Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

К концу 2020-го тема финансовой устойчивости регионов прочно обосновалась в информационной повестке. Впрочем, возникла она не вдруг: первые девять месяцев этого года субъекты завершили с внушительным дефицитом в 356 млрд рублей. И хотя половина суммы приходится на Москву, это тревожные данные — с 2014 года промежуточный суммарный результат девяти месяцев всегда был положительным. Более того, разрыв зафиксирован несмотря на то, что кабмин за этот год несколько раз выделял дополнительные трансферты регионам.

Вдобавок к прямой помощи из центра Минфин уже анонсировал смягчение требований к долговой нагрузке и к дефициту бюджета. А совсем недавно президент выразил озабоченность тем, что дотационным регионам придется занимать дорогие ресурсы в банках. Он поручил довести до субъектов транш на 80 млрд рублей. Что же происходит с региональными бюджетами?

Разрыв был зафиксирован в этом году впервые еще по итогам июня, что неудивительно с учетом снижения деловой активности весной из-за пандемии коронавируса. Сентябрь был уже сравнительно благополучным с точки зрения восстановления некоторых экономических показателей, например объема платных услуг населению, оборотов розничной торговли и общественного питания. Однако по итогам месяца дефицит только усугубился, хотя здесь сказался временной лаг между восстановлением деловой активности и поступлением налогов.

Традиционно на декабрь приходится больше расходов — в среднем 16–18% против примерно 7,5% в другие месяцы. В итоге, как правило, его результатом становился дефицит. Но в этом году ситуация иная.

С одной стороны, можно предположить, что ждать традиционного роста расходов в последний месяц не придется. В этом году уже резко увеличились траты, прежде всего на здравоохранение и соцполитику, поэтому скачок в декабре на этом фоне не должен быть столь же ощутимым. С другой — в середине осени постепенно стали вводиться новые ограничения, хотя экспертное сообщество в целом не сомневается, что их глубина окажется несопоставимой с весенними. Иными словами, аналогичных падений в секторе потребительских услуг уже не должно быть, однако и восстановления до докризисных уровней ждать также пока не приходится.

В то же время могут быть приняты решения о выделении дополнительных объемов помощи наиболее пострадавшим регионам, что снизит остроту проблем и сгладит разрыв. При таком сценарии можно предположить, что совокупный дефицит этого года составит немногим более 0,5 трлн рублей, при этом значительная его часть будет приходиться на столицу.

Новости о вакцинах позволяют сделать предположение, что к середине следующего года ограничения постепенно будут сходить на нет, чему поспособствует восстановление спроса внутри страны и на внешних рынках. Во время реабилитации экономики собственные доходы регионов, а именно НДФЛ, налоги на прибыль, на имущество и ряд других, в целом ожидает стагнация. Однако в разрезе каждого из них важную роль будет играть его условная отраслевая спецификация.

Томская, Оренбургская, Астраханская, Тюменская области, Коми, Татарстан, НАО очень чувствительны к цене на нефть, а значит, к ситуации на внешних рынках. Их доходы и дефициты будут зависеть от объемов добычи и котировок. Рост стоимости энергоресурсов в условиях незначительного потенциала по увеличению объемов добычи (где это возможно) позволил бы им постепенно восстановить доходы.

Регионы со значительной долей нефтепереработки и производства резиновых и пластмассовых изделий — например, Башкортостан, Рязанская, Волгоградская, Омская области — также подвержены этому влиянию. От внешних рынков зависят и «металлургические» регионы, такие как Белгородская, Курская, Магаданская, Мурманская области и Карелия.

Внешнее влияние не так сказывается на доходах тех субъектов, в структуре промышленности которых велики доли пищепрома, производства оборудования и транспортных средств. К ним относятся центр, Поволжье, юг, Алтайский край — здесь развит агропром, который не относится к цикличным отраслям, а значит, оборот предприятий этой сферы и налоговые поступления устойчивы.

Производство транспортных средств, машин и оборудования — очень разнородный сектор экономики. Например, Тверская область при наличии госзаказа на производство вагонов может пережить период турбулентности с меньшими потерями, чем регионы, специализирующиеся на производстве автомобилей, например, Калужская, Ленинградская и Калининградская области.

Есть и неспецифичные отрасли, от состояния которых зависят поступления в бюджеты многих регионов как по налогу на прибыль, так и по НДФЛ. Среди них, например, оптовая торговля, особенно важная для Москвы, Санкт-Петербурга, Московской, Новосибирской, Ростовской областей. Вообще эта сфера — своеобразный индикатор состояния экономики, так как зависит и от внешних, и от внутренних рынков. За исключением Ростовской области во всех перечисленных регионах оборот оптовой торговли за девять месяцев этого года ниже, чем за аналогичный период 2019-го.

В следующем году затраты регионов вряд ли будут расти такими же темпами. По разделу «Здравоохранение» должны сокращаться капвложения, которые уже осуществлены, необходимо поддерживать только текущие расходы. Однако затраты на соцполитику и национальную экономику вряд ли удастся сократить. В таких условиях совокупный финансовый результат будет зависеть в первую очередь от доходов, поскольку траты должны стать более прогнозируемыми.

Несмотря на неопределенность будущего, очевидно, что даже в нынешних условиях положение крупных регионов, несколько лет имевших возможность накапливать остатки на счетах, не так уязвимо, как небольших, зависимых от волатильных поступлений. Так, Москва, крупнейшие нефтегазодобывающие и часть промышленных субъектов, прежде всего с уклоном в металлургию, несмотря на грядущие дефициты, окажутся более устойчивыми к кризису. Те же, у кого такой подушки нет, а долговая нагрузка высока, окажутся в более сложном положении.

Автор — директор – руководитель группы региональных рейтингов АКРА

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир