Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сигналы из космоса: нужна ли России новая система экологического мониторинга
2020-10-05 18:32:54">
2020-10-05 18:32:54
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После того как благодаря серферам удалось обнаружить экологические проблемы в Тихом океане у Халактырского пляжа на Камчатском полуострове, краевые власти заявили, что действующая система экологического мониторинга не справляется и нужна новая, ежедневная. А в понедельник, 5 октября, уже представили новый способ следить за состоянием окружающей среды. Нужно ли России улучшать систему экологического мониторинга, разбирались «Известия».

Камчатка не в порядке

Как сообщила в понедельник, 5 октября, пресс-служба правительства Камчатского края, в регионе заработала новая система мониторинга окружающей среды. Этому предшествовало воскресное заявление главы Камчатского края Владимира Солодова, который выступил с инициативой введения ежедневного мониторинга окружающей среды на федеральном уровне.

Ситуация свидетельствует о том, что у нас на уровне Камчатского края, на уровне России нет отработанной системы мониторинга неблагоприятных экологических последствий, — заявил он. — Мы узнаем данные о состоянии нашей природы от блогеров, от заинтересованных людей. Я хочу поблагодарить всех неравнодушных, но при этом я буду обращаться в федеральные органы власти с предложением создать единую систему постоянного мониторинга возможных неблагоприятных явлениях в окружающей среде. Мы должны ежедневно мониторить наше главное богатство — для Камчатки это океан, реки, нетронутая природа.

Тут действительно большой вопрос — когда официальные власти узнали бы о произошедшем на Халактырском пляже, если бы там не было серферов? Экс-президент Федерации серфинга России Сергей Расшиваев в комментарии «Спорт-Экспрессу» заметил, что в этом году на пляже был аншлаг — по 200 серферов в день.

серферы

Серфингисты и зрители на Халактырском пляже, Камчатский край, июнь 2019 года

Фото: РИА Новости/Александр Пирагис

— В 2013 году, когда я впервые туда приехал, можно было ходить по пляжу и не встретить даже одного человека, не то что какие-то строения, — заметил Расшиваев. — Так получилось, что у серферов большой медиаохват. Через них это всё и рвануло. Если бы на пляже была просто группа из 10 туристов, то сколько бы постов они ни выложили — резонанса не было бы.

Солодов заявил, что нужно «постоянно изучать то, в каком состоянии находится природа» — в том числе на основе «дистанционного зондирования Земли, космических снимков, проб».

— Сегодняшняя ситуация еще раз свидетельствует о том, что такую работу нам нужно усиливать, пока ее очевидно недостаточно, — подчеркнул он.

В понедельник уже была представлена новая система мониторинга, которая, впрочем, включает в себя пока лишь малую часть из заявленного Солодовым. Речь идет о том, что на сайте «Камчатка в порядке» теперь можно оставить сообщение об изменении цвета воды в океане и других экологических проблемах — появилась специальная вкладка «Сбор сообщений о проблемах экологии в Камчатском крае». Там можно сообщить о проблеме, разместить фотографию, поставить геометку.

Не хватает людей и денег

— У нас на уровне законодательства есть система экологического мониторинга, который должен проводиться регулярно, — говорит координатор проектов по климату и энергетике Greenpeace Елена Сакирко. — Но его сейчас, видимо, недостаточно — нет регулярных постов наблюдения, гораздо меньше сотрудников, чем необходимо, работает в природоохранных ведомствах, не хватает людей для регулярных проверок. По идее, до того как серферы почувствовали недомогание, можно было бы зафиксировать какое-то загрязнение, если бы был регулярный мониторинг.

По ее словам, всё сильно разнится от региона к региону. В качестве положительного примера эксперт приводит Ханты-Мансийский автономный округ, где система экомониторинга пусть не идеально, но налажена.

ск

Сотрудник СК РФ по Камчатскому краю берет пробу морской воды, 4 октября 2020 года

Фото: РИА Новости/Александр Пирагис

Заведующий кафедрой экологического мониторинга и прогнозирования РУДН Марианна Харламова замечает, что системы экологического мониторинга в России существуют, они разработаны, но насколько они реально работают — сказать сложно.

Мониторинг предполагает систематическое наблюдение изо дня в день, чтобы стационарные посты ставились, чтобы постоянно проводились замеры, — сказала она «Известиям». — Вот такого у нас, по-моему, вообще нигде нет. При этом принципиально ничего нового делать не надо: поставить автоматические станции контроля, которые могли бы систематически брать эти пробы. Но это вопрос денег.

Заместитель директора по физическому направлению Института океанологии имени Ширшова РАН Петр Завьялов замечает, что вести мониторинг экологической обстановки должен Росгидромет.

