Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Польше, традиционно католической стране, происходят события, еще совсем недавно немыслимые. На волне массовых протестов против запрета на аборты либерально настроенная часть молодежи громит костелы и нападает на священников. В стране всё явственнее обнаруживается общественный раскол: с одной стороны, традиционалисты-католики, с другой — сторонники новомодных «европейских ценностей». О ведущейся в Польше «тихой» гражданской войне начали говорить даже отдельные представители правящей элиты. В ситуации разбирались «Известия».

«Наши братья умирают за крест»

Инциденты в Польше, впрочем, могут быть расценены как часть общеевропейской тенденции. Доцент Университета им. кардинала Стефана Вышинского Вальдемар Цисло в интервью Niezalezna.pl заявил, что в Евросоюзе участились случаи уничтожения христианских крестов — что, по мнению священника, является признаком «пробуждения демонов». В качестве примера он сослался на происшествие в испанском городе Агилар-де-ла-Фронтера, где был снесен и выброшен на свалку исторический крест ордена кармелитов. Поводом послужил закон об исторической памяти, согласно которому в Испании устраняют «символы режима Франко». Когда-то подобные кресты устанавливались в память фалангистов, погибших в гражданской войне.

Испанские католики заявили, что снесенный крест относился к художественному комплексу монастыря Сан-Хосе и никоим образом франкизм не символизировал, — что его не спасло. По мнению Испанской ассоциации христианских юристов, решение мэра Агилар-де-ла-Фронтера Кармен Флорес, известной своими левыми взглядами, стало попросту проявлением дискриминации и враждебности по отношению к верующим. Тем временем стало известно, что власти муниципалитета Пеньяфлор близ Севильи готовят к сносу еще один крест.

По мнению Вальдемара Цисло, происходящее — «это своего рода европейский позор перед Христом». Ксендз с горечью сказал: «Наши братья в Сирии или Ираке умирают за крест, а нам стыдно за крестное знамение. В Европе есть такая тенденция, во многих странах и, к сожалению, и в Польше: мы стираем кресты, стираем христианство». Священнослужитель упомянул, что уже и в Польше некоторые стыдятся упоминать о религиозном духе рождественских праздников — мол, это всего лишь зимние каникулы. «В этом году мэр Варшавы Рафал Тшасковский дал нам причудливые символы, рассказывающие обо всем, но не о Рождестве. Для них толерантность — это воинствующий атеизм или в худшем случае марксизм. Давайте помнить, что, удаляя Бога из человеческого сердца, мы пробуждаем различных демонов. Французская революция показала нам, что приходит взамен, когда вы убиваете Бога, — резня, террор», — подчеркнул отец Вальдемар.

Полиция у церкви Святого Креста во время акции протеста против насилия в Варшаве, 13 февраля 2021 года

Фото: ТАСС/ZUMA Wire/Hubert Mathis

По сути, крупнейшая страна Восточной Европы разделена на евроориентированный лагерь (западная и северо-западная части Польши) и консервативный (восток и юго-восток). Дошло до того, что лидер правящей партии «Право и справедливость» («ПиС») Ярослав Качиньский, которого в стране считают неформальным руководителем государства, признал, что в Польше идет «тихая» гражданская война. Рассуждая об оппозиции в лице либеральной партии «Гражданская платформа», Качиньский обвинил их в целенаправленном разрушении государства и традиционной морали. «Моральная революция, которая разрушает семью, национальные традиции, всё, что определяет нашу идентичность, разрушает здравый смысл и самые элементарные правила межличностных отношений, которые позволяют обществу нормально функционировать», — подчеркнул глава «ПиС».

Более 90% поляков позиционируют себя в качестве христиан римского обряда. Храмы по-прежнему полны, и даже во время пандемии коронавируса польские католики посещают их чаще, чем во многих других странах Евросоюза. Но несмотря на это, Польша явно становится всё более светской.

Исследование Варшавского института демоскопии, проведенное летом 2019 года среди польских студентов, показывает, что верующими из них считают себя только 55%. В середине 1990-х таковыми называли себя три четверти польской молодёжи. Общество меняется, и постепенно традиционные католические ценности теряют свою привлекательность.

Ничего святого

В Польше противники христианства особенно активизировались после того, как Конституционный суд в прошлом году пытался принять вердикт об ужесточении запрета абортов. Крупнейшие города страны сотрясали марши протеста. Особое раздражение сторонников абортов вызывает церковь, поддерживающая запрет. После этого в костелах на богослужениях стали появляться женщины с плакатами «Помолимся за аборт». Характерный инцидент имел место 27 октября — в городе Познань неизвестные напали на церковь Святого Спасителя на улице им. Александра Фредро. Хулиганы орудовали деревянными дубинками и применили слезоточивый газ. Один из защитников церкви получил ножевое ранение в руку.

