Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Нет иллюзий, что до конца года мы наверстаем упущенное»
2020-10-12 15:07:22">
2020-10-12 15:07:22
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дефицит бюджетов субъектов — с учетом помощи из федерального центра — по итогам 2020 года составит примерно 0,7 трлн рублей, в 2021-м — 0,5 трлн. Такие оценки в интервью «Известиям» привел первый замминистра финансов Леонид Горнин. Однако, по его словам, сейчас ситуация с падением региональных доходов стабилизировалась — большинство губернаторов справились с кризисной ситуацией. Первый замглавы Минфина также рассказал о прогнозах на 2021 год, приросте госдолга и планах компенсации потерь субъектов от действий федеральных властей.

Какой урон бюджетам регионов нанес коронакризис?

С начала года, за восемь месяцев, консолидированные бюджеты субъектов потеряли около 0,5 трлн рублей собственных доходов относительно того же периода прошлого года. Сумма достаточно серьезная.

Бюджеты регионов сильно просели в апреле-мае: к началу июня доходы уменьшились на 9%. Но ситуация с темпами их снижения стабилизировалась. Сейчас минус составляет 7%. Нет иллюзий, что до конца года мы наверстаем упущенное и выйдем в ноль, но доходы не падают дальше — это факт.

На начало сентября снизились поступления 63 субъектов, на начало августа их было 67. У остальных — прирост, причем иногда довольно значительный. Например, доходы Магаданской области увеличились на 2,3 млрд рублей (основной источник доходов региона — добыча золота, стоимость которого резко возросла из-за коронакризиса. — «Известия»), Амурской — на 5,7 млрд рублей (в регионе реализуется крупный инвестпроект «Газпрома» — Амурский газоперерабатывающий завод. — «Известия»).

график и рубли
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Какие субъекты больше всего пострадали из-за пандемии?

— Этот кризис отличается от предыдущих, поскольку впервые существенно начали снижаться собственные доходы регионов. В первую очередь пострадали субъекты с ресурсно-ориентированной экономикой. Но у них достаточно сбалансированные бюджеты, есть большие остатки на счетах.

Если брать параметры по собственным доходам, на 1 сентября по отношению к прошлому месяцу в 57 субъектах появилась положительная динамика. А по сравнению с тем же периодом прошлого года стал сокращаться кассовый разрыв.

— Какие у вас прогнозы на конец года?

Налоговые и неналоговые доходы регионов ожидаем на уровне 10,2 трлн рублей. Это на 830 млрд рублей меньше 2019 года.

В общем — с учетом поддержки федерального центра — доходы консолидированных бюджетов регионов будут 13,7 трлн рублей, что даже на 1% больше уровня прошлого года. Оставшийся транш в 100 млрд рублей из ранее предусмотренных 300 млрд рублей планируем распределить в октябре.

Прогноз по расходам — 14,5 трлн рублей или плюс 7% к прошлому году. Дефицит, таким образом, составит примерно 700 млрд рублей.

— Как субъекты будут его покрывать?

Сейчас на счетах регионов остатки почти на 2 трлн рублей, из которых около 1,4 трлн рублей — на депозитах 18 субъектов. Это классическое управление ликвидностью, и не надо думать, что скопились лишние деньги. Такой показатель говорит о том, что некоторые субъекты чувствуют себя сегодня уверенно, что положительно для устойчивости экономики в целом.

Прогнозируемый дефицит бюджетов частично покроется переходящими остатками с прошлого года. Но здесь важнее даже не дефицит, а увеличение госдолга и источник его финансирования.

— Каким будет чистый прирост госдолга?

По итогам года ожидаем увеличение госдолга примерно на 300 млрд. Сейчас общая сумма обязательств регионов — 2,15 трлн рублей, или 22,5% от суммы собственных доходов. Показатель достаточно низкий.

Некоторые губернаторы в целом готовы к наращиванию госдолга. Однако, несмотря на сравнительно устойчивое финансовое положение, нужно ответственно подходить к долговой политике. Перечеркнуть одним решением многолетний выход на невысокий уровень долга — 22% в среднем по субъектам относительно собственных доходов — было бы абсолютно неправильно.

деньги реклама
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Сегодня с уровнем обязательств выше 100% лишь один субъект — Мордовия. Ряду регионов при всей сложности своих бюджетов удалось оптимизировать расходы с одновременным повышением их эффективности. Например, та же Костромская область. Ее долг достигал 106%, но взвешенная политика — работа с налогоплательщиками, развитие экономических процессов — позволила еще в прошлом году снизить его до уровня меньше 100 %.

Госдума недавно приняла поправки в Бюджетный кодекс о продлении норм, действующих в 2020 году: мы разрешаем субъектам превышать уровень госдолга и дефицита бюджета, но в определенных случаях. Среди них — борьба с коронавирусом. Это хороший инструмент для маневрирования.

— Кто будет кредитовать регионы?

Инвестиции придут с рынка — в основном от банков с государственным участием. И в этом нет ничего страшного. Проценты по кредитам падают — сейчас стоимость денег для регионов на исторических минимумах. У нас действует правило, по которому субъекты могут занимать под ставку Центробанка плюс 1%. Сначала казалось, что такая рекомендация, прямо скажем, плохо вписывается в рыночные отношения. Но это сработало: у 99% регионов нет проблем с привлечением средств на таких условиях.

И у губернаторов есть возможность получить казначейские кредиты на покрытие кассовых разрывов — общий лимит пока заложен на уровне 320 млрд рублей. Коллеги уже предложили увеличить сроки кредитования до 240 дней. Думаю, мы пойдем на это (сейчас длительность кредита — 180 дней. — «Известия»).

