Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Вирус замедленного действия: станет ли Африка новым очагом эпидемии
2020-07-07 21:17:49">
2020-07-07 21:17:49
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

При обсуждениях последствий мирового коронавирусного кризиса эксперты практически не затрагивают ситуацию в Африке. Континент действительно стал последним, где была зафиксирована вспышка новой инфекции. Однако в отличие, например, от Европы, где эпидемия находится на спаде, в Африке число случаев заражения постоянно растет. При этом наблюдается и увеличение численности вынужденных переселенцев и беженцев, которые мигрируют внутри континента в поисках лучших условий для жизни. После открытия границ эти люди могут возобновить свои попытки перебраться в другие страны. Станет ли это проблемой в виде новой вспышки коронавирусной инфекции или благом для развитых государств, которые нуждаются в притоке трудовых ресурсов? На эти вопросы в масштабных исследованиях попытались ответить эксперты Фонда Росконгресса, материалы оказались в распоряжении «Известий».

Припозднившиеся

Фонд Росконгресс подготовил два исследования: «Африканский социальный и политический контекст в условиях коронавируса: дальнейшая стабилизация или эффект пороховой бочки?» и «Африканский социально-политический контекст в условиях пандемии» (специально для «Известий»). Как указывается в материалах, действительно, Африка стала последним густонаселенным континентом, который столкнулся с новым вирусом. И, например, в середине мая, когда многие европейские страны уже начали выходить из карантина, на Африку приходилось всего 2% от общемирового количества инфицированных.

Но сейчас и там наблюдается тенденция к росту заболеваемости. Как рассказала «Известиям» технический директор регионального офиса Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Африке Мэри Стивен, на сегодня зарегистрировано более 470 тыс. случаев при более 11 тыс. летальных исходов. По ее словам, 80% от общего числа приходится лишь на 10 стран континента, а остальные государства смогли затормозить вспышку пандемии. По последним данным, зафиксировано более 220 тыс. выздоровлений. Если говорить о мерах, то еще на заре эпидемии в 28 африканских государствах были введены режимы чрезвычайного положения или чрезвычайной ситуации в области здравоохранения.

В то же время риск масштабного распространения еще не преодолен. Самая очевидная причина, указывается в материалах Росконгресса, — системы здравоохранения в большинстве стран континента недостаточно развиты для комплексной борьбы с COVID-19. Африка составляет около 17% населения мира и несет 23% глобального бремени болезней, но на нее в 2015 году приходился всего 1% от глобальных расходов на здравоохранение. Ежегодный дефицит финансирования в африканских государствах составляет порядка $370 млрд. В результате на континенте не хватает учреждений и оборудования для лечения заболевших.

госпиталь в Йоханнесбурге
Фото: Global Look Press/Yeshiel/Xinhua

Как напоминают аналитики Росконгресса, эксперты ВОЗ еще в начале мая предупредили, что пандемия коронавируса в последующие 12 месяцев может привести к гибели 190 тыс. человек в Африке, а при провале мер сдерживания новой инфекции от 29 млн до 44 млн человек могут заразиться COVID-19 за первый год эпидемии.

Помимо здравоохранения слабым местом в борьбе с пандемией могут стать и специфические особенности населения, проживающего на континенте. Так, аналитики Росконгресса указывают на сложность самоизоляции с учетом высокой концентрации населения в городах. Более того, карантинные ограничения противоречат привычкам и традициям, принятым в Африке. Например, жители континента считают для себя невозможным отказаться от посещения религиозных служб, рукопожатий, проводов родственников в последний путь и так далее.

Замдиректора Института Африки РАН Дмитрий Бондаренко отметил, что с точки зрения коронавируса, ситуация с Африкой до конца непонятна:

Есть страны, которые показывают достаточно высокий уровень заболеваемости, — прежде всего государства Северной Африки и Южно-Африканская Республика. Другие государства официально дают более низкие показатели. Однако в первом случае лучше налажена система выявления заболевших COVID и медицинская система. Поэтому трудно сказать, больше ли там заболеваемость или ее лучше отслеживают и фиксируют.

Ученый-африканист, ведущий научный сотрудник НИУ ВШЭ Александра Архангельская подчеркнула, что у этого кризиса есть не только политический и экономический аспекты, но и психологический.

Для Африки, чья система здравоохранения за последние 100 лет неоднократно сталкивалась с различного рода эпидемиями, ситуация вокруг COVID психологически была не так тяжела, как, например, для европейских стран, — уточнила она.

В поисках лучшей жизни

Пожалуй, одним из самых серьезных препятствий для сдерживания распространения коронавирусной инфекции является высокий уровень миграции. В качестве одной из ключевых причин перемещений людей по континенту аналитики называют вооруженные конфликты. В настоящий момент с ними сталкиваются 13 африканских стран. «На них приходится почти 90% перемещенных лиц в результате конфликтов и преследований на континенте. Анализируя глобальный срез, отметим, что в последние годы Африка стала местом более трети мировых конфликтов и около 35% всех перемещенных в результате них лиц», — отмечается в материалах Росконгресса.

Кроме того, люди покидают свои дома в поисках лучших возможностей с точки зрения экономической активности. Основные страны назначения — Алжир, Кот-д'Ивуар, Египет, Марокко, Нигерия и Южная Африка. Примерно 80% экономических мигрантов остаются на континенте.

«Распространение коронавируса в Африке и соблюдение введенных карантинных мер пересекается с кризисом перемещения населения внутри континента. В Африке в настоящее время насчитывается более 25 млн человек, которые являются вынужденными переселенцами — внутренне перемещенными лицами (ВПЛ) либо беженцами. Отдельного внимания заслуживает тот факт, что данный показатель превышает цифры 2005 года на 500%», — указывается в исследовании Росконгресса.