В те же дни злоумышленники вторглись в церковь святого Отто Бамбергского в Щецине, нарисовав на воротах костела красную молнию (символ сторонников абортов) и обчистив попутно храмовую казну. Также вандалы «порезвились» в храме Пресвятой Крови Иисуса в Познани, осквернив его стены оскорбительными надписями. Еще один инцидент был зафиксирован на кладбище в деревне Бжезувке Силезского воеводства. Там установлен памятник нерожденным детям, которые не появились на свет из-за абортов. Белоснежную статую ангела с ребенком на руках хулиганы облили черной краской. «Очередной предел безумия и грубости перейден. Я могу понять всю злость и беспомощность происходящего вокруг нас. Но не могу понять, кто и зачем должен был совершить этот акт вандализма на муниципальном кладбище в Бжезувке. Этот памятник — символическое место для многих из нас, где мы зажигаем свечу и молимся за нерожденных детей», — заявил мэр коммуны Халле Гжегож Сикорский.

статуей Богородицы

Статуя Богородицы у церкви Святых польских первомучеников в Ченстохове

Фото: youtube.com/Studio TV NIEDZIELA

В конце февраля неизвестные преступники надругались над статуей Богородицы, стоящей у церкви Святых польских первомучеников в Ченстохове. «Руки Богородицы были оторваны и брошены возле постамента», — рассказал приходской священник Станислав Ясионек. Ксендз добавил, что прихожане будут молиться за осквернителя, совершившего «столь зверский акт, исполненный ненависти к святыням». Священник не стал подавать заявление в полицию, поскольку считает, что «дело не в материальном ущербе, а в моральном — и полиция нам в этом не поможет».

В начале марта стало известно о жестоком нападении на приходского священника в польском селе Великая Воля — Парадиж. 69-летний служитель культа получил серьезные телесные повреждения, включая травму головы. Полиция по горячим следам задержала нападавшего. Им оказался 47-летний местный житель. «Ксендз подвергся нападению, когда закрывал ворота в свой дом. С момента сообщения полицейские работали всю ночь и следующий день, установив подозреваемого. Мужчина во время совершения преступления был в нетрезвом состоянии», — сообщила пресс-секретарь районного управления полиции в Опочно Барбара Стемпень. Подозреваемому предъявили обвинение в покушении на убийство, а священника доставили в одну из больниц Лодзи.

И это не единичный случай. Спустя всего несколько дней полиция задержала двух жителей города Жешув 18 и 20 лет, подозреваемых в разгроме старого костела в имении Буведзуй. По словам злоумышленников, на улице распивать спиртные напитки им было холодно, поэтому они зашли в церковь. На протесты священника пришельцы отреагировали агрессией: избили ксендза, выбили несколько окон, перевернули скамьи, главный и боковой алтари. Священнику удалось выбраться наружу, запереть хулиганов внутри и вызвать полицию.

Вторая сторона медали

В эти же дни грянул судебно-религиозный скандал с «радужным» оттенком. Суд города Плоцка оправдал трех лесбиянок, которые обклеили икону Ченстоховской Богоматери цветами радуги — символом секс-меньшинств. Уголовное дело по ст. 196 УК РП («Оскорбление религиозных чувств») было возбуждено в июне 2020 года, когда в рядах гей-шествия полиция заметила копию знаковой для поляков иконы, обрамленной радужным ореолом. За подобное преступление в Польше лишают свободы на срок до двух лет, однако суд неожиданно для прокуратуры вынес оправдательный приговор.

По мнению судьи Агнешки Вархол, создатели «Радужной Богородицы» не совершали преступления, связанного с оскорблением религиозных чувств, а их цель состояла лишь в том, чтобы просто продемонстрировать солидарность с ЛГБТ-сообществом. Представители Европарламента сразу же высказали удовлетворение решением суда. Так, евродепутат Роберт Бедронь заявил, что ст. 196 УК РП — это «средневековая реликвия, которую нельзя использовать в демократическом государстве». Вместе с тем журналисты выяснили, что судья Агнешка Вархол, вынесшая приговор, является сожительницей активиста ЛГБТ-движения, актера Мариуша Погоновского.

