Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Кокорин был очень важен и нужен для нас»

Главный тренер «Зенита» Сергей Семак — о несостоявшемся возвращении в клуб звездного нападающего и борьбе за чемпионство
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В субботу, 3 октября, в Москве пройдет центральный матч первого круга нынешнего сезона чемпионата России. В гости к «Спартаку» приедет петербургский «Зенит». Обе команды с одинаковым числом очков занимают два первых места в турнирной таблице. Их очная встреча, возможно, определит будущего обладателя золотых медалей. В предыдущие два сезона их завоевывал «Зенит». Незадолго до этой игры «Известия» поговорили с главным тренером команды Сергеем Семаком, который рассказал о конкуренции со «Спартаком» и составляющих побед в прошлых чемпионатах.

— Мы с вами встретились на открытии клуба «Охотник и рыболов». Увлекаетесь этим делом?

— В детстве рыбачил, сейчас нет времени, хотя ребята постоянно зазывают. Желание вспомнить это удовольствие есть, поэтому рад, что в Санкт-Петербурге открылся такой клуб, как «Охотник и рыболов». Тем более человека, который всё это организовал, петербургского предпринимателя Владимира Резникова, я знаю только с хорошей стороны.

— У вас в команде есть рыбаки или охотники?

— В тренерском штабе заядлые рыбаки — Александр Анюков и Игорь Симутенков. И среди игроков рыболовов у нас хватает, не говоря уже о медицинском штабе. В «Зените» многие ездят мужской компанией на рыбалку. Отчасти этому способствует география. Живя в Санкт-Петербурге, можно ездить рыбачить куда угодно: и в Архангельскую область, и в Мурманск, и в Финляндию, а сколько прекрасных озер вокруг Питера.

— Оба ваших чемпионства в качестве главного тренера «Зенита» были завоеваны с запасом — за три и четыре тура до конца турнира. Какое из них далось сложнее?

— Трудно сравнивать, поскольку в обоих случаях путь к победе был сложный и нервный. Что касается запаса, то это видимость. Запас, как правило, проявляется лишь в конце сезона. А начало всегда сложное. Круг кандидатов, которые борются за звание чемпиона России, определяется ближе к зимнему перерыву. Так что наше превосходство по очкам — не панацея. Мы не настолько сильнее других, чтобы выйти на поле и пешком всех обыграть. Нам надо работать, трудиться, не стоять на месте, чтобы результаты были хорошими.

— Когда вам было сложнее — в первые полгода, когда работали в «Зените» с составом, собранным предшественниками, или уже после собственных трансферов, когда спрос с вас стал строже?

— Спрос всегда одинаковый. И в футбол играют прежде всего люди. И тренерский штаб должен делать максимум возможного. Стараться, чтобы каждый игрок был на своем месте, хорошо себя чувствовал и показывал свой лучший футбол. И в первый сезон до зимнего перерыва с тем составом, что у нас был, мы тоже шли на первом месте. Было тяжело. Но ребята старались. Они молодцы, сделали большое дело.

— В первый сезон пришлось поступаться своими тренерскими принципами?

— Что касается принципов, я прежде всего оцениваю возможности игроков. И отталкиваясь от них, выстраиваю ту игру, которую хотел бы видеть. Это работа шаг за шагом. Конечно, когда появляется возможность взять того или иного футболиста, мы пытаемся встроить его в уже существующую команду, усилить ее слабые места. И если позволяют обстоятельства, стараемся брать именно тех игроков, которые подходят под наше видение футбола.

— Два года назад ваш основной преследователь — «Краснодар» — фактически потерял шансы догнать «Зенит» за шесть туров до финиша. В прошлом сезоне с вами на равных конкурировал «Локомотив», но туров за десять тоже отпал. Сегодня у «Спартака» есть шансы заставить вас нервничать до самого конца турнира?

