Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Хранительница огня: умерла президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова
2020-12-01 10:53:36">
2020-12-01 10:53:36
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С ее именем для нескольких поколений россиян, и не только россиян, было связано само понятие «искусство». Благодаря ее труду по сохранению и популяризации культуры многие из нас впервые познакомились с прекрасным. Сегодня, 1 декабря, Ирина Александровна Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, скончалась на 99-м году жизни. «Известия» вспоминают женщину, сохранившую для нас прекрасное.

О таких, как Ирина Александровна, когда-то было принято говорить высоким одическим стилем — «высоко несет факел», «поддерживает пламя». В ее отношении эти старомодные обороты никак не звучат фальшивыми: действительно несла, действительно поддерживала. Разве что сердце невольно сжимается от того, что приходится употреблять прошедшее время, — искусствовед, член двух академий, человек, с чьим именем связано все музейное дело ХХ столетия в стране, казалась абсолютно вечной, незыблемой.

Марина Лошак, директор ГМИИ им. Пушкина:

Трудно представить себе Пушкинский музей без Ирины Александровны Антоновой, которая стала его неизменной частью, его лицом, его символом. Она — часть мифа Пушкинского. 75 лет она проработала в музее. В 1945-м, будучи юной девушкой, Ирина Александровна пришла сюда и практически до сегодняшнего дня она каждый день, за исключением периода локдауна, появлялась здесь. И мы привыкли ощущать ее рядом. Даже когда просто слышали шуршание бумаг или звуки ее голоса за дверью ее кабинета, мы понимали, что она есть. И нам важно было присутствие этого человека — очень эмоционального, открытого, любящего не напоказ, очень строгого в своем отношении к жизни. Мне трудно назвать еще какую-то подобную нам институцию, которая так плотно срослась бы с образом конкретной личности, как Пушкинский музей. Она была человеком абсолютно бесстрашным и как профессионал, и как личность. Человеком, который на протяжении своей профессиональной жизни делал шаги навстречу новому. И это были шаги человека, который готов рисковать. Поступки человека, который понимает, что дело и принципы важнее всего остального. Все это происходило в советские годы, когда многое из того, к чему мы сейчас уже привыкли, было под запретом. Поэтому ее завоевания особенно ценны: это первая выставка Пикассо в 1956 году, выставки «Москва — Париж» и «Москва — Берлин», экспозиции, связанные с именами крупнейших художников мира, приезд «Моны Лизы» Леонардо да Винчи... Этому предшествовала ее работа в период пребывания произведений Дрезденской галереи в Москве, то есть судьба этого человека в каждый момент жизни связана с музейной историей — победной и уникальной. Нам как сотрудникам музея будет, конечно, очень недоставать ее — ее бескомпромиссного отношения к жизни, ее честного мнения, ее открытого забрала перед опасностью, ее умения отстраниться от сиюминутного и продемонстрировать отвагу. Нам будет не хватать этого человека, который, безусловно, часть нас и нашей собственной жизни.

Директор музея имени А.С.Пушкина Ирина Антонова, 1973 год

Директор музея имени А.С. Пушкина Ирина Антонова, 1973 год

Фото: ТАСС/Черединцев Валентин

Даже когда в 2013 году она ушла из директорского кабинета ГМИИИ им. Пушкина, Антонова осталась президентом музея, потому что что же за Пушкинский музей без Антоновой? Теперь нам придется привыкать к этому шокирующему, без преувеличений, факту: музей остался без главной своей ценности, без той, что десятилетиями оберегала в нем пламя культуры, не давая «ветрам перемен» и прочим «сквознякам» погасить этот огонек.

