Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Огнем и судом: за гибель пожарных будут требовать реальный срок
2021-04-13 16:32:25">
2021-04-13 16:32:25
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Приговора по делу о страшном пожаре на востоке Москвы 22 сентября 2016 года долго ждали и подозреваемые, и потерпевшие — процесс затянулся на четыре года. Во вторник, 13 апреля, Пресненский районный суд признал двух фигурантов этого дела виновными в гибели восьми спасателей. 38-летний начальник пожарно-спасательных сил московского управления МЧС полковник Дмитрий Ширлин и 40-летний подполковник Сергей Барсуков из дежурной службы пожаротушения московского Центра управления в кризисных ситуациях приговорены к условным срокам — они получили пять и четыре года соответственно с лишением права занимать должности в противопожарной службе. Подсудимые своей вины не признали, их защитники считают, что следствие по делу тянулось так долго именно потому, что обвинению не хватало доказательств их вины. Недовольны условным приговором и близкие погибших, считая его слишком мягким. Адвокаты обеих сторон заявили «Известиям», что будут обжаловать решение суда.

Цена ошибки

22 сентября 2016 года на Амурской улице в Москве загорелась бывшая овощебаза — разные компании снимали там помещения под склады. Чтобы избежать распространения огня, руководивший тушением полковник Дмитрий Ширлин и его заместитель подполковник Сергей Барсуков решили отправить пожарных на крышу здания для усиления уже находившихся там спасателей.

Крыша обрушилась, и восемь человек — Александр Юрчиков, Алексей Акимов, Роман Георгиев, Александр Коренцов, Павел Андрюшкин, Николай Голубев, Сергей Синелобов и Павел Макарочкин — сгорели заживо.

По версии следствия, руководители тушения совершили халатность, недооценив опасность ситуации.

Тушение пожара на складе искусственных цветов и пластиковой посуды на Амурской улице

Тушение пожара на складе искусственных цветов и пластиковой посуды на Амурской улице

Фото: ТАСС/Коротаев Артем

Родственники погибших пожарных требовали для подсудимых максимально сурового наказания. А родители 25-летнего старшего лейтенанта внутренней службы Александра Коренцова и 31-летнего старшего пожарного Павла Андрюшкина просили суд еще и о компенсации в миллион рублей. Иск матери Павла суд удовлетворил полностью, родителей Александра — частично.

Адвокаты и коллеги подсудимых надеялись на оправдательный приговор. Но суд решил иначе. 38-летнего начальника пожарно-спасательных сил московского управления МЧС Дмитрия Ширлина и 40-летнего подполковника Сергея Барсукова из дежурной службы пожаротушения московского Центра управления в кризисных ситуациях признали виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 293 УК РФ («Халатность»). Прокурор просил для подсудимых до шести лет колонии, но суд не согласился с обвинением и приговорил обоих к условным срокам — пяти и четырем годам соответственно с лишением права занимать должности в противопожарной службе.

Дмитрий Ширлин послал людей на верную смерть, считают родственники погибших пожарных.

— Он действовал на пожаре непрофессионально, даже не смог сказать судье, была ли у него хоть какая-то тактика тушения, — рассказала «Известиям» Светлана Коренцова, мать погибшего Александра Коренцова. — Мы считаем, что тактики у него не было и что он проявил не только халатность, но и равнодушие. Сигналы по рации о том, что ситуация ухудшается, поступали неоднократно, но он послал людей на крышу тушить пожар без воды. Все ребята в части плакали навзрыд после смерти товарищей, а он их унижал. Этот человек сказал на суде, что примет любое наказание. А теперь говорит, что будет обжаловать приговор. Это как?