— Существуют определенные нормативные правила, пробы качества воды отбираются по определенной схеме, в определенных точках, с определенной периодичностью, — говорит он. — Адекватны ли действующие руководства реальной ситуации? Не знаю. На самом деле число этих измерений, конечно, не очень большое, и было бы полезно его увеличить. Но на это требуются большие денежные и людские средства. Всегда будет потребность улучшать качество мониторинга.

В Росгидромете на запрос «Известий» на момент публикации материала не ответили.

Не замечают разливов

Харламова отмечает, что сейчас стоит рассчитывать на развитие систем не глобального мониторинга, а локального, который обязаны проводить сами предприятия, делая исследования в контрольных створах, например в местах сброса отходов.

— Другое дело, что предприятия предпочитают не афишировать свои данные, — заметила она. — Но найти концы в случае каких-либо инцидентов благодаря системе локального мониторинга намного проще.

Елена Сакирко замечает, что некоторые крупные компании размещают в открытом доступе данные собственного мониторинга. Однако полевые проверки «Гринписа» за последние пять лет показали, что очень часто предприятия, даже публикующие информацию по локальному экологическому мониторингу, «не замечают» разливов, несанкционированных выбросов. И в этой ситуации, считает она, государство должно вести реальный мониторинг, а не просто отрабатывать сигналы об уже произошедших катастрофах.

норильск

Последствия разлива топлива на ТЭЦ-3 в Норильске, 16 июня 2020 года

Фото: ТАСС/Кирилл Кухмарь

— Инциденты этого года в Норильске не были своевременно выявлены, — замечает она. — На Таймыре вообще нередко происходят такие истории, как на Талнахской обогатительной фабрике, где случайно, по сути, местный активист Василий Рябинин наткнулся на сброс отходов. По словам других активистов, на Таймыре это происходит очень часто. А если это происходит где-то далеко в тундре? Туда просто не добраться.

По ее мнению, нужно усиливать регулирование этого вопроса, увеличивая штрафы как за нанесение экологического ущерба, так и за попытки скрыть его или уйти от ответственности.

Помощь большого брата

Солодов, говоря о новой системе мониторинга, упомянул в том числе слежение за ситуацией с помощью дистанционного зондирования Земли. Эксперты заявили «Известиям», что это отчасти может помочь экологическому мониторингу.

— Снимки со спутников надо смотреть, обрабатывать, и это делают в тех регионах, где есть проблемы, — заметила Харламова. — Пока снимки берутся и изучаются, если что-то произошло. Но обрабатывать все снимки — это нереально.

При этом она подчеркнула, что одни только спутниковые снимки не могут дать точную информацию о том, что произошло. В случае с Камчаткой известно лишь, что в реках, впадающих в Тихий океан, периодически бывает мутная вода, но что это конкретно значит, непонятно — снижение прозрачности воды может быть связано с массой причин, говорит Харламова.

— Заметить на спутнике загрязнение там, где раньше этого видно не было, — это возможно, — заявил «Известиям» главный специалист лаборатории картографии Института географии РАН Борис Фомин. — Но мы способны видеть только те изменения, которые имеют большое пространственное и временное развитие, тем более что снимки мы получаем не сразу.

мониторинг
Фото: Роскосмос

Он добавил, что спутниковые снимки также могут помочь определить источник загрязнения — пятно на воде будет интенсивнее ближе к источнику. В то же время Фомин считает, что спутниковые снимки не могут считаться очень надежным средством мониторинга, так как многое зависит от погодных условий, разрешения снимков и т.д.

Тем не менее, замечает Сакирко, этот инструмент работает, и некоторые регионы уже начали его активно применять — в частности, власти ХМАО с недавних пор обследуют свою территорию с помощью спутниковых снимков.

— Но это есть не в каждом регионе, — говорит она. — Спутниковые снимки позволяют получить сигналы о возможных авариях, но все снимки нуждаются в полевой верификации: без этого нельзя сделать точный вывод. Мы, если видели на спутниковых снимках нечто похожее на разлив нефтепродуктов, всегда проверяли затем на месте. И неоднократно было такое, что разлив подтверждался.

«Роскосмос» в понедельник сообщил, что российские спутники дистанционного зондирования Земли проводят мониторинг экологической обстановки прибрежных районов Камчатского полуострова.

— Несмотря на облачность, была проведена космическая съемка, результаты которой переданы в следственные органы и властям Камчатского края для проведения дальнейшей экспертизы, — говорится в сообщении «Роскосмоса». — Российским регионам необходимо иметь систему постоянного космического мониторинга.