Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Сокращение бюджета ЦСКА составит около 25–30%»

Президент армейцев Андрей Ватутин — о финансах клубного баскетбола, критике Шенгелии и болезненном уходе Воронцевича
0
Фото: РИА Новости/Михаил Сербин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бюджет баскетбольного ЦСКА, который в сезоне-2018/19 составлял более 2,8 млрд рублей, сократится примерно на треть. Также действующие чемпионы Евролиги, скорее всего, будут вынуждены отказаться от собственного чартера. Об этом в интервью «Известиям» рассказал президент московского клуба Андрей Ватутин. Он также объяснил, почему Грузия может гордиться переходом капитана сборной Торнике Шенгелии в состав армейского клуба и как будут распределяться призовые в новом сезоне Евролиги.

В вашей трансферной кампании были такие серьезные ходы, как подписание Милутинова и Шенгелии, продление контрактов с Джеймсом, Хэкеттом и Боломбоем. Это означает, что бюджет клуба на сезон-2020/21 подтвержден? Уже есть понимание, как финансовые потери сезона-2019/20 отразятся на зарплатной ведомости, которая в прошлом году составляла около €26 млн?

— Менеджмент приложил серьезные усилия, чтобы сохранить состав боеспособным в условиях кризиса. Да, у нас появились два звездных новичка, но также команду по разным причинам покинули такие недешевые игроки, как Хайнс, Воронцевич, Куфос, Бэйкер. Общая зарплатная ведомость не увеличилась. Это было очень важным фактором, потому что клубный бюджет, безусловно, будет сокращен. Как вы знаете, от большинства маркетинговых программ отказался «Аэрофлот». Наш владелец «Норникель» оказался в непростой ситуации, финансирование клуба будет уменьшено. Конечно же, мы понимаем объективные трудности и невероятно ценим всё то, что делал и делает «Норникель» для нашего клуба. С учетом падения курса рубля и предполагаемых ограничений на продажи билетов мы прогнозируем, что общее сокращение бюджета составит около 25–30%.

Потому работаем над двумя моментами — оптимизацией расходов и поиском новых спонсоров. Кризисное время заставляет не только преодолевать трудности, но и многому учиться, быстрее внедрять новейшие разработки, уделять больше внимания цифровизации большинства процессов. Один пример: хотим вообще отказаться от продажи билетов на бланках в фирменном магазине. Сейчас у каждого есть возможность распечатать электронный билет или показать его на смартфоне, и наша система полностью готова к считыванию кодов с экранов. А это и удобство, и экономия.

— Уход «Аэрофлота» означает, что команда лишилась чартера на следующий год и будет использовать регулярные рейсы?

— Мы искренне благодарны «Аэрофлоту» за долгое и, уверен, взаимовыгодное партнерство. Надеемся, что однажды — когда экономика выйдет из кризиса — мы продолжим работать вместе. Очевидно, что этого не случится в ближайший год, ведь авиакомпания сейчас просто не генерирует прибыль. Наверняка команде придется испытать некоторые неудобства по ходу предстоящего сезона, чаще использовать регулярные рейсы.

Евролига уже опубликовала календарь: сезон начинается 1 октября. Вскоре мы узнаем и расписание Единой лиги. У вас есть уверенность, что в условиях пандемии баскетбол удастся перезапустить?

— Опасность заражения сохраняется, общедоступных вакцин, позволяющих предохраниться или излечиться от коронавируса, пока нет. В то же время накапливается опыт по профилактике, лечению, по ограничительным мерам на спортивных соревнованиях, в том числе в России. Для нас важно, чтобы каждая из лиг разработала четкий протокол действий на случай обнаружения заболевших. Необходимо изучить опыт футбольных турниров, постараться избежать выявленных ошибок, чтобы не дошло до модификаций регламентов и правил по ходу сезона. Надо также помнить, что эпидемиологическая ситуация в разных странах развивается по-разному, и у нас должна быть прописана четкая последовательность действий. Неопределенностей по алгоритму в конкретных случаях должно быть как можно меньше.

Как реагируете на критику из Грузии перехода Шенгелии в ЦСКА?