Сергей Барсуков (слева) и Дмитрий Ширлин (справа)

Сергей Барсуков (слева) и Дмитрий Ширлин (справа)

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Адвокат Оксана Опаренко, представлявшая интересы Ларисы Лисеенко, вдовы погибшего капитана Романа Георгиева, рассказала «Известиям», что удовлетворена приговором частично, поскольку он обвинительный. — Суд признал в действиях подсудимых халатность, сославшись на показания свидетеля Кутузова — начальника одной из пожарных частей, который после ухудшения обстановки отозвал своих людей с горящего объекта. Считается доказанным, что Ширлин и Барсуков не только этого не сделали, но и направили на крышу дополнительные резервы, что привело к трагедии. Но в части условного срока мы, конечно, обжалуем приговор, — пояснила она.

По ее словам, напряженная борьба за справедливость шла слишком долго, чтобы оставить условный срок без апелляции. И слишком высока цена совершенного преступления, чтобы отступать.

Бездоказательная база

Адвокат осужденного Дмитрия Ширлина Руслан Голенков полагает, что следствие по делу его подзащитного проводилось однобоко, без учета важнейших обстоятельств. Даже по истечении нескольких лет с момента возбуждения дела картина трагедии была настолько невнятной, что суду пришлось назначить комплексную взрывотехническую экспертизу — уже третью в этом процессе. Она показала, что в случае проникновения огня в компрессорную с аммиаком мог произойти взрыв. Это заставило Ширлина действовать в условиях крайней необходимости и предвидеть наступление опасных последствий он не мог, рассказал «Известиям» адвокат.

— Мы полагаем, что исследованные в суде доказательства не подтверждают доводы обвинения о том, что Ширлин совершил халатность. У него не было другого выбора, как послать людей на крышу. Он не мог предвидеть, что из-за высоких температур произойдет дефлаграционный взрыв. Мы полагаем, что именно это стало причиной обрушения кровли, — рассказал «Известиям» адвокат Дмитрия Ширлина накануне оглашения приговора.

Адвокат второго фигуранта — Сергея Барсукова — Алексей Тарасов заявил изданию, что его подзащитный попал под следствие незаконно.

— Барсукову вменяют, что он должен был производить разведку на пожаре и предпринимать действия, исходя из поступающей ему информации, а он эти сигналы проигнорировал. Но по существующим нормативным документам он, как начальник штаба, не осуществлял разведку, это ложные доводы. Основной документ, по которому можно судить о действия Барсукова на пожаре, — журнал учета, где фиксируются все действия пожарных на вызове, — даже не был приобщен к делу, — возмутился защитник.

скорая
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Оба юриста считают условный срок гораздо лучше реального заключения, однако сейчас их цель — добиться для осужденных оправдательного приговора.

Председатель Всероссийского добровольного пожарного общества Валерий Кудрявцев тоже считает Ширлина и Барсукова невиновными в произошедшем. Следствие по делу тянулось так долго именно потому, что обвинению не хватало доказательств их вины, полагает он.

Привлекать к уголовной ответственности обвинению следовало не Ширлина с Барсуковым, а собственников склада, на котором случился пожар. За самовольное переоборудование помещения и вопиющее нарушение правил техники пожарной безопасности. В советские годы к 200-метровому ангару с двух сторон подходили поезда и сгружали в холодильники продукты. Новый собственник объекта перекрыл подъездные пути стенами и сдал огромное, на 5 тыс. квадратов, помещение в аренду предпринимателям. У него не было ни проектной документации, ни разрешения на реконструкцию, отметил эксперт.

В момент возгорания на складе отсутствовала система пожаротушения и даже элементарная сигнализация. Хозяев склада и до трагедии неоднократно штрафовали за нарушения, рассказал собеседник «Известий». После пожара ни собственника сгоревшего склада, ни его администрацию так и не привлекли к ответственности, подчеркнул Валерий Кудрявцев.

Эксперт считает случившееся трагическим стечением обстоятельств. Он напомнил, что после пожаров в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерово и в ТЦ «Народный» в Сыктывкаре, которые привели к массовой гибели людей, участвовавшие в тушении пожарные получили реальные сроки. И после кемеровских событий личный состав пожарных служб понес большие потери — люди начали массово увольняться.

Читайте также