Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Игра на камеру: почему на Украине распродают тюрьмы
2020-08-11 17:49:17">
2020-08-11 17:49:17
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На Украине началась распродажа тюрем. Первым на торги выставили Ирпенский исправительный центр в Киевской области, готовят к приватизации колонию в центре Одессы. По словам министра юстиции Дениса Малюська, всего с молотка уйдет более 100 объектов госсобственности. «Известия» разбирались в том, как изменится жизнь украинских заключенных.

Тюрьма с молотка

Министерство юстиции Украины продает колонию в центре Одессы. В мае 2019 года заключенные здесь подняли бунт. В ходе беспорядков вспыхнул пожар, и здания тюрьмы пришли в негодность. Вырученные деньги планируют разделить на две части. Одна часть средств пойдет на развитие другой тюремной инфраструктуры. Другую направят в государственный бюджет.

6 августа в министерстве юстиции рассказали о подготовке к продаже Ирпенского исправительного центра в Киевской области. Последних осужденных отсюда перевели в августе 2019 года. Чиновники обещают до конца августа провести оценку стоимости имущества и озвучить стартовую цену. Затем объект выставят на электронный аукцион. Потенциальным инвесторам покажут видеопрезентацию и разрешат посетить заведение.

Всего в ходе реформы системы исполнения наказаний планируют продать 100 объектов недвижимости. В нынешнем году на торги обещают выставить еще семь учреждений: Ковельcкую воспитательную колонию, Устиновский и Ширяевский исправительные центры, Черноморскую, Желтоводскую, Черкасскую и Дергачевскую исправительные колонии. Министр юстиции Денис Малюська комментирует происходящее своеобразно. «Если кто-то представил, что на наши аукционы придут инвесторы и создадут сеть тюрем ЦРУ или гигантских центров БДСМ, то вынужден вас разочаровать. Не с нашим везением. Вряд ли мы наткнемся на такую экзотику», — говорит он.

тюрьма
Фото: REUTERS/Gleb Garanich

По словам чиновника, тюрьмы будут перестроены. «Инвесторов привлекает возможность получить крупные земельные участки с уже подведенными инженерными сетями. Что вырастет на их месте — заводы, жилые комплексы, ТРЦ, — это уже не к нам, а к будущим владельцам и органам местного самоуправления, которые утверждают генпланы и выдают градостроительные условия и ограничения», — отмечает Малюська.

Он добавляет, что распродажа пенитенциарных учреждений не означает уменьшения количества заключенных. «Мы построим новые следственные изоляторы в промзонах или за пределами городов, которые заменят существующие в центрах городов. Постепенно большая распродажа превратится в большое строительство», — обещает министр юстиции.

Задача — выжить

Правозащитники давно бьют тревогу — условия содержания заключенных на Украине ужасные. В январе этого года представители центра по предупреждению пыток рассказали о визите в киевское СИЗО. По словам наблюдателей, большинство камер требуют капитального ремонта, в старейшем корпусе изолятора нет вентиляции, а стены покрыты грибком. В камерах вопреки закону вместе содержат и новичков, и рецидивистов. Заключенным не хватает спальных мест, некоторым приходится ночевать на полу или спать вдвоем на одной кровати.

Для устрашения заключенных используются пытки. Одна из них — «слоник». Зэку надевают противогаз и пускают в воздухозаборное отверстие сигаретный дым, чтобы нечем было дышать. «Скрутка» — заключенного заматывают в матрас и избивают дубинками. Тело болит, но следов побоев нет. «Заплыв» — заключенного кладут на пол лицом вниз и на максимальную высоту поднимают вытянутые вперед руки, доводя до защемлений и травм позвоночника.

Камера следственного изолятора в Киеве

Камера следственного изолятора в Киеве

Фото: REUTERS/Gleb Garanich

Правозащитник, бывший сотрудник колонии Сергей Зуйков говорит, что пытают не конвоиры, а так называемые активисты. «Это люди, осужденные по «неуважаемым» статьям. Администрация гарантирует им безопасность и дает бытовые преференции в обмен на сотрудничество — избиения и изнасилования других заключенных», — отмечает Зуйков.

Особый вид истязания — лечение в тюремных больницах. Скандал разразился, в частности, после визита правозащитников в отделение Львовской больницы. Заключенных там содержали в неотапливаемых помещениях, температура воздуха едва достигала 11 градусов. В помещении расплодились крысы, которых администрация даже не пыталась травить. Стены покрылись плесенью, матрасы давно порвались. Особенно ужасным было положение онкобольных — для них не было предусмотрено ни наркотических обезболивающих, ни диагностических манипуляций.

Работа на камеру

Пока не очень понятно, как приватизация отразится на жизни заключенных. Чиновники говорят, что резервов для «уплотнения» достаточно. На практике условия содержания зэков могут ухудшиться еще больше. Недоумение, впрочем, взывает не только распродажа тюрем. Министр юстиции Украины Денис Малюська озвучивает и другие идеи. Так, для избрания меры пресечения по уголовному делу он предложил использовать искусственный интеллект. Таким образом, якобы удастся исключить человеческий фактор — коррупцию и «телефонное право». На полном серьезе министр спрашивал у подписчиков в соцсетях, где лучше покупать «софт».

Малюська также предлагал отпустить часть пожизненно осужденных. «Это крайне сдержанные, умные, интеллигентные, начитанные люди. Они сидят десятки лет, уже и не помнят ту свою [преступную] жизнь. Это другие люди, не такие, какими они попали в тюрьму. Я готов их брать на работу», — говорил он.

Камеры в отремонтированном корпусе следственного изолятора Киева

Камеры в отремонтированном корпусе следственного изолятора Киева

Фото: REUTERS/Gleb Garanich

Наконец, еще одна скандальная инициатива — создание платных VIP-камер. Они уже появились в СИЗО Киева, Днепра, Запорожья, Одессы и других городов. В «номерах люкс» установлена новая мебель и бытовая техника, поклеены обои. В некоторых помещениях стоят мягкие диваны, на стенах висят телевизоры, а на окнах — шторы. Цены отличаются в зависимости от региона. В Одессе, например, сутки стоят 985 гривен (2600 рублей), месяц — 4093 грн (10 900 рублей).

Эксперты не считают реформу тюрем неожиданностью. «Украинское государство последовательно отказывается от своих обязательств. Cокращает расходы на медицину, образование, социальную сферу. В этом же ряду и содержание заключенных. Происходит оптимизация всего и вся», — объясняет «Известиям» украинский политолог Андрей Золотарев. Его коллега Ростислав Ищенко подчеркивает, что в условиях кризиса покупателей, инвесторов министерству юстиции найти будет крайне трудно.