Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Тональный крен: как обмен ЕС и КНР санкциями скажется на сделке по инвестициям
2021-03-25 10:34:37">
2021-03-25 10:34:37
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Взаимный обмен санкциями между ЕС и Китаем поставил под удар масштабную инвестиционную сделку между Брюсселем и Пекином, которую стороны заключили под занавес прошлого года после семи лет переговоров. Ряд европейских политиков дали понять, что Европарламент не ратифицирует это соглашение, пока КНР не пойдет на попятную с рестрикциями против нескольких европарламентариев, которые были введены 22 марта в ответ на ограничения самого ЕС против китайских чиновников. Между тем в информационном пространстве Поднебесной всё отчетливее звучит посыл о том, что отыграть назад в своей враждебности к Китаю надо самой Европе.

Разминка боем

На фоне откровенно враждебных американо-китайских отношений, казалось, что сотрудничество Евросоюза и КНР, несмотря на многочисленные «но», всё же остается в русле здоровой прагматики. Однако события последней недели заметно развеяли эти иллюзии.

22 марта Евросоюз одновременно с США, Канадой и Великобританией объявил о санкциях за нарушение прав человека в отношении 11 лиц и четырех организаций из разных стран, куда вошли четыре китайских чиновника и одна организация КНР. На Западе их сочли виновными в преследованиях и массовом интернировании уйгуров в Синьцзяне.

Если Россия, два гражданина которой также попали в санкционный список, на этот раз предпочла пока не реагировать встречными мерами, то контрудар Пекина последовал молниеносно. В тот же день Китай сообщил о рестрикциях против 10 физических и четырех юридических лиц ЕС, включая пять депутатов Европарламента, в прошлом не раз критиковавших КНР за нарушение прав человека. Им запретили въезд в страну и ведение там любых бизнес-операций.

Как пояснил «Известиям» один из дипломатических источников в ЕС, судя по скорости реакции и тому, что китайский ответ превзошел меры Брюсселя, решение Пекина вряд ли диктовалось простыми эмоциями. Скорее оно было продумано заранее с целью показать, что Китай готов не только на риторику, но и на жесткие ответные действия.

Комиссар Евросоюза по торговле Валдис Домбровскис

Комиссар Евросоюза по торговле Валдис Домбровскис

Фото: Global Look Press/Marquardt Christian/Keystone Press Agency

Казалось бы, после обмена санкциями конфликт можно поставить на паузу со счетом 1:1. Но не тут-то было. Европейский парламент демонстративно отменил запланированную на 23 марта видеоконференцию с китайцами по Всеобъемлющему соглашению об инвестициях. А комиссар Евросоюза по торговле Валдис Домбровскис предупредил: китайские ограничения поставили под угрозу это двустороннее соглашение, которое стороны с большим скрипом согласовали под конец прошлого года.

Масштабной сделке еще предстоит пройти ратификацию в Европейском парламенте. Как прямо указал Домбровскис, этот процесс «не может быть отделен от развивающейся динамики более широких отношений между ЕС и Китаем». И добавил, что «реализация наших экономических интересов идет рука об руку с отстаиванием наших ценностей, в том числе где это необходимо, с помощью санкций».

Евродепутат Ги Верхофстадт, бывший некогда премьером Бельгии, оказался еще более категоричен. Он заявил, что Пекин «только что убил инвестиционное соглашение между ЕС и Китаем, наложив санкции на людей, критикующих рабский труд и геноцид в Синьцзяне». Вторая по величине социал-демократическая фракция ЕП между тем дала понять, что отмена рестрикций против европейских законодателей будет «предусловием» для дальнейшей работы по ратификации инвестиционной сделки.

Я не могу предсказать хороший исход для этой сделки. Но, безусловно, есть два условия — отменить санкции против Европейского парламента и ратифицировать основные конвенции Международной организации труда № 29 и 105. По крайней мере, это было бы началом, — сказал «Известям» председатель делегации ЕП по отношениям с Китаем Рейнхард Бютикофер, ставший одним из фигурантов китайского «чёрного» списка.

