Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Я попросил сделать злодеев русскими»
2021-04-04 12:17:48">
2021-04-04 12:17:48
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Продать диснеевский мультфильм про драконов чуть легче, чем картину категории 18+, уверен Илья Найшуллер. Режиссер не удивлен, что его голливудский дебют, боевик «Никто», возглавил американский бокс-офис в первую неделю показов, а сейчас, на третью неделю проката уступает только франшизе «Годзилла против Конга», на чье создание потрачено $200 млн. При бюджете в $16 млн картина российского режиссера уже заработала $28 млн. О том, как снять крутой фильм и правильно его продвинуть, Илья Найшуллер рассказал «Известиям».

Верьте, рекорд будет!

— Вы рассчитывали на такое внимание американского зрителя к своей картине?

— Рассчитывали. Но прежде всего у нас была задача сделать хорошее, максимально крутое кино, которое при правильных вводных посмотрит много зрителей. Изначально планировалось выпустить его летом до пандемии. В августе студийные фильмы категории 18+ обычно очень хорошо проходят. Но в итоге фильм вышел в марте.

— Правильные вводные — что вы имели в виду?

— Это хорошее кино, хорошая рекламная кампания, хорошие рецензии. Самое главное, что мы получили прекрасную прессу. На авторитетном сайте Rotten Tomatoes у нас оценка 82%. Это главный индикатор кино в Америке. А еще более приятно — это зрительские оценки на том же сайте. 95% от зрителей — очень и очень высоко, особенно для такого жанра.

Режиссер Илья Найшуллер

Режиссер Илья Найшуллер

Фото: ТАСС/Артем Геодакян

— Все ли кинотеатры в США открылись и насколько они заполнены?

— Часть кинотеатров были открыты и в пандемию. В Лос-Анджелесе и Нью-Йорке они не так давно открылись. Залы работают лишь на 25%, и это проблема, упомянутые города — самые кассовые зоны США. Возможно, через какое-то время власти увеличат лимит. И будет проще заработать следующим картинам.

— Universal не побоялась выпустить «Никто» не в самый выгодный период. Решили, что риск невелик?

— Риски и правда меньше. «Никто» — не блокбастер, и от нас не ждут миллиардных сборов.

— За первый уикенд в американском прокате «Никто» собрал $6,9 млн. А за 10 дней в России заработал 167 млн рублей — это $2,3 млн. Почему соотечественники не так активно пошли на голливудский фильм российского режиссера?

— Если говорить про жанр, мы собрали в первый уикенд в три раза больше, чем первый «Джон Уик» в России, больше, чем жанровые фильмы с Лиамом Нисоном, выходившие в пандемию. Думаю, эти цифры связаны с тем, что американский Universal Pictures бросил больше сил на пиар, чем филиал студии в России. Но, учитывая ситуацию, и тут всё было сделано правильно. Логично, что номер один в бокс-офисе — семейные комедии или мультики.

— Видимо, потому что людям после пандемии хочется чего-то легкого?

Продать диснеевский мультфильм про драконов чуть легче, чем картину категории 18+. Несмотря на насилие, наше кино веселое. Но всё равно жанр определяет бокс-офис.

Нестрашные русские

— Чтобы снимать в Голливуде, иностранный режиссер должен утвердиться в профессиональном сообществе, вступить в гильдию, например?

— По-разному, зависит от студии и ее правил. Я не вступал в гильдию режиссеров США. Но пришлось стать членом канадской гильдии, потому что мы работали в этой стране. Будем снимать в Америке, надо будет вступить к ним. Если ты уже сотрудничал со студиями-мейджорами, гильдия должна тебя принять.

— Американские продюсеры мыслят стереотипами. В их представлении русские должны быть bad guys, с топорами и арматурой. Как вам удалось переубедить студию, что это не так?

У нас нет русских с топорами. Мне предлагали снимать южнокорейских злодеев. Но я попросил сделать их русскими. Мне снимать про южнокорейцев всё равно, как американцам про нас. Снимать русских, которые между собой говорят на родном языке, было для меня принципиально. Я в самом начале принял это важное решение — и в фильме сыграли известные русские артисты.

