Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Комбинат смерти: военные рассекретили документы о зверствах нацистов

Обнародованный Минобороны архив содержит сотни свидетельств массовых убийств военнопленных и мирных жителей
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

11 апреля 1945 года произошло восстание узников концлагеря Бухенвальд. Заключенные связались по радиостанции с наступающими американскими войсками, запросили помощь, после чего перебили охрану и дождались союзников. К 76-летней годовщине события, ставшего международным символом борьбы за жизнь, свободу и человечность, Минобороны России опубликовало архивные материалы военных лет. Сотни отсканированных страниц донесений, докладных записок, материалов расследования, актов об обнаружении массовых захоронений, десятки фотографий, которые военное ведомство не рекомендует к просмотру несовершеннолетними. В них содержатся многочисленные свидетельства о пытках и массовых убийствах, совершенных нацистами на оккупированных территориях Советского Союза и государств Восточной Европы. «Известия» ознакомились с содержанием уникальных исторических источников и поговорили с представителем Центрального архива Минобороны.

Обвинительные документы

— Эти документы подобраны в рамках федерального проекта «Без срока давности», который был инициирован по поручению президента, — рассказала «Известиям» официальный представитель Центрального архива Минобороны Виктория Каяева. — Работа по их отбору ведется давно. Но так как у нас нет единого фонда, где бы хранились документы с информацией о преступлениях нацистов, мы искали по всем фондам воинских формирований, поднимали и просматривали дела. Опубликованные документы — далеко не все, которые находятся у нас на хранении. Их намного больше, но надо еще искать.

По словам представителя Центрального архива ведомства, после освобождения оккупированных территорий сотрудники военной прокуратуры совместно с местными жителями осматривали места преступлений, проводили расследования, записывали и протоколировали данные. Затем многие из этих документов легли в основу обвинения на Нюрнбергском процессе.

— По представленным данным можно проследить системность гитлеровской машины, которая была направлена на уничтожение народов «неарийской расы». Она видна во всех документах периода войны, — отметила Виктория Каяева.

Машина убийства

Материалы расследования военной прокуратуры 65-й армии рассказывают о злодеяниях немцев в концлагерях в районе станции Треблинка Варшавского воеводства. В 1941 году там был создан Arbeitslager («рабочий лагерь»), а в 1942 года появился еще один — Todlager («лагерь смерти»), который автор документа, и.о. военного прокурора армии, майор юстиции Мазор называет международным комбинатом смерти.

«Ежедневно в лагерь поступало 3–4 эшелона по 6–8 тыс. людей в каждом. Эшелоны поступали из различных оккупированных стран Европы: оккупированных областей СССР, Чехословакии, Австрии, Болгарии, Греции, Польши, а также территории собственно Германии», — говорится в документе. Людей везли в таких условиях, что иногда половина из них не доезжала живыми до места назначения. Большинство выживших сразу направляли на умерщвление в газовые камеры. Незначительная часть, наиболее физически крепкие мужчины, на некоторое время оставалась в лагере для тяжелых работ.

Автор документа приводит несколько примеров отношения администрации лагеря к заключенным. «Из Вены прибыл состав, которым приехала сестра известного в Австрии психолога Фройда (так указано в документе. — «Известия»). Она обратилась к стоявшему в стороне коменданту лагеря оберштурмфюреру Штенгелю с просьбой не использовать ее на физической работе по причине ее старости, а предоставить возможность заниматься каким-либо умственным трудом. Штенгель, осмотрев ее документы, с видом необычайного удивления заявил: «Произошла грубейшая ошибка. Вас совершенно не должны были увозить из Вены. Первым же поездом я устрою ваш отъезд обратно на родину, обеспечу отдельное купе. А пока сдайте в раздевалку все свои вещи, воспользуйтесь баней, а к этому времени, я думаю, прибудет поезд». Это было сказано в таком серьезном тоне, который не мог вызвать никакого сомнения у старой женщины. Она отправилась в «баню» и больше оттуда, вполне естественно, не вернулась», — говорится в документе.