— Если честно, поначалу не относился к ней серьезно, единичные нападки в интернете для публичных людей — дело обычное. У меня множество друзей из Грузии, один из них — Иосиф Апциаури, которому передаю большой привет, — помогал мне писать Токо (прозвище Шенгелии. — «Известия») эсэмэски на грузинском, когда мы вели переговоры. Прекрасно знаю, что подавляющее большинство соотечественников рады за своего капитана и желают ему всего самого доброго. Но когда на эту тему отрицательно высказалась президент страны, когда она поставила под сомнение свободу профессионального спортсмена в выборе места работы, это вызвало удивление. Причем не только у меня, но и у жителей Грузии. Как сказал Шенгелия, для него странно объяснять меру своего патриотизма. Токо с первого дня переговоров было крайне важно наше согласие на его выступление за сборную страны, и это согласие от нас он получил. Мы в своей деятельности бесконечно далеки от политических мотивов, собираемся просто играть в баскетбол, радовать зрителей и побеждать. Ничего более. С огромным уважением отношусь к Грузии, ее истории, у нас уже играли Георгий Цинцадзе и Манучар Маркоишвили, поэтому ждем всех соотечественников Токо на наших матчах. Уверен, что тем, кто играет или болеет за ЦСКА, это никак не мешает быть патриотом Грузии. Грузия может и должна гордиться таким спортсменом, как Шенгелия.

— Расставание с Хайнсом стало для всех сюрпризом. Вы душевно поблагодарили его за семь лет в ЦСКА, но согласитесь, что не этого ждут от капитана команды: когда он по телефону неожиданно сообщает, что уже договорился с другим клубом. Теперь у вас будут сомнения, если вы задумаетесь о потенциальном капитане-легионере?

— Да, решение Кайла было для всех нас неожиданным неприятным сюрпризом. По сути, в разгар трансферной кампании оно перевернуло наши планы. Но к Хайнсу не может быть никаких претензий: он очень много отдал клубу во всех отношениях — и в спорте, и в построении побеждающей команды. И это вообще не вопрос паспорта. Что касается телефонного звонка. Во-первых, у Кайла не было возможности обо всем сообщить лично, мы находились в изоляции в разных странах; во-вторых, он не просто обошелся коротким информационным сообщением, но поговорил практически с каждым в клубе, с кем общался в армейские годы. Пояснил свой выбор, не отказался выйти на связь с болельщиками. Хайнс многое для нас значил, но мы идем дальше. Никто не остается в клубе навечно, и, уверен, мы построим новый прочный и успешный коллектив.

— Ситуация с Воронцевичем была другой.

— Да, здесь решение было нашим. И это решение было одним из самых сложных за годы моей работы в ЦСКА. Мы принимали его долго, вынужденно и с болью. После 14 лет в клубе, конечно, было бы здорово, если бы Андрей завершил карьеру именно здесь. Но в новой ситуации — экономической и кадровой — мы не могли предложить ему ни сопоставимой зарплаты, ни привычной для звездного статуса игровой роли. Воронцевичу рано становиться просто живым символом, по примеру Фелипе Рейеса в «Реале». Андрей сохраняет любовь к игре, желание выходить на площадку, бороться. Потому наше расставание — это и проявление уважения к высококлассному игроку и профессионалу, который способен проявить себя.

На ваш взгляд, реально ли зафиксировать курс евро/доллара на определенной отметке в новых контрактах (в прошлый кризис так делали клубы футбольной премьер-лиги)? Допустим, 70 рублей за евро, чтобы обезопасить бюджет от колебаний национальной валюты?

— Это исключительно вопрос договоренностей с конкретными игроками или тренерами. У клубов нет инструментов для одностороннего понижения контрактов, это всегда вопрос переговоров и доброй воли баскетболистов. Отмечу, что попытка Евролиги договориться с профсоюзом игроков о консолидированном понижении пока не увенчалась успехом. Кроме того, у нас не так много новых контрактов, чтобы это сейчас оказало существенное влияние на бюджет, а в уже подписанных поменять условия невозможно. Напомню, некоторые из новых соглашений заключены еще до пандемии.

— Вам не кажется, что с учетом невысоких доходов клубов зарплаты игроков в Европе сильно завышены?

— Понятно, что размеры зарплат игроков сейчас обоснованы не экономическими факторами, а амбициями владельцев клубов. Причем мы увидели за период карантина, что даже в такое сложное время стоимость топовых игроков не падает — ведущие клубы продолжают жесткую конкурентную борьбу на трансферном рынке.

Пандемия научит европейские клубы жить по средствам?

— Евролига уже давно продвигает и планомерно ужесточает правила фейр-плей, вне зависимости от ситуации. В идеале они должны стимулировать клубы к сокращению расходов или существенному увеличению доходов. Как вы говорите, научить жить по средствам, что особенно актуально. Следующий шаг, который сейчас активно обсуждается, — введение потолка зарплат, подобного тому, что существует в NBA. Мы принципиально поддерживаем все эти идеи Евролиги, но следует понимать: тема очень острая. Евролига — это 11 стран, существующих в разной налоговой реальности. Важно, что потолок зарплат — это новое и очень существенное финансовое условие участия в Евролиге. К тому же озвучиваемые ограничения могут привести к оттоку звезд из европейского баскетбола, и соревнование потеряет в привлекательности для зрителей и спонсоров. Так или иначе обсуждение этого вопроса отложено до осени.

