в мире производитель смартфонов, стала сокращать заказы на части для своей продукции, поскольку не может выпускать ее в прежнем объеме. Еще раньше сама компания устами одного из своих генеральных директоров Ко Дон Джина признала, что проблема затронет как минимум II квартал текущего года. Более того, Samsung может отказаться от обновления линейки Galaxy Note — больших смартфонов «бизнес-класса», являющихся одной из самых доходных отраслей для компании. Стоит отметить, что сам Samsung является одним из крупных производителей микрочипов, но от возникших проблем его это не спасает.

Вскоре и другой корейский производитель, LG, признался в том, что для производства бытовой техники полупроводников пока хватает, но уже в ближайшем будущем может возникнуть их острая нехватка, отмечает The Financial Times. Речь идет о самой простой продукции, включая стиральные машины и тостеры. Даже самых дешевых процессоров, которые обслуживают элементарные операции, уже не хватает.

Для автопроизводителей аврал уже наступил. Volkswagen остановил производство моделей Jetta и Tiguan в Мексике. Приостановка коснулась заводов в Германии и Словакии и затронула сразу несколько марок — VW, Audi, Seat и Skoda. Daimler сократил рабочие часы для 18 тыс. сотрудников в Германии, производящих «Мерседесы». По оценке Ford, нехватка микрочипов приведет к потере доналоговой прибыли в $2,5 млрд в текущем году.

завод
Фото: Global Look Press/dpa/Matthias Rietschel

Производители товаров народного потребления (в том числе автомобилестроители) ожидают, что проблемы начнут рассасываться во второй половине текущего года. У тех, кто непосредственно выпускает микрочипы, другое мнение. Тайваньская компания TSMC, являющаяся крупнейшим производителем полупроводников в мире, намекнула, что нехватка будет ощущаться до конца текущего года и весь 2022 год. Только в 2023 году корпорация рассчитывает в полной мере удовлетворить высокий спрос на микропроцессоры. TSMC вкладывает в развитие мощностей около $30 млрд в нынешнем году, но этого может оказаться слишком мало для полного закрытия потребностей многочисленных фирм-закупщиков. Схожую позицию занял и глава Intel Пэт Гелсингер.

Как получилось, что микропроцессоры, подчас стоящие всего $1–2, оказались в центре острейшего дефицита? Следует начать с того, что данная индустрия является крайне монополизированной. Львиная доля выпуска сосредоточена в руках трех корпораций — TSMC, Apple и Samsung. Это понятно: производство чипов является, с одной стороны, высокотехнологичным, с другой — массовым. То есть требует одновременно и высокой специализации и больших вложений. При этом из-за сложности нельзя просто взять и по заказу увеличить производство на десятки процентов или в разы.

В 2020 году сложилась целая комбинация факторов, спровоцировавших дефицит. Коронавирус ударил по предложению — из-за локдаунов некоторые производственные мощности были закрыты или работали не в полной мере. В то же время производители явно недооценили бурный рост спроса из-за введенных ограничений. Компьютеры, ноутбуки и игровые приставки раскупались как горячие пирожки, поскольку бизнес стал уходить в онлайн и люди начали искать виртуальную альтернативу запрещенным реальным развлечениям.

Не последнюю роль сыграл и стремительный взлет криптовалют, который беспрецедентно повысил спрос на оборудование для майнинга (как специализированную технику, так и потребительские видеокарты). Цены на эти виды товаров с середины 2020 года взлетели в 2–3 раза, а в будущем проблема может распространиться и на другие компьютерные комплектующие.

крипта
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

В 2021 году к этим несчастьям добавились и другие. Пожар на фабрике в Японии и лютые холода этой зимой и весной в Техасе приостановили работу нескольких заводов по производству полупроводников. В другой ситуации подобные сложности в масштабах мирового рынка были бы либо совсем не замечены, либо решены за считаные дни, но сейчас у поставщиков, еле справляющихся с заказами, на счету каждый метр производственных площадей. Эффект от стихии может ощущаться до нескольких месяцев.

Наконец, опосредованно по рынку ударили американские санкции против Китая. Компании из КНР, опасаясь, что их лишат полупроводников, начали затаривать их ударными темпами, что не могло не сказаться на доступности этой продукции.

Стоит отметить, что по «некомпьютерным» отраслям кризис ударил сильнее — именно потому, что они потребляют меньше чипов, чем специализированные на компьютерной технике индустрии. Производители чипов, вынужденные выбирать, кому поставлять выпущенную продукцию, ориентировались на более крупных клиентов, то есть компании по выпуску компьютеров, ноутбуков, комплектующих и смартфонов. Бытовая и автомобильная техника оказались теми, кому не хватило стула.

Кризис, как мы видим, затронул в той или иной мере весь мир. Но для России в текущем моменте особой угрозы нет, считает аналитик ГК «Финам» Леонид Делицын.

завод
Фото: Getty Images/Bloomberg

— Отечественная экономика не является крупным глобальным производителем бытовой техники. А те, кто производит бытовую технику и электронику (для гражданских целей), делают это на тех же заводах, что и глобальные производители, так что проблемы у наших производителей — те же, что и у других. Что касается отечественной радиоэлектроники, то объем этой индустрии составляет около 150 млрд рублей. Существующей экономике и промышленности большого урона нанесено не будет, поскольку она невелика.

— Дефицит полупроводников, который уже давно ощущается на мировом рынке, слабо затронет Россию, — рассказал «Известиям» заместитель генерального директора ООО «АЛОР» Сергей Хестанов. — Это связано с тем, что отечественная промышленность не использует полупроводники в больших объемах. Кроме того, в России имеется небольшое собственное производство полупроводников. Единственный сегмент, где вполне возможны проблемы, — автопром. С точки зрения потребителя тем более нет оснований для беспокойства: крупные транснациональные компании так или иначе решают проблемы с поставкой чипов. Вплоть до постройки собственных заводов (Samsung).

В то же время с большими проблемами могут столкнуться инновационные бизнесы, ориентированные на будущее, подчеркнул Делицын.

— Для построения цифровой экономики микрочипы будут очень важны, особенно с учетом того, что, как сказал наш президент, кто владеет искусственным интеллектом (ИИ) — владеет миром. Дело в том, что уже третий этап внедрения ИИ выходит за пределы поиска и рекламы в интернете и оптимизации бизнес-процессов, он тесно переплетен с интернетом вещей. А сенсоры, которые и связаны с интернетом вещей, — это датчики с микрочипами. Четвертый же этап — это беспилотные транспортные средства, а они все имеют компьютеры на борту. Поэтому, в какой бы из отраслей мы ни хотели тут достичь успеха, без микрочипов не обойтись. Утешает то, что тут нет никаких специфических наших проблем, они одни и те же у всех.

авто
Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

Главная потенциальная проблема — возможные перебои с поставками товаров из-за рубежа, уверен директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики «Сколково»–РЭШ Олег Шибанов.

— Надо понимать, что многие инвестиционные товары зависят от этой индустрии и что в мире рынки чипов разного вида оцениваются в 400 с лишним миллиардов долларов США. Российское производство военной или авиапромышленности и тем более бесперебойная работа ИТ-сектора зависят от поставок. Поэтому для России наиболее серьезный риск — снижение возможности закупать машины и оборудование за рубежом. От импорта этих товаров существенно зависит гладкость работы большинства отраслей, от ИТ до обрабатывающей промышленности.

Читайте также