" "

Около 4,2 млн беженцев на континенте живут в лагерях, что кратно превышает соответствующие показатели в других регионах мира. Во всех этих средах — лагерях, неформальных поселениях — службы здравоохранения перегружены либо попросту недоступны, что увеличивает риск заражения. Помимо этого, для граждан представляется невозможным соблюдать социальное дистанцирование.

Более того, на континенте наблюдается мощный поток именно неформальной миграции, при которой ежегодно сотни тысяч людей неофициально пересекают границы. Поскольку они знают, что не имеют правового статуса, неформальные мигранты пытаются не привлекать к себе внимание в своей повседневной жизни. «Это означает, что при наличии конкретной симптоматики они, скорее всего, будут избегать обращения за государственной медицинской помощью, что, в свою очередь, значительно ускорит распространение вируса», — подчеркивается в исследованиях Росконгресса.

По мнению экспертов, защита перемещенных лиц и мигрантов будет иметь ключевое значение для снижения общих показателей передачи вируса на континенте. Если он попадет в какое-либо из упомянутых сообществ, распространение будет быстрым и разрушительным.

Как рассказала Мэри Стивен, среди государств континента были и те, которые свои границы не закрыли, — например, Эфиопия, Бенин, Зимбабве. Некоторые страны уже начинают открывать свои границы — это, в частности, Танзания, Замбия, Экваториальная Гвинея, многие другие планируют открыться к 25 июля и началу августа. Отвечая на вопрос «Известий» о вероятности второй волны на континенте, она предположила, что вполне возможен экспорт случаев в африканские страны с низкой заболеваемостью.

Очаг миграции

Возможен ли экспорт заболевания и вне континента по мере открытия границ? Сейчас процесс перемещений приостановлен. И, как отмечается в материалах Росконгресса, «COVID-19 превратил мигрантов в одну из наиболее маргинализированных групп населения в условиях пандемии. Верховная комиссия ООН по делам беженцев сообщала, что из 167 стран, которые полностью или частично закрыли свои границы в рамках борьбы с коронавирусом, 57 не сделали исключения для тех, кто ищет убежища.

По мнению экспертов, миграционные процессы в Африке приняли широкомасштабный и устойчивый характер: «Они оказывают всё более заметное и многомерное воздействие на экономику, политику, социальные и культурные трансформации. При этом развитие процессов глобализации постоянно усиливает миграционные потоки и в ближайшее время миграция из развивающихся, в том числе из африканских, стран будет увеличиваться».

Согласно «Докладу о мировой миграции в 2020 году» МОМ, большинство «внешних» переселенцев африканского происхождения проживает в Европе (10,6 млн), Азии (4,6 млн) и Северной Америке (3,2 млн). В 2019 году наибольшее число эмигрировавших людей зафиксировано в Египте, Марокко, Южном Судане, Сомали, Судане и Алжире.

Некоторые из крупнейших миграционных коридоров с участием африканских государств, проходят между странами Северной Африки и Францией, Испанией и Италией, что, в частности, отражает имеющиеся тесные постколониальные связи и географическую близость. Важно упомянуть и о крупных коридорах трудовой миграции в государства Персидского залива, в частности, из Египта в Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

Ученый-африканист Александра Архангельская предположила, что с учетом изменений миграционного законодательства Евросоюза ограничения на въезд коснутся не только африканских стран.

— Не уверена, что Европа преференциально закроется от африканских трудовых мигрантов, — отметила она.

Дмитрий Бондаренко обращает внимание и на то, что после открытия границ все перемещения будут сильнее контролировать с медицинской точки зрения, проверяя въезжающих. Причем к жителям Африки будет более пристальное внимание из-за недоверия к результатам тестирования. Правда, эксперт признает, что есть еще аспект нелегальной миграции, который исключает всякое тестирование.

— Понятно, что среди нелегалов могут оказаться и заболевшие. Однако даже в этом случае вряд ли вторую волну коронавируса вызовет миграция именно с африканского континента. Некоторые люди предполагают, что Африка может стать новым очагом эпидемии. За этим стоит прежде всего образ Африки как места сплошных несчастий, где сложилась очень неблагополучная ситуация со здравоохранением. В принципе, это так, но масштабные эпидемии последнего времени распространялись по миру из Восточной Азии. Заболевания, характерные для Африки, — например, Эбола, за пределы континента не выходили, — предположил эксперт.

Но как заметила Александра Архангельская, в связи с вирусом сама по себе нелегальная миграция будет гораздо сильнее, чем раньше контролироваться.

Впрочем, контроль контролем, но в миграции из Африки есть заинтересованность со стороны многих сил. Что касается незаконного перемещения людей по маршруту через Сахару в Европу, отмечается в исследовании, то оно приносит огромные доходы международным преступным группировкам. Как указывают аналитики Росконгресса, несмотря на то, что объем этих прибылей трудно определить, оценки есть — от $450 до $765 млн в год.

Кроме того, из-за демографических проблем (старение населения) и для снижения производственных издержек европейские страны сами заинтересованы в притоке мигрантов, в том числе из Африки. Именно развивающиеся государства, подчеркивают эксперты Росконгресса, в настоящий момент обеспечивают 95% мирового прироста населения, а в ближайшие 25 лет их вклад достигнет 100%. Население Африки с 1984 года выросло более чем вдвое — с 537 млн до 1,3 млрд человек. По прогнозам аналитиков, к 2050 году оно снова удвоится (до 2,5 млрд).

По мнению экспертов, Африка в ближайшие 30 лет станет одним из основных локомотивов роста мирового населения, что способно вызвать пропорциональный рост числа переселенцев и обострение проблем, связанных с миграцией в Африке.