Для введения потолка необходимо открывать бюджеты, унифицировать контракты, учитывать нюансы национальных экономик и налоговых систем.

— Совершенно верно. Разумная унификация нужна. Но очевидно, что скопировать систему NBA не получится. Все страны живут в разных экономических и политических реалиях, бизнес ведется по разным принципам. Единая модель всегда будет выгоднее представителям одних стран, а другим навредит. На сегодня ЦСКА — единственный клуб с лицензией А, который полностью открывает бюджет. Мы не используем «серых» схем, имиджевых контрактов, не платим агентам напрямую, не имеем долгов по зарплатам, полностью и вовремя платим налоги. Это грамотное ведение бизнеса. Объективно в разы поднять доходы от баскетбольных операций в России практически невозможно.

Уровень жизни здесь ниже, чем в Европе, цены на билеты уже почти на максимальной границе. Посещаемость мы за последние годы существенно подняли, но, даже если будем собирать аншлаги, останемся далеки от самоокупаемости. ТВ-права продает Евролига, но большой прибыли от этого мы не видим, российский телевизионный контракт самый дешевый в Европе. Постоянное участие ЦСКА в «Финалах четырех» заставляет соперников искать методы, чтобы нас остановить, и для этого некоторые хотят поменять правила игры. При этом забывается, что большой бюджет не всегда является гарантией успеха, и примерами тому могут служить многолетние не столь успешные вливания других команд.

— Обычно говорят, мол, если с чем-то не согласен, предложи свое.

— На последнем заседании совета Евролиги мы озвучили целый пакет предложений. Не вдаваясь в подробности, скажу, что они касаются нюансов правил фейр-плей, календаря, работы с телевизионными контрактами, распределения доходов и некоторых маркетинговых аспектов. При этом нам бы хотелось больше свободы в деле зарабатывания денег на национальных рынках, где у нас тоже скованы руки по многим направлениям, нужно как минимум получить большее количество рекламных площадей на домашних матчах. В ближайшем сезоне в связи с пандемией предполагается отказаться от призовых и ввести гарантированную сумму за участие — это поможет планировать бюджет. Важный момент для соблюдения правила фейр-плей — наличие определенности со спонсорами. В кризисной ситуации спонсор может попросту уйти в разгар сезона, и клуб автоматически станет нарушителем, поскольку доходная часть бюджета «просядет».

Если новый сезон начнется без зрителей, то клуб в целях экономии сможет проводить матчи на УСК ЦСКА?

— Недавний указ мэра Москвы позволяет нам строить оптимистичные планы. Искренне надеюсь, что ситуация будет достаточно безопасной, чтобы приглашать на трибуны больше, чем 50% болельщиков. Мы планируем играть в «Мегаспорте», календарь позволяет провести там все домашние матчи.

— Как вы относитесь к словам владельца «Панатинаикоса» Димитриса Яннакопулоса, который спросил у главы Евролиги Жорди Бертомеу, как это возможно, чтобы одна лига, которой 20 лет и в которой играют самые сильные клубы, не может финансово соперничать с новорожденным турниром (Лигой чемпионов)? В его словах есть рациональное зерно?

— Я не вижу в Лиге чемпионов конкурента Евролиге. Вроде бы у детища ФИБА есть серьезный стартовый задел, некие суммы «на раскрутку». Возможно, не владею всей информацией, но со стороны мне кажется, что ФИБА, подобно китайскому мудрецу, просто сидит на берегу баскетбольной реки и ждет, пока мимо проплывет труп Евролиги. Не проплывет. Мне представляется, что стоило бы проявить активность, действовать агрессивнее. Мы работаем на одном рынке, конкуренция помогает всем идти вперед. Евролига существует уже 20 лет, выстраивает стратегию, развивается. Пусть она еще и не вышла на уровень значительных доходов и зарабатываемые деньги далеки от европейского футбола, но мы верим в ценность и перспективу нашего продукта, верим, что менеджмент Евролиги способен действовать активнее, задействовать все современные инструменты, поднять эффективность баскетбольного бизнеса на новый уровень. Для оценки экономики «молодой» Лиги чемпионов хотелось бы использовать более длительный период деятельности.

Прямой эфир