Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Развод на вакцины: что обостряет отношения Британии и ЕС после Brexit
2021-03-18 16:00:00">
2021-03-18 16:00:00
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Евросоюз обвиняет Великобританию в «вакцинном национализме». По мнению Брюсселя, Лондон наложил запрет на экспорт препаратов от COVID-19, предпочтя оставить все их себе. В Соединенном Королевстве эти обвинения отвергают — как рассказали «Известиям» в посольстве страны в РФ, излишки вакцин Британия намерена передать развивающимся странам в рамках механизма помощи COVAX. Представители европейского истеблишмента уверены: эти споры — лишь часть той вербальной войны, которую Лондон и Брюссель ведут на протяжении долгих лет, что длится их «развод».

Битва за прививки

Риторика Британии и Евросоюза в адрес друг друга указывает на то, что выстроить добрые отношения после «развода» у них не получается. В этом плане показательным стал спор вокруг экспорта препаратов от коронавируса. Всё началось с так называемого манифеста о вакцинации в ЕС от 9 марта 2021 года, в котором председатель Евросовета Шарль Мишель встал на защиту европейской системы распределения препаратов против COVID.

«Я шокирован тем, что Евросоюз обвиняют в «вакцинном национализме». Факты не лгут: Соединенное Королевство и Соединенные Штаты ввели полный запрет на экспорт вакцин и их компонентов, произведенных на своей территории. Евросоюз же, будучи регионом с самой большой в мире мощностью производства вакцин, просто создал систему по контролю за экспортом доз, произведенных в ЕС», — написал Шарль Мишель. Он подчеркнул: суть этой системы заключается в том, чтобы компании, у которых союз заказал препараты, не поставляли предназначенные для него дозы в развитые страны прежде, чем они выполнят свои обязательства перед ЕС. В дальнейшем глава Евросовета еще несколько раз публично предъявлял претензии британскому руководству, задаваясь вопросом, сколько доз Лондон отправил на экспорт.

вакцина
Фото: REUTERS/Henry Nicholls

Премьер-министр Соединенного Королевства Борис Джонсон, выступая 10 марта в палате общин, на обвинения Евросоюза ответил довольно сдержанно. Он не уточнил число вакцин, проданных другим странам, однако подчеркнул: в самом королевстве первую дозу препаратов получили уже 22,5 млн человек, а в рамках международной борьбы с вирусом Великобритания вложила £548 млн в глобальный механизм COVAX, который должен обеспечить равный доступ стран — в основном развивающихся — к вакцинации. «Мы не блокировали экспорт ни единой вакцины или ее компонента, — сказал политик. — <…> Мы выступаем против вакцинного национализма в любой его форме».

Как рассказали «Известиям» в посольстве Великобритании в Москве, для вакцинации населения в королевстве применяют два препарата: германо-американский Pfizer/BioNTech и британо-шведский AstraZeneca. «Любые излишки уйдут на помощь развивающимся странам в рамках механизма COVAX», — отметили в диппредставительстве, не уточнив при этом, экспортирует ли Британия препараты в ЕС.

Брюссель такое положение вещей не устроило, и неделю спустя после первых обвинений глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен выступила с более конкретным заявлением: если ситуация не изменится, ЕС будет вынужден продумать схему, при которой поставки из Евросоюза в страны-производители будут зависеть от уровня их открытости. Другими словами, она пригрозила ограничить экспорт препаратов из ЕС в государства с более высокими темпами вакцинации.

вакцина
Фото: REUTERS/Henry Nicholls

Спор между ЕС и Великобританией — еще один эпизод вербальной войны, развязанной во время Brexit. Она продолжится до тех пор, пока отношения не будут упорядочены с помощью соглашений, — сказал «Известиям» член комитета Европарламента по окружающей среде, здравоохранению и безопасности пищевых продуктов (ENVI), хорватский политик Иван Вилибор Синчич. — Значительная часть вины лежит на частных фармацевтических компаниях. Австрийский канцлер Себастьян Курц ранее отмечал, что единая система ЕС по закупке вакцин для некоторых стран стала рынком сбыта препаратов от COVID. Это типично для любого кризиса: когда наступает что-то подобное, в Евросоюзе остается очень мало солидарности — каждый сам за себя.

Ирландский вопрос

На спорах о «вакцинном национализме» противоречия между ЕС и Британией не заканчиваются. 15 марта Брюссель запустил судебное разбирательство, обвинив Лондон в нарушении соглашения о выходе из Евросоюза — речь идет, в частности, о «Протоколе о Северной Ирландии».

Заключение сделки о Brexit несколько раз срывалось именно из-за североирландского вопроса. Согласно Белфастскому соглашению (или Соглашению Страстной пятницы), которое в 1998 году положило конец конфликту между ирландскими националистами и центральными британскими властями, граница Северной Ирландии (часть Соединенного Королевства) и Республики Ирландия (самостоятельная страна, член Евросоюза) должна быть открытой. Brexit же ее автоматически восстанавливал. В итоге Лондон и Брюссель решили проблему следующим образом: после Brexit у Северной Ирландии появилось две границы — та, что отделила ее от Великобритании по Ирландскому морю, и та, что прошла вдоль соприкосновения Ольстера с Республикой Ирландия. Лондон обязался не налагать тарифы на те товары, которые идут из ЕС исключительно в Северную Ирландию, — таким образом, Ольстер остался де-факто частью торговли ЕС.

граница
Фото: ТАСС/PA/Liam McBurney

Однако в начале марта 2021 года британское руководство решило продлить режим таможенного контроля на границе с Северной Ирландией еще на полгода — до 1 октября. Это и стало причиной, по которой ЕС обвинил Соединенное Королевство в нарушении сделки о Brexit. В Еврокомиссии, отвечая на вопрос «Известий», какие аргументы использовал Брюссель в поддержку этих обвинений, сослались на письмо вице-главы ЕК Мароша Шефчовича к британскому министру по отношениям с Евросоюзом Дэвидом Фростом. Там, в частности, говорится, что североирландский протокол — «единственный способ защитить Соглашение Страстной пятницы и сохранить мир и стабильность, избегая при этом жесткой границы на острове Ирландия и поддерживая целостность единого рынка ЕС».

Дальнейший алгоритм действий таков: у Британии есть 30 дней на то, чтобы ответить на это письмо, — в противном случае разбирательство перейдет на следующий этап; второе письмо может запустить механизм разрешения споров, после долгих разбирательств Лондону могут вменить штрафы или другие меры в рамках торговой сделки с ЕС. В секретариате британского кабинета министров на вопрос «Известий», как Лондон намерен реагировать на обвинения Брюсселя, не ответили.

Дополнительный нюанс заключается еще и в том, что Европарламент до сих пор не ратифицировал соглашение между Британией и ЕС о будущем их отношений. Это должно произойти в апреле 2021 года. Если же законодатели документ не одобрят, то, по данным СМИ, экономическая сделка может быть аннулирована.

Читайте также