— Я думаю, борьба будет долгой. Интуиция подсказывает мне, что в этом сезоне всё будет сложнее. Усиливается ЦСКА, усиливается «Спартак», хорошо выступают «Краснодар» и «Локомотив». Все они будут бороться за чемпионство, как и все последние годы.

— «Спартак» идет вровень с вами по очкам, а его новый гендиректор Шамиль Газизов обещал бросить «Зениту» перчатку. Как думаете, получится?

— Дело руководителей говорить, а тренеров и игроков — тренироваться и играть (улыбается). Каждый занимается своим делом. Мы концентрируемся на своей игре.

— Вы работали с Газизовым в «Уфе», вместе выводили команду в Лигу Европы. Удивились, что он оказался в топ-клубе?

— Вероятность того, что он окажется в одном из топ-клубов, была. Его отличная работа в «Уфе» не могла остаться незамеченной. Мне лично работать с ним было комфортно. Но уехать в другую команду, в другой город из Уфы, где ты провел всю жизнь, непросто. Я не знал, решится ли Газизов на подобные изменения, но то, что он получит такой шанс, предполагал.

— От каких методов работы в «Уфе» ему надо отказаться, чтобы быть успешным в «Спартаке»?

— Ни от чего не надо отказываться. Он профессионал своего дела и доказывает это, собирая команды, которые решают большие задачи. Работа генерального директора или главного тренера везде одинакова. Ты работаешь на результат.

— «Зенит» уже взял два чемпионства с большим отрывом. Летом команда только отпраздновала второе золото и победу в Кубке России, как через две недели уже должна была начинать новый сезон. Не было ощущения пресыщенности успехами? Ваш недавний неудачный отрезок с лишь одной победой в четырех матчах не с этим связан?

— Проблемы бывают всегда. Мы и в первый сезон затормозили после удачного старта. Были неудачные матчи вроде абсолютно необязательного поражения от «Анжи» (1:2). И в этом чемпионате есть неудачные встречи.

— Тогда со стороны виделось больше объективных причин для неудач, в том числе и связанных с составом команды.

— Это кажется, что тогда было сложнее, чем сейчас. В прошлые годы были другие причины для неудач — игроки приехали с чемпионата мира в разном состоянии, кто-то с травмами, кто-то просто эмоционально выхолощенный. Сейчас другие проблемы. Конечно, сложно каждый год мотивировать футболистов на максимальный результат, добиваться побед в каждом матче. Но это часть работы. Нужно всё время улучшать игру, не стоять на месте. Надо частично менять состав хотя бы по несколько человек, чтобы всегда присутствовала свежая кровь. Ведь другие команды тоже становятся и злее, и сильнее. И тоже хотят выигрывать.

— Летом «Зенит» расстался со своим капитаном последних лет Браниславом Ивановичем. Вместо него в центр обороны приобретен Деян Ловрен. Насколько кардинально изменились принципы игры в защите после такой рокировки?

— Кардинально ни в чем не изменились. Что касается конкретных действий в обороне, то мы и в прошлом сезоне, и в нынешнем играем довольно прилично. Что касается манеры игры, то да, она немного разная. Бранислав — игрок, который больше старался страховать и читать ситуацию, а Ловрен действует более активно и агрессивно. Они разные футболисты, отсюда и разная видимость игрового рисунка. Но требования остаются те же.

— С лета начал результативно и уверенно играть Малком. Нет проблемы его совмещения на поле с Артемом Дзюбой и Сердаром Азмуном? Показалось, что спад Дзюбы в начале сезона был связан с тем, что роль Малкома возросла.

— Мне кажется, говорить о проблемах можно только на более длинных отрезках, но не после того количества матчей в сезоне, которое сыграно сейчас. Был же у Артема период и в наш первый совместный сезон, когда он долгое время не забивал. А потом Дзюба его догнал. За последние два года он забивает голы, отдает передачи и своей игрой показывает, что всё нормально. Если в этом сезоне что-то изменится, мы это увидим. В данный момент Артем играет результативно. Да, не всегда. Да, бывают не самые яркие матчи для всех — не только для Дзюбы, Азмуна и Малкома.