Время есть

Выход на согласование всех условий инвестиционного соглашения и так был довольно тернист из-за того, что многие в ЕС увязывали его одобрение с обязательством Китая покончить с принудительными практиками, подписавшись под стандартами Международной организации труда. В итоге Пекин предоставил некоторые обязательства на сей счет. Многие сочли их недостаточными, но Европейская комиссия все-таки дала зеленый свет на заключение соглашения.

Прежде всего потому что оно сулит ЕС немалые экономические выгоды на рынке Китая — страны, ставшей по итогам 2020 года крупнейшим торговым партнером объединения. В частности, инвесторам из Европы обещали существенно ослабить ограничения для вложений в автомобильный сектор, включая перспективное производство электромобилей, а также в сферы телекоммуникаций и медицинских услуг. Немаловажен для ЕС и тот факт, что соглашение с Пекином уравняет европейские компании в Китае с работающими там американскими фирмами, пока имеющими фору благодаря действующей торговой сделке США с КНР.

Завод по производству электромобилей в Китае
Фото: Global Look Press/Sun Meng/ZUMAPRESS

Пекин же получил право на довольно ограниченный доступ к инвестициям в европейскую энергетическую отрасль. Вместе с тем именно КНР педалировала выход на соглашение к концу прошлого года, опасаясь, что с приходом администрации Джо Байдена США начнут вставлять палки в колеса китайско-европейскому инвестиционному сотрудничеству.

Если сделка в конце концов не будет ратифицирована, больше всего в экономическом плане теряют европейцы, ну а китайцы — в геополитическом, — сказал «Известиям» британский эксперт Института Китая при Фуданьском университете Мартин Жак. — Но окончательно вопрос о сделке будет решаться гораздо позже в этом году, так что еще есть много времени для размышлений и компромиссов.

Пока что старт ратификации упирается как минимум в технический момент: соглашение надо перевести на 24 европейских языка, и процесс этот небыстрый. Это дает надежду на то, что дипломаты успеют найти пути к деэскалации, заметил на днях Юлиу Уинклер, евродепутат из Румынии, входящий в комитет ЕП по торговле.

Не бойся, не прости

Впрочем, рассчитывать на то, что в ближайшие месяцы КНР пойдет на попятную с санкциями, не стоит. «У Евросоюза нет права шантажировать Китай. И если ЕС пойдет по неверному пути в своей политике в отношении Пекина, нам придется бороться до конца», — предупредила в редакционной колонке 24 марта китайская газета Global Times, чьи эпистолярные экзерсисы давно стали индикатором настроений официальных властей КНР.

Евросоюзу очень нужно это соглашение. Но ему нужно сбалансировать антикитайские голоса и давление США. Пока поводов для волнения нет, критически важным станет конец года, — сказал «Известиям» глава исследовательского центра Евросоюза при Китайском народном университете Ван Ивэй.

Протест против карантинных ограничений в Германии

Протест против карантинных ограничений в Германии

Фото: Global Look Press/David Young/dpa

Вместе с тем эксперт отметил, что жесткий ответ Китая на санкции ЕС стал четким сигналом, что, если союз уступит давлению антикитайских ястребов, это будет встречено еще более твердой реакцией со стороны Пекина.

Дополнительным свидетельством того, что КНР не намерена сбавлять обороты и отмалчиваться в ответ на обвинения, стала медийная кампания, разъясняющая, что у критикующих Китай за нарушения прав человека стран «рыльце в пушку». На этой неделе в китайских СМИ появилась подборка нарушений прав человека в Европе, где визави припомнили, в частности, о том, сколько беженцев утонули у берегов ЕС из-за миграционной политики блока, и о непропорциональном использовании силы полицией при разгоне мирных протестов против карантинных ограничений. Впрочем, вишенку на торте Китай оставил для США, опубликовав 24 марта ежегодный доклад по нарушениям прав человека в Штатах, преамбулой к которому стала фраза убитого полицейским Джорджа Флойда: «Я не могу дышать».

Читайте также