Кадр фильма «Никто»

Кадр из фильма «Никто»

Фото: UPI

Карикатурно, когда люди, не подготовившись к съемкам, даже имена русским персонажам дают не наши. Такова традиция Голливуда. Самое интересное, что всему миру наплевать. Может, вас задевает, может, еще кого-то, а на самом деле все смотрят кино — и нормально. Я подумал, что если буду снимать в Америке, то сделаю фильм так, чтобы в России зрители кайфанули от того, что они видят. И это у нас получилось.

— Ваши российские коллеги говорят, что вы очень грамотный и подготовленный. Пока находитесь в поиске собственного режиссерского почерка, но идете в верном направлении. Как вам такая оценка?

— Я сделал это кино на пути к своему собственному фильму, который будет полностью мой — от начала и до конца. Сейчас я выступил в роли нанятого режиссера, и меня сдерживают некие рамки. Но даже в них мне было многое позволено. Выпал шанс поработать на очень хорошей студии, в компании профессиональных продюсеров, которые шли мне навстречу. А кинематографический почерк у меня уже есть. Люди знают, что этот чувак снимал клипы группе «Ленинград», фильм «Хардкор» и играет в группе Biting Elbows. К чему я приду в будущем — вопрос возможностей и опыта.

— Некоторые считают, что вы покушаетесь на лавры Тарантино. Вас это не обижает?

Я покушаюсь на лавры Найшуллера. Приятно, когда кто-то называет меня русским Тарантино, но мне кажется это немного смешным. Я люблю его картины за диалоги. Они меня вдохновляют лет с десяти. Как-то Баста сказал мне: «Когда тебя сравнивают с западными, надо сказать спасибо и получать удовольствие». Так что Тарантино — далеко не худшее сравнение.

Режиссер Илья Найшуллер во время съемок фильма «Хардкор»

Режиссер Илья Найшуллер во время съемок фильма «Хардкор»

Фото: ТАСС

— Какое впечатление произвели российские актеры на своих голливудских коллег?

Абсолютно все были в восторге от Серебрякова. Прежде чем приглашать его на картину, я попросил Алексея записать три сцены на телефон. Отправил это видео Бобу Оденкёрку (исполнитель главной роли в фильме. — «Известия») и продюсерам. Они в один голос сказали: «Илья, это наш злодей! Давай доставать его. Что нужно сделать, чтобы он у нас играл?» С первой же смены Алексея они ходили и говорили: «Oh, my God, it's so cool!» Мне нравится, что многие американские критики отметили, что в жанре, где злодеи обычно плоские, в «Никто» получилось что-то интересное, аутентичное.

— Может быть, кому-то из артистов предложат дальнейшее сотрудничество в Голливуде?

— Там это так не работает. Это то же самое, что гадать, будет ли вторая часть у фильма «Никто». Заинтересуется ли Голливуд российскими артистами, покажет время и зрительский спрос.

Съемки проходили в городе Виннипег в Канаде. Саша Паль прилетел туда, чем сделал мне большое одолжение. Он для меня большая светлая личность. А под Сергея Шнурова мы подстраивались всей группой. Как-то после съемок его клипа он сказал мне: «Если что, зови». «С удовольствием», — ответил я. Через полтора года позвонил: «Сергей, время пришло».

Кадр фильма «Никто»

Кадр из фильма «Никто»

Фото: UPI

Нам повезло, что Сергей в тот момент был в Штатах в туре. У него появился один свободный день, и мы были уже наготове. На съемочной площадке всем объяснили, кто к нам приедет. Американцы называли Шнурова русским Брюсом Спрингстином. Брюс же для них легенда. И Сергея тоже сочли важной персоной. Пока ждали, всё спрашивали: «Русский Брюс Спрингстин будет?» Сергей прилетел буквально на 13 часов. Отснялся и поехал дальше.

— Американцы переводили песни, которые поет Сергей?