Ирина Александровна Антонова родилась в семье электрика, позже ставшего директором Института экспериментального стекла, и типографской наборщицы 20 марта 1922 года. Отец был членом ВКП(б) с 1906 года и активным участником Октябрьской революции — возможно, именно поэтому и сама Ирина Антонова всю свою жизнь была убежденной сторонницей левой идеи. Уже на склоне лет в интервью «Известиям» она подчеркивала: «Посмотрите, огромная сеть музеев в нашей стране была создана в 1918–1919 годах. В очень тяжелое время для России. Музеи открывались не только в Москве и Петербурге, но создавались и в регионах, потому что умные люди думали о будущем страны». Достижения революции — по крайней мере в области культуры, в деле окультуривания населения — никогда не представлялись ей чем-то абстрактным или несущественным.

Зураб Церетели, народный художник СССР, президент Российской академии художеств:

Когда уходят такие люди, это большое горе для культуры, искусства, науки, для страны в целом. Ирина Антонова — гениальный человек. Очень сильный, мудрый, образованнейший, интеллигентный. По-настоящему масштабный, как человек эпохи Возрождения. Она навсегда будет в моем сердце как личность уникальнейшая, преданная искусства, красивая во всех смыслах!

Президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова

Президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова

Фото: REUTERS/Maxim Shemetov

В 1930-е она провела с родителями несколько лет в Германии, где отец изучал тамошний опыт в области изготовления стекла для оптических приборов. После возвращения в СССР семья не попала под маховик репрессий, и в 1940 году Ирина становится студенткой искусствоведческого отделения Института философии, литературы и истории, знаменитого ИФЛИ. Впрочем, в 1941 году институт объединяют с МГУ, так что оканчивает Антонова уже главный университет страны. В этом была своего рода символика: всю свою дальнейшую жизнь Антонова соединяла воедино историческую традицию и неизбежное стремление искусства к новому. Устраивала, несмотря на бесконечные выговоры со стороны чиновников от культуры, выставки полулегальных художников. Не боялась выступать против решений, которые казались ей противными самому духу культуры, ни при советской власти, ни после нее, во времена «олигархического капитализма». Все потому, что культура была для нее не пустым словом, не поводом для «освоения бюджетов», не смешным развлечением для интеллигенции. В культуре была вся жизнь Ирины Александровны, до самого последнего вздоха.

Антонова стала директором ГМИИ им. Пушкина, в простонародной речи — Пушкинского музея (что всегда было поводом для недоразумений для гостей Москвы, вечно путавших и путающих его с государственным музеем А. С. Пушкина), в 1961 году. В этом попадании музея в народную речь тоже была ее заслуга: уже много десятилетий с ее (без всяких кавычек он и останется ее навсегда) музея начиналось знакомство с прекрасным для детей из самых разных слоев общества. Звание академика Российской академии образования а случае с Антоновой более чем заслужено: мало кто сделал для дела воспитания новых поколений столько, сколько сделала она.

Ей выпала феноменально долгая, наполненная делами и заботами жизнь. Среди тех, с кем ей довелось дружить, были такие люди, как Святослав Рихтер и Александр Тышлер. Она была доверенным лицом Владимира Путина на президентских выборах. Впрочем, нет сомнений, что тысячи, десятки тысяч людей без всякого колебания доверили бы Ирине Александровне, как говорили в старину, все свое состояние и самую честь свою, ибо Антонова всегда была идеальным, почти книжным образцом русского интеллигента, тем камертоном, по которому сверяли свой строй люди, относившие себя к образованному сословию.

Семен Михайловский, ректор Санкт-Петербургской академии художеств, член Совета по культуре при президенте РФ, заслуженный деятель искусств РФ:

Для музейного сообщества это, конечно, большая потеря. Антонова обладала авторитетом не только среди коллег, но и среди властей. Еще с советских послевоенных времен. Больше 50 лет была директором Пушкинского музея. По ее инициативе здесь проходили важные, всем запомнившиеся выставки. Антонова активно участвовала в организации выставок западных художников в эпоху оттепели, привечала современное искусство. Женщина с твердым характером, обладавшая в полной мере чувством собственного достоинства. Отстаивавшая интересы музея в, казалось бы, безнадежных ситуациях. Мне запомнились манера разговора, тембр голоса, безаппеляционность суждений. Казалось, только она, императрица, имела на это право. Она понимала искусство на генном уровне, чувствовала, видела, убедительно живо о нем рассуждала. Она наполнила музей звуками прекрасной музыки, в которой знала толк не меньше, чем в живописи. В нескольких продолжительных и достаточно откровенных разговорах, касающихся культурного противостояния городов, меня пленяли эмоциональность Антоновой, страсть, резкость, свойственная убежденным людям. Она сочетала европейскую и русскую культуру, жила в окружении итальянского и французского искусства, но чувствовала русскую душу. И еще Антонова понятно, без зауми рассуждала об искусстве и не сторонилась просветительства.

Ирина Антонова

Ирина Антонова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Уже покинув пост директора в 2013 году, она нисколько не собиралась на покой. Ее беспокоила (и, увы, не напрасно) будущность ее музея, а значит, и будущность культуры в стране вообще. «Публику нельзя кормить только одним каким-то продуктом, ей всегда нужно видеть великое искусство разных эпох, — наставляла Антонова в интервью после почетной отставки. — Ведь мы это искусство рекомендуем, музеефицируем, включаем в орбиту великой истории культуры. Поэтому мы должны быть очень разборчивы».

Виктория Маркова, доктор искусствоведения, куратор, главный научный сотрудник ГМИИ им. Пушкина:

Ирина Александровна была назначена директором Пушкинского музея в 1961 году. Это совпало с новой эпохой в жизни нашей страны, когда культура стала играть гораздо более значимую роль в жизни общества. Ирина Александровна сама стала эпохой в результате прожитой жизни. И жизнь эта была прожита так, как она и хотела ее прожить. Это тот случай, когда человек сам творил свою судьбу. На каждом историческом этапе ей удавалось соответствовать духу эпохи и задачам, оставаться личностью значимой, которая продолжала многое определять в области культуры.Прекрасно чувствуя время, она всегда хотела идти немного впереди него. Благодаря этому она сделала выставки, которые, казалось, были вообще невозможны. Она понимала, что рискует в тех пределах, которые допустимы, но это не был риск бессознательный, бездумный.На одном из последних юбилеев Ирины Александровны я ей сказала: «Вы как "король-солнце" Людовик XIV можете заявить, что музей — это вы». Так и было в сознании многих людей: Пушкинский музей — музей Антоновой. Меня много раз спрашивали: «Вы работаете у Антоновой? В музее Антоновой?» Мне кажется, что уже одно это свидетельствует о масштабе личности.Она — сильный лидер, умела держать бразды правления в руках, была не всегда проста в общении, но это не имеет значения, таковы реалии жизни. По моему убеждению, сильная личность не может быть простым человеком. Было всякое, но она умела быть благородной.Лично я ей обязана очень многим, потому что моя профессиональная жизнь не сложилась бы так, как она сложилась, если бы не постоянное участие Ирины Александровны. Это тоже всегда происходило по-разному, и иногда мне приходилось добиваться чего-то и противостоять, но это и есть жизнь. В итоге человеческие отношения, понимание профессии и своего долга — всё это выковывают характер и создает ту реальность, в которой мы живем, ведь во многом не реальность на нас влияет, а человек ее создает и ее же определяет, в том числе для большого количества людей. Ирина Александровна была такой личностью, которая создала и себя, и свое понимание профессии, жизни, долга. И в орбите ее влияния находилось большое количество людей.

Всю свою долгую жизнь Антонова была словно звонарь при том вошедшем в легенду колоколе, что звал живых и разгонял молнии. Прошлой весной в одном из последних своих интервью Ирина Александровна пророчески сказала: «Сейчас трудные времена». Сегодня, увы, всем нам пришло время занять место на колокольне, чтобы со слезами на глазах оплакать мертвых. Их было много в этом году. Но уход Ирины Александровны Антоновой — повод для особенной, тихой, отведенной почти каждому из нас скорби.