Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Система уравнений: как пандемия повлияет на смертность от туберкулеза
2021-02-05 18:58:44">
2021-02-05 18:58:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пока в центре внимания человечества остается коронавирус, врачи не устают напоминать: другие заболевания всё так же опасны, а следить за ними теперь стало сложнее. Как в России в условиях пандемии обстоит дело с диагностикой туберкулеза и в каких случаях на обследование могут привести принудительно — в материале «Известий».

Облучение через суд

На днях УФССП по Самарской области сообщило о случае, когда через суд и с помощью приставов мужчину, который состоит на динамическом учете в наркологическом диспансере, обязали пройти флюорографическое обследование. В заявлении отмечается, что житель Самары «своим поведением создавал опасность распространения инфекции», мог заразить членов семьи и окружающих. В итоге пришлось решать вопрос через суд — тот обязал мужчину сделать флюорографию и предоставить результаты в наркологический диспансер.

Пациент во время проведения обследования

Пациент во время проведения обследования

Фото: ТАСС/Михаил Терещенко

Силой пациента вести на обследование не пришлось — приставы сообщили ему, что в течение пяти дней флюорографию нужно сделать, а в противном случае его привлекут к административной ответственности за неисполнение требований суда.

Член Ассоциации юристов России Дмитрий Уваров рассказал «Известиям», что в России прохождение флюорографии является добровольным мероприятием, но есть приказ Минздрава от 21 марта 2017 года № 124н «Об утверждении порядка и сроков проведения профилактических медицинских осмотров граждан в целях выявления туберкулеза». В нем прописывается, для кого эта процедура обязательна.

— Например, существует ряд профессий, которые обязывают лиц проходить флюорографию, — отметил Уваров. — Это профессии, предполагающие постоянный контакт с людьми или пищевыми продуктами (например, работники образовательных и медицинских учреждений, детских садов, транспортных компаний или сферы общественного питания), их представители должны обязательно обследоваться раз в год.

Кроме того, существует федеральный закон «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации», согласно которому противотуберкулезная помощь может быть оказана в принудительном порядке тем гражданам, которые болеют активной формой туберкулеза.

Больные заразными формами туберкулеза, которые неоднократно нарушают санитарно-противоэпидемический режим или умышленно уклоняются от обследования в целях выявления туберкулеза или от лечения туберкулеза, на основании решений суда госпитализируются в специализированные медицинские противотуберкулезные организации для обязательных обследования и лечения, — отметил Уваров. — Решение о госпитализации принимается судом по месту нахождения медицинской противотуберкулезной организации, в которой больной туберкулезом находится под диспансерным наблюдением.

По его словам, больные с открытой формой туберкулеза, уклоняющиеся от лечения, могут быть наказаны по статьям 236 УК РФ и 6.3 КоАП — обе касаются нарушения санитарно-эпидемиологических правил.

маска, руки
Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович

А вот заставить здорового человека делать флюорографию практически нельзя. В России действует другой метод: обследование требуют проводить при обращении в поликлинику. Заместитель главного врача по научно-клинической работе Московского областного клинического противотуберкулезного диспансера Мария Плеханова отмечает: среди тех, кто не проходит обследование больше двух лет, риск выявить туберкулез выше, чем среди тех, кто делает это своевременно.

— Если человек не обращается в поликлинику в течение долгих лет, нигде не работает, никто о нем не знает, — то достаточно сложно его принудить к обследованию, — заметила она.

Согласно приказу Минздрава, один раз в два года обследование должны проходить взрослые при показателе общей заболеваемости туберкулезом в регионе менее 40 случаев на 100 тыс. населения и раз в год — при показателе общей заболеваемости в регионе более 40 случаев на 100 тыс. населения. Дети должны обследоваться ежегодно независимо от региона (с помощью пробы Манту или диаскинтеста). Многим нужно делать флюорографию дважды в год: например, всем ВИЧ-инфицированным, работникам родильных отделений, заключенным и только что вышедшим из заключения и так далее.