— Нет, а зачем? Я им просто показал большую статью в Los Angeles Times про него и про группу «Ленинград». А до этого они видели его клипы, которые я снимал.

В Голливуд не перееду

— В вашей жизни часто выпадает комбинация — быть в нужное время в нужном месте?

— Конечно, важно быть в правильном месте в нужное время, но эти условности ничего не решают. У успеха много составляющих. И не всегда положение звезд на небе или случайное совпадение твоего графика служат к нему ступенями. Но если придет удача, надо не упустить ее. Есть такой еврейский анекдот. 20 лет Авраам по три раза в день клал записку с пожеланием в Стену Плача: «Господи, дай мне выиграть в лотерею». А через 20 лет ставни его окна распахнулись и яркий свет озарил комнату. «Боже, это ты?» — «Да, Авраам, я. Ну дай мне наконец шанс, купи лотерейный билет!»

— А вы человек азартный, играете?

— Нет. Как-то еще во времена Советского Союза мы с мамой купили билет моментальной лотереи. Монеткой потерли, а там рубль. Правда, и за лотерейку мы заплатили рубль. На этом я закончил с азартными играми. Боюсь начинать. Уж очень я азартный человек. Уверен, мне противопоказано даже подходить к казино. Знаю, мне там понравится. Поэтому моя лотерея — это моя работа.

— Ваша супруга Дарья Чаруша сыграла в «Никто» небольшую роль. У вас нет желания сделать на нее ставку в следующей картине? Или вы не лоббируете актрис по-родственному?

— Нет. У меня не было задачи сделать для нее звездную роль. Даша давно уже не горит актерской профессией. Она стала режиссером, пишет музыку для кино. А в «Никто» появилась скорее ради веселья. Для меня работать с ней удовольствие, так же как снять Сашу Паля. Это личная галочка. Даша классно выглядит в кадре, хорошо играет. А то, что она прилетела ко мне на неделю, снялась, осталось на экране как память об одном из ярких периодов нашей жизни.

Кадр фильма «Никто»

Кадр из фильма «Никто»

Фото: UPI

— Вы не планируете перебраться в Лос-Анджелес?

У меня нет повода переезжать, я живу в Москве. Чтобы делать кино в Америке, необязательно там жить. Прилетаете в Лос-Анджелес, бьете по рукам, а потом летите в более дешевую точку мира снимать.

— Наступит ли время, когда Голливуд будет приезжать снимать на «Мосфильме», а не в Будапеште или Праге?

— Это давно можно было сделать. Всё реально. Люди приезжают снимать в Восточную Европу, потому что им это удобно и безопасно с точки зрения продакшна. И у нас всё, что надо для работы, есть: замечательные павильоны, отличные съемочные группы, техника. Чтобы к нам поехали, должно быть хорошо развито то, что сделали в свое время канадцы и восточные европейцы: они возвращают кинематографистам часть денег, потраченных на съемки в их стране. То, что называется налоговым рибейтом.

— Вам что-нибудь вернули за съемки в Канаде?

Да, там было выгодно снимать. Мы расплачивались американскими долларами, а канадский доллар намного слабее. То есть на одной конверсии мы получали 20% выгоды. А еще плюс 30% рибейта. На каждый миллион долларов нам возвращали 300 тыс. Эти деньги можно было опять пустить на кино.

— Над чем сейчас работаете?

— У меня одновременно много проектов. Ищу, чем именно заняться. Последние пять лет пишу без остановки. Слава Богу, у фильма «Никто» судьба складывается. Надеюсь, что найду проект, в который по-настоящему влюблюсь. Ну или сам себе сгенерирую.

— Это пока тайна?

— Нет, просто, пока не запустился, бессмысленно обсуждать. Расскажу попозже.

Справка «Известий»

Илья Найшуллер родился 19 ноября 1983 года в Москве. Учился в Институте телевидения и радиовещания. В 2008 году основал инди-рок-группу Biting Elbows. В 2009-м дебютировал в качестве режиссера сериала «Барвиха». Среди работ режиссера — фильм «Хардкор», клипы на композиции группы «Ленинград».

Читайте также