акция

Акция протеста против ужесточения законодательства об абортах в Польше, Варшава, 8 марта 2021 года

Фото: REUTERS/Kacper Pempel

На исходе 2020 года воскресное приложение Gazeta Wyborcza для женщин «Высокие каблуки» спровоцировало очередной скандал. В канун Рождества на обложке издания появилось изображение Девы Марии, на лицо которой надета черная маска с молнией — символ антиправительственных протестов. Также Богородица держала в руке черный зонтик, который, опять же, являлся символом демонстраций «антиабортников». Представитель канцелярии премьер-министра Адам Андрушкевич с яростью заявил: «Это досадная провокация левых. Жаль, что среда Gazeta Wyborcza не терпит людей, которые верят в Бога и Богородицу и оскорбляют наши чувства. Надеюсь, что Gazeta Wyborcza со временем исчезнет с польского рынка, потому что мы знаем, что ее продажи с каждым годом снижаются».

У монеты две стороны — чем более разнузданно ведут себя левые и либералы, тем сильнее радикализируются правые. При этом многие из них переходят с традиционалистских позиций на откровенно националистические и даже неонацистские. Раскол в польском обществе продолжает усиливаться и со временем грозит принять угрожающие масштабы, по сравнению с которыми нынешние конфликты могут показаться мелкими неприятностями.

Борьба за ценности

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков посоветовал «Известиям» обратить внимание, что на фоне пандемии и ограничительных мер протестная активность во многих странах приняла радикальный характер. «Причём это касается далеко не только протеста против самих "коронавирусных" ограничений и не только массовых акций, но и радикальных действий отдельных граждан. Кроме того, конкурентные общенациональные избирательные кампании всегда усиливают поляризацию в обществе, а политическая жизнь страны "в предвыборном режиме" не заканчивается в день голосования. В Польше президентская гонка лета 2020 года плавно перетекла в осенний политический кризис, спровоцированный обсуждением поправок в "Закон о защите животных", а затем в протестную кампанию в связи с октябрьским решением Конституционного суда по поводу абортов. Раздражение на бытовом уровне (в том числе, из-за ограничений в связи с пандемией) в сочетании с вызывающими конфликты общественными дискуссиями по острым темам и высокой степенью политической поляризации — благоприятная почва как для действий радикальных политических активистов, так и для вовлечения в такие конфликты граждан, ранее с подобными группами не связанных», — говорит Нейжмаков.

В свою очередь, доктор политических наук, кандидат исторических наук, профессор СПбГУ, советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований, эксперт Российского совета по международным делам Наталья Ерёмина заявила «Известиям», что по всей видимости, польское общество все еще проходит через период трансформации и адаптации к новому союзу. «Выйдя из социалистического лагеря, Польша с энтузиазмом влилась в евроатлантический блок. Участие в европейской интеграции — это не только гранты из коммунитарного бюджета (которые, к слову, Польша получала в наибольших объёмах, по сравнению с другими "новичками"), это ещё и политические и, прежде всего, конкретные правовые обязательства. Надо следовать в ногу в едином марше со странами, пропагандирующими либерально-демократические ценности, которые также несколько трансформировались за тридцатилетний период. Неудивительно, что и политики, и рядовые граждане ищут устойчивые основания для своей деятельности внутри страны, а она ищет своё место в ЕС. Поэтому радикализация, как в лице крайне правых, так и крайне левых, усиливается. При этом крайне правые имеют гораздо более устойчивые позиции», — считает Ерёмина.

Она приводит в пример ультраконсервативные националистические силы Польши — в их числе «Рух Народовы», «Всепольская молодежь» и другие. «Правящая партия "Право и Справедливость" — тоже сила консервативная, отстаивающая идеи национальных консервативных ценностей, и у неё устойчивые позиции. Для таких движений и партий национализм становится инструментом проявить себя внутри страны и за её пределами, заявить о политическом лидерстве и сопротивляться влиянию Брюсселя, а также неким негативным явлениям, идущим, с точки зрения таких партий, из ЕС. Не будем забывать, что такие политические силы поддерживают и националистические амбиции, связанные с дискуссиями о Речи Посполитой, а значит и взаимодействие с Литвой, Украиной и Беларусью. Их влияние, с одной стороны, усиливает конфликт с Брюсселем, который может обвинить польское руководство в том, что оно способствует централизации власти и создает возможности для управления судебной сферой и медиа. Варшава в свою очередь обвиняет ЕС в диктате. А с другой стороны, влияние таких групп порождает конфликты внутри польского общества в контексте защиты национальной идентичности в Польше, фактически превращая ее в борьбу "общих ценностей" и ультраконсервативных ценностей. При этом польское общество не предложило единого мнения о том, что понимать под ними», — заключает Еремина.

Читайте также
Реклама