Немножко растерялись

Россия находится в числе 30 стран с тяжелым бременем туберкулеза, однако в последние годы ситуация становится значительно лучше. Пандемия может ее немного подпортить.

— В России очень хорошие темпы снижения заболеваемости, и в прошлом году представители ВОЗ говорили нам, что если всё будет так же хорошо, то нас уберут из 30 стран с самым высоким бременем туберкулеза, — рассказала «Известиям» фтизиатр, попросившая не называть ее имени. — Но мы в любом случае останемся в «двоечниках» по туберкулезу с множественной лекарственной устойчивостью (заболевание, которое устойчиво к традиционным препаратам, излечивающим туберкулез. — Прим. «Известий»).

Забор легочной пункции у больного туберкулезом

Забор легочной пункции у больного туберкулезом

Фото: ТАСС/Руслан Шамуков

По ее словам, когда началась пандемия, службы, работающие с туберкулезом, «немножко растерялись».

— Внимания туберкулезу стало уделяться меньше, особенно в первые полгода, — уменьшилось количество профилактических осмотров, — сказала она. — В пандемию даже было очень серьезное совещание, на котором нам сказали: вы что, забыли, что было в 1990-е? И народ подсобрался, потому что мы знаем, что бывает, когда ослабляешь хватку.

Фтизиатр отмечает, что в первые месяцы пандемии охват флюорографическими исследованиями в некоторых регионах составлял 20–30% при среднем по стране за прошлый год около 68%.

Директор новосибирского НИИ туберкулеза Наталия Ставицкая подтверждает: весной 2020 года была остановлена плановая медицинская помощь, профилактические медосмотры — и всё это может в будущем отразиться в том числе на заболеваемости туберкулезом.

Ожидаем, что в ближайшей перспективе возможен рост заболеваемости туберкулезом, в том числе возможно краткосрочное увеличение смертности от туберкулеза, — сказала она «Известиям». — Проблемы с выявлением больных во время пандемии в ближайшее время могут привести к тому, что будет увеличиваться количество людей с запущенными формами туберкулеза — на поздних стадиях. Это может повлиять и на показатели смертности.

По ее словам, резкого роста заболеваемости, как в 1990-е, не будет, но краткосрочное ухудшение эпидемической ситуации по туберкулезу в ближайшие два-три года возможны.

Пандемическая нивелировка

Впрочем, негативное влияние пандемии на диагностику туберкулеза — особенно в первое полугодие 2020 года — еще предстоит изучить. Данные по всем регионам пока не собраны, но статистика за прошедший год, судя по всему, куда лучше, чем за прошлые годы.

По предварительным данным, по итогам 2020 года в России зарегистрировано 34,57 случая на 100 тыс. населения, что ниже показателя прошлого года на 15,8%, — сообщили «Известиям» в Роспотребнадзоре.

Данные по диагностике туберкулеза в Минздраве на запрос «Известий» не представили.

Табличка у входа в здание Министерства здравоохранения РФ

Табличка у входа в здание Министерства здравоохранения РФ

Фото: ТАСС/Владимир Гердо

Руководитель Центр мониторинга противодействия распространению туберкулеза Ольга Нечаева подтверждает, что в первой половине года произошло резкое сокращение профилактических осмотров, за исключением КТ, было сделано меньше прививок, однако за лето многие территории «стали догонять планы по профосмотрам».

Сейчас начался прием годовых отчетов от регионов, и видно, что будет уменьшение профосмотров на 10–15%, — сказала она «Известиям». — Однако я считаю, что это уменьшение не сыграет значительной роли в этом году — скорее может оказать выявление в 2022 году.

По ее мнению, COVID-19 в ближайшей перспективе в России не будет способствовать росту показателей заболеваемости туберкулезом, так как все отрицательные эффекты от пандемии ей же оказались и нивелированы.

— Произошло резкое сокращение контактов, при этом увеличилось исследование легких при помощи компьютерной томографии, — рассказала Нечаева. — Не было сокращений поставок противотуберкулезных препаратов, кроме того, произошло расширение стационарозамещающих технологий — в пандемию появились стационары на дому: больному, проще говоря, завозили противотуберкулезные препараты домой.