В информационной сводке политотдела 60-й армии содержатся свидетельства узников концлагеря Освенцим. Из основного лагеря они были переведены в филиал на станции Левионш, где были освобождены Красной армией. Выжившие рассказали, что в Освенциме одновременно было заключено от 15 тыс. до 30 тыс. человек. Это были евреи из Германии, Франции, Польши, Чехословакии, Голландии и других стран, а также политзаключенные со всей Европы. Нетрудоспособных убивали сразу. А в течение последних двух лет перед освобождением непрерывно убивали находившихся в лагере мужчин. Жителей окрестных деревень за любую помощь или передачу еды узникам расстреливали. Так погибли 25 человек из поселка Влосяницы и 10 жителей поселка Дворы.

Акт, составленный комиссией одной из воинских частей, рассказывает об обнаружении в районе хутора Алексеевка Городищенского района Сталинградской области лагеря военнопленных. На его территории остались тела около 1,5 тыс. замученных разными способами бойцов и командиров РККА. Медосвидетельствование показало, что все люди были доведены до крайней степени истощения, а на их телах остались следы пыток. «Нами установлено, что лагерь был обнесен двумя рядами колючей проволоки, внутри которой находились землянки военнопленных, а между рядами проволоки площадка 4800 кв. м, на которой производилась казнь военнопленных. Вся площадка сплошь залита кровью», — говорится в документе. К акту прилагаются фотоснимки.

Больница наоборот

О трагической судьбе 1300 пациентов Игренской психиатрической лечебницы в Днепропетровской области рассказывает спецдонесение начальника управления войск НКВД по охране тыла 3-го Украинского фронта. Это было крупнейшее медучреждение на Украине и одно из самых крупных во всем Советском Союзе. В клинике работали 72 врача, 400 медсестер и фельдшеров, более 600 человек младшего медперсонала и хозработников. В октябре 1941 года в больницу прибыли несколько сотрудников гестапо, которые, наведя справки, предложили директору лечебницы Вячеславу Гончарову умертвить всех пациентов.

Испугавшись репрессий, директор отдал распоряжение постепенно убить всех больных так, чтобы закончить всё за три месяца. Пациентов регулярно собирали группами по несколько десятков человек и вводили им смертельные дозы морфия и нашатырного спирта. В первую очередь на смерть отправили слабобольных и евреев из числа пациентов. Выжившая пациентка, сбежавшая из клиники, свидетельствует, что даже люди с наиболее поврежденным рассудком понимали, что их убивают, они кричали и умоляли о пощаде. Таким образом медики умертвили тысячу больных, остальные погибли от голода, холода или были расстреляны немцами.

Оборудование и прочее имущество больницы было отправлено в Германию, частично уничтожено. После прихода Красной армии под следствием оказались семь сотрудников клиники, имена еще одиннадцати были установлены, они бежали с отступавшими немцами. Чем закончилось это дело, в представленных документах не говорится.

Не жалея детей

Одни из самых страшных страниц открытых документов наполнены свидетельствами о жестоких расправах над малолетними детьми. Опубликованная подборка фотографий с мест массового расстрела в городе Сокаль Львовской области содержит фотографии замученных детей в возрасте от двух до пяти лет.

Акт «О зверствах немецко-фашистских мерзавцев в районном центре Домачево Брестской области» рассказывает об убийстве воспитанников детского дома. В нем приведены поименные списки детей от двух до двенадцати лет. Оккупанты расстреляли 54 малышей из ста. 15 воспитанников были сданы в гетто, где их впоследствии также убили. 27 детей забрали родственники и местные жители. Трое погибли в первый день войны, судьба одного ребенка не установлена.