— Сейчас в РПЛ нет «долгожителей» среди действующих главных тренеров. Только вы и Виктор Гончаренко в ЦСКА, Мурад Мусаев в «Краснодаре» и Валерий Карпин в «Ростове» более двух лет отработали во главе своих нынешних команд. На ваш взгляд, почему так происходит?

— Везде определяющим фактором является результат. В каких-то случаях — доверие со стороны руководства. Вот и всё. Нужно идти той дорогой, которая выбрана. А большое количество смен тренеров говорит только о том, что у руководителей зачастую не хватает терпения подождать. Дать результат за полгода-год сложно. На строительство новой команды нужно больше времени.

— Вы за два года в «Зените» ощущали, что ходите по минному полю, что можете лишиться должности, если не займете первое место?

— Нет. Абсолютно. Прежде чем прийти в команду, я разговаривал с руководством клуба. В первый год моей тренерской задачей было вернуться в Лигу чемпионов. Уже это был бы нормальный результат с тем составом, что был. Конечно, все всегда хотят побеждать. Но не думаю, что много специалистов в первый год моей работы во главе «Зенита» могли предположить, что команда станет чемпионом. Во второй сезон после нашего усиления и достаточно уверенной игры ожидания были выше. Поэтому перед нами встала задача выиграть первое место. Теперь цель — первое место в чемпионате, а дальше посмотрим в Лиге чемпионов, насколько нам удастся усилиться и освежить нашу команду для решения новых задач. Что для этого нужно, я всё время доношу до руководства, аргументирую свои мысли. А руководители вправе требовать результат от меня, так как выполняют то, что хочет от них главный тренер.

— Поражение в квалификации Лиги Европы от минского «Динамо» (0:4) могло бы похоронить вашу карьеру в «Зените», если бы вы не отыгрались в ответной встрече (8:1) и вылетели из турнира?

— Думаю, вряд ли. Два месяца работы — не тот показатель, по которому можно делать кардинальные выводы. С точки зрения результата день матча в Минске был очень плохой в моей жизни, если не сказать жестче. Но иногда нужно и через это пройти.

— Насколько масштабное усиление вам нужно, чтобы к зимнему перерыву идти первыми в чемпионате России и выйти в плей-офф Лиги чемпионов?

— К сожалению, не получилось взять в команду Сашу Кокорина, который был важен для нас. Для борьбы за выход из группы в Лигу чемпионов нам были нужны два игрока. Я говорил об этом руководству. Но, к сожалению, пока не вышло взять тех двоих, о которых шла речь. Так что будем смотреть на жеребьевку группового этапа и оценивать, насколько в наших силах побороться за выход в плей-офф. Иногда даже нереальные цели достигаются, если очень этого хотеть. Плюс тут нужна доля везения — именно она помогает, когда команда добивается победы, будучи ниже по уровню, чем соперник.

— Наблюдая за тем, как Кокорин из-за травмы провел за «Спартак» всего два неполных матча без голов и голевых передач, не было мысли, что, возможно, он и не нужен был «Зениту»?

— Нет. Я прекрасно знаю его возможности и нисколько не сомневаюсь, что он один из лучших футболистов России.

— Можете назвать три сильнейшие команды, в которых вы играли или которые тренировали?

— Из своего что-то сложно выделить. Могу назвать три команды вообще, но не во всех я играл. Если выделять команды, выигрывавшие крупные трофеи, то это, конечно, ЦСКА, победивший в Кубке УЕФА 2005 года. Дальше «Зенит», бравший аналогичный титул в 2008 году. И, конечно, была очень сильная по составу команда при Андре Виллаше-Боаше. С Халком, Витцелем и множеством классных российских футболистов. Наверно, это был самый сильный состав в истории «Зенита».

Прямой эфир