Она добавила, что из-за закрытых границ не было и такого количества иностранных граждан: в некоторых субъектах, например, Москве, Санкт-Петербурге, Краснодарском крае, именно мигранты существенно влияли на показатели по туберкулезу.

Кроме того, замечает Нечаева, пандемия затронула в первую очередь те города, в которых наиболее благополучная ситуация по туберкулезу — Москву, например, где уровень заболеваемости невысок.

— По имеющимся данным, если по итогам 2019 года смертность от туберкулеза в России была 5,1 случая на 100 тыс. населения, то в этом году будет примерно 4,6, — отметила Нечаева. — Заболеваемость будет сокращаться еще большими темпами, чем смертность от туберкулеза. Но на это опять же повлияет тот факт, что было меньше обследований. После 2020 года всё выправится и вернется на прежнюю динамику.

Наталия Ставицкая считает, что перевод граждан на удаленную работу и введение карантинных мер не станет фактором, который остановит распространение туберкулеза: квартирные очаги заболевания всё равно остались. Более того, отметила она, обсуждать все стали симптомы коронавируса, боясь потери обоняния, — но не обращали внимания на другие.

— А туберкулез может протекать под маской частых простудных заболеваний, может развиваться постепенно, — говорит она. — Это многими пациентами, как показывает опыт, на достаточно длинном начальном этапе болезни игнорируется.

Реанимация бдительности

Мария Плеханова замечает, что в Московской области коронавирус не помешал диагностике туберкулеза. Более того, у пандемии есть и другой эффект: увеличился интерес людей к обследованию легких.

— Мы видим, что пациенты более спокойно реагируют на необходимость дообследований, в том числе лучевыми методами, — заметила она.

Наталия Ставицкая также отмечает: положительным влиянием пандемии стала некая мобилизация сил и ресурсов, «реанимация бдительности» в том числе при борьбе с туберкулезом.

компьютерная томография
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Главный внештатный фтизиатр департамента здравоохранения города Москвы Елена Богородская отмечает, что в столице за 12 месяцев не увеличилось число заболевших и умерших от туберкулеза, прогнозы на следующие годы, по ее мнению, делать пока рано, хотя пока динамика положительная. В Москве в целом всё благополучно: по ее словам, заболеваемость в столице за последние десять лет снизилась в три раза.

Если в столице и Московской области проблем с диагностикой и заболеваемостью туберкулезом нет, то в ряде регионов их еще хватает. Ольга Нечаева замечает, что туберкулеза по-прежнему достаточно много в Сибири, на Дальнем Востоке и на Урале. По итогам 2019 года рейтинг регионов по заболеваемости туберкулезом возглавили Чукотка, Тува и Кемеровская область. На Чукотке показатели составляли 136,9 случая на 100 тыс. населения. Для сравнения: в Москве — 22,6 по итогам 2019 года (это не самый низкий по стране), а по итогам 2020 года, по данным департамента здравоохранения, 16,1 случая на 100 тыс. населения.

Фтизиатр, попросившая не называть ее имени, говорит также о проблемах с диагностикой, в Архангельской области обследовано 42–43%. В числе лидеров называет Воронежскую область — там этот показатель не опускается ниже 80%.

— Но советских цифр средние показатели по стране пока не достигли — тогда было 74–78%, — говорит она. — И если три четверти населения ежегодно обследуются, это положительно сказывается на общей эпидемической картине: людей, которые не обследуются несколько лет, становится очень мало.

Между тем в мире опасаются последствий пандемии, которые помешают борьбе с туберкулезом. Летом специалисты международной организации Stop TB Partnership заявили, что из-за нее к 2025 году туберкулезом могут заболеть 6,3 млн человек дополнительно, ВОЗ в октябре 2020-го также заявляла, что успехи в борьбе с этой болезнью могут оказаться под угрозой из-за коронавируса.

Читайте также