В донесении политуправления 1-го Белорусского фронта начальнику ГлавПУРа Красной армии от 20 июля 1944 года говорится о детском лагере в селе Скобровка Пуховичского района Минской области, существовавшем с мая по июль 1944 года. Туда свезли 2000 детей, отобранных у родителей. Там они трудились в тяжелых условиях от зари до зари. Некоторых подростков готовили для диверсионной работы. У наиболее здоровых брали кровь для раненых немецких офицеров, при этом часто забирали столько, что не оставляли ребенку шанса на выживание.

Акт «О зверствах немецко-фашистских мерзавцев в селе Тиница Бахмачского района Черниговской области» содержит описания карательного рейда. В ходе него были убиты члены 28 семей, включая стариков и грудных детей.

— Массив таких документов огромен, полагаю, что их в тысячи раз больше, чем опубликовано, — рассказал «Известиям» директор фонда «Историческая память» Александр Дюков. — К сожалению, в научный оборот они в большинстве своем не вводились. Между тем значение этих документов совершенно исключительное. Это помогает нам представить то, что происходило на оккупированной территории глазами советских солдат. Такие материалы представляют огромную ценность не просто для каких-то абстрактных исследований. В значительной степени это может уточнить наши представления о размахах нацистских преступлений. Та невероятная по своим масштабам трагедия, к сожалению, как правило, упускается: ну освободили и освободили. Нет, всё было не так просто: люди видели настоящий кромешный ужас.

Александр Дюков отметил, что обнаруженные в недрах архивов и обнародованные документы могут открыть неизвестные до сего дня места массовых захоронений.

— Хорошо известно, что не все места массовых захоронений жертв нацистов были найдены и эксгумированы, — пояснил эксперт. — Не всегда информация политотделов с мест передавалась выше, часто терялась и т.д. Материалы, которые рассекречиваются Министерством обороны, могут помочь установить неизвестные места захоронений жертв нацистов. У меня есть твердое убеждение, что большая часть таких мест не отмечена никак. Там нет ни памятного камня, ни часовенки, ничего. Просто никак не обозначенное место, где лежит множество людей. Сейчас ситуация может быть изменена.

Памятка для немецких крестьян

В донесении начальника политотдела 30-й гвардейской стрелковой дивизии рассказывается о поведении немцев в Курляндии на территории Латвии и об отношении к ним латышей. В 1942–1943 годах немцы эвакуировали туда из оккупированных областей РСФСР, Белоруссии, Украины и Польши некоторое количество русских, украинцев и белорусов, а также несколько польских семей. В Либаве и Салдусе были созданы распределительные пункты, в которых латышам «раздавали русских в работники». В 1944 году этих людей забрали с хуторов и поместили в концлагеря. Когда немцы были окружены, они начали отбирать у латышей скот. «В оккупированной Курляндии немцы относились к латышам более мягко, стараясь обеспечить устойчивый тыл своей группировке. Жестоким обращением с русскими они подчеркивали свое «милостивое» отношение к латышам и этим обеспечивали невозможность объединения русских с латышами и срывали развитие партизанского движения. Эту же цель преследовала и политика некоторого выделения украинцев. <…> Русские же были превращены немцами в рабочий скот. Большинство содержалось в концентрационных лагерях, в тяжелых условиях», — писал начальник политотдела дивизии.

«Памятка для немецких крестьян» предписывает не вступать с поляками ни в какие отношения, кроме сугубо деловых, не пускать их в немецкие кабачки, не делить с ними трапезу, не приглашать их на праздники, «гордиться своим превосходством во всех отношениях».

Среди опубликованных документов содержатся несколько писем юношей и девушек, угнанных на работы в Германию. Молодые люди пишут, как сильно скучают по своим родным, о тяжелой работе, об унижениях со стороны немцев, о скудном питании, о зарплате, на которую невозможно ничего купить. Все ждут освобождения советскими войсками.

Читайте также
Прямой эфир