— Каковы прогнозы по финансовым показателям регионов на 2021-й?

Собственные доходы субъектов оцениваем в следующем году в 11,5 трлн рублей, то есть плюс 13% к низкой базе 2020-го. С учетом денег из центра в консолидированные бюджеты поступит 14,3 трлн рублей. Расходы ожидаем на уровне 14,8 трлн рублей. Дефицит, таким образом, составит около 0,5 трлн.

Основными источниками его финансирования станут остатки прошлых лет, а также средства, высвободившиеся благодаря продлению сроков погашения бюджетных кредитов с 2024 на 2029 год. Темп прироста госдолга к 2020 году существенно замедлится и составит 4%. Обязательства увеличатся примерно на 100 млрд рублей.

— У многих регионов заключены соглашения с Минфином о реструктуризации задолженности. Смогут ли они нарастить обязательства, не нарушая договоренностей?

Все новации и послабления для регионов, которые предусмотрены Бюджетным кодексом, — увеличение дефицита сверх лимитов ради расходов на борьбу с коронавирусом и кризисом, продление сроков погашения кредитов из центра до 2029 года и так далее — мы абсолютно точно учтем при мониторинге соглашений.

Минфин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Страхи регионов о том, что Бюджетный кодекс что-то разрешает, а соглашение нет — беспочвенны. Сейчас нет смысла переподписывать договоры — это будет ненужный труд: спрогнозировать соотношение госдолга к собственным доходам для соглашений ни субъект, ни правительство не сможет.

В целом возможности регионов по собственному налоговому потенциалу в 2020–2021 годах будут серьезно ограничены. Поэтому при формировании бюджета каждому губернатору придется максимально четко расставлять приоритеты и акценты. Фонд оплаты труда работников в бюджетной сфере будет расти в 2021 году, доля социальных расходов будет увеличиваться.

— Многие регионы критикуют действующую методику распределения дотаций. Что об этом думают в Минфине?

Дискуссия о распределении дотаций на выравнивание бюджетов — ежегодная. Есть разные инструменты мотивирования, различные гранты. В следующем году, при всей сложности ситуации, на эти цели заложено 35 млрд рублей. В 2022 и 2023 годах вернемся к объему уровня 2020 года — 50 млрд рублей.

Идеология фонда поддержки заключается в повышении дотаций для субъектов, где снижается налоговый потенциал. Методика должна быть максимально приближена к предоставлению гражданам равного доступа к госуслугам.

Сейчас она работает так: чем большее у региона отставание по темпам роста собственных доходов, тем больше мы даем. Это не нравится многим субъектам. Они говорят, что Минфин демотивирует их наращивать собственную налоговую базу. Но граждане не виноваты. Конъюнктура рынка на цветные металлы, допустим, либо сегодняшняя ситуация, связанная с выпадающими доходами, не должна влиять на качество их жизни. Поэтому всегда идет диалог, и мы находим компромисс. Безусловно нужно выравнивать бюджеты, насколько это позволяет сделать фонд. Сейчас в нем 718 млрд рублей.

— Получается, что и Минфин, и сторона, которая критикует методику, в целом за всё хорошее. Кто прав в этом споре?

— Мы должны найти баланс между стимулирующими и компенсирующими мерами. Главная задача — выравнивание бюджетной обеспеченности в условиях колебаний налогового потенциала. Сейчас будет активная фаза обсуждения методики.

рубли
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

Впервые в этом году мы предложим Госдуме не увеличивать фонд поддержки и зафиксировать его на уровне 718 млрд рублей. Но нужно отметить, что четыре года подряд часть фонда формируется за счет 1% налога на прибыль, который мы централизовали в 2017 году. Понятно, что макропрогноз на 2021 год существенно скорректировал сумму этих поступлений, и мы должны были бы уменьшить фонд на 30 млрд рублей. Но правительство пошло на компромисс и не сокращает средства ниже уровня прошлого года.

— Будет ли Минфин анализировать, насколько эффективно губернаторы распорядились средствами на борьбу с коронакризисом?

— Планируем сделать это в следующем году. Будем оценивать статистику заболеваемости, смертности по итогам 2020-го года через призму потраченных ресурсов на борьбу с коронавирусом. Посмотрим, как сработали меры поддержки экономики. Но никаких финансовых санкций не планируем: поскольку ситуация с падением доходов стабилизировалась, можно говорить, что регионы в целом справились.

— В следующем году заработает ряд фискальных изменений, которые так или иначе отражаются на доходах субъектов: повышение нагрузки на нефтяников, металлургов и производителей удобрений, льготы для IT-сектора. Всё это, очевидно, приведет к выпадающим доходам субъектов. Оценил ли Минфин возможные потери и планирует ли их компенсировать?

Повышение нагрузки на нефтяников и металлургов приведет, по нашим расчетам, к снижению доходов на 47 млрд рублей. Но в этом году были понижены ставки страховых взносов для МСП с 30% до 15%, что должно увеличить налог на прибыль для регионов на 40 млрд. В итоге — минус, но в списке пострадавших будут в основном обеспеченные субъекты — ЯНАО, Татарстан, Коми, Иркутская область и др.

Что касается маневра в IT, то он затронет города-миллионники, у которых бюджеты достаточно сбалансированы.

Так или иначе, мы предусмотрели на следующий год дополнительный транш поддержки в 100 млрд рублей, который распределим в том числе с учетом выпадающих доходов. Он будет распределяться уже по итогам I–II кварталов 2021 года. Методика будет публично обсуждаться.