Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Реальный срок по делу о жестоком обращении с животным в конце июня вступил в силу в Новосибирской области. Суд отклонил апелляцию мужчины, год назад жестоко убившего собаку. Это — первый прецедент для области и один из первых для страны. Несмотря на отдельную статью в УК РФ и принятие закона «Об ответственном обращении с животными», в действительности добиться не только наказания, но и просто возбуждения дела очень тяжело — правоохранительные органы в этом просто не заинтересованы, указывают зоозащитники. Это, в свою очередь, порождает ощущение безнаказанности у правонарушителей, а владельцев погибших и пострадавших животных может толкнуть на самосуд. Подробнее — в материале «Известий».

Пакет с игрушками

Новосибирский областной суд в конце июня отклонил апелляцию жителя области Сергея Корсукова. Он обвиняется в надругательстве и убийстве собаки по кличке Шанти. Мужчина приговорен к трем годам и 15 дням колонии-поселения. Это первый случай для Новосибирской области, когда обвиняемый по статье о жестоком обращении с животными получает реальный срок.

Собака погибла еще в конце апреля 2019-го. Ее труп обнаружили жители дома, в котором проживал Корсуков. Вместе с Шанти лежали ее игрушки, миска, а также паспорт. С помощью документов удалось установить судьбу животного — до своей гибели Шанти жила в Первом городском приюте (приют «Защити животных») города Новосибирска. Оттуда ее передали в семью, но после того, как у одного из новых владельцев обнаружилась аллергия на животных, они решили попробовать пристроить собаку самостоятельно.

Так она попала к Сергею Корсукову, 46-летнему бывшему сотруднику дорожно-постовой службы, который, как полагает обвинение, совершил в отношении собаки акт сексуального насилия, а позднее задушил.

шанти
Фото: соцсети

«Когда мы узнали о гибели нашей подопечной, то приехали и, опознав по клейму, отправили тело в государственную ветеринарную службу на экспертизу. Отдавали мы щенка совсем другим людям, поэтому связались с ними: оказалось, что они передали собаку в «хорошие руки» из-за болезни хозяйки», — рассказывала журналистам Елена Старкова, руководитель приюта «Защити животных», в котором содержалась Шанти.

Требование о максимальном наказании в суде поддерживала в том числе прокуратура, однако добиться содействия правоохранительных органов, отмечают активисты, удалось не сразу. Сам приговор был оглашен только в феврале 2020-го. После этого мужчина попытался оспорить решение в вышестоящей инстанции, однако областной суд оставил решение без изменений. Приговор вступил в силу 26 июня.

До пяти лет

Это — первый реальный срок для обвиняемого по статье о жестоком обращении с животными в Новосибирске, но далеко не первый случай убийства домашнего животного в стране. Сообщения о погибших или искалеченных животных — в том числе домашних — поступают регулярно. Только в конце июня стало известно о том, что по аналогичной статье возбуждено дело в Челябинске, где мужчина застрелил собаку породы хаски на глазах у ее хозяйки.

Еще одно дело сейчас готовится к передаче в суд в подмосковном Щелково — там предъявлено обвинение о последовательном отравлении двух собак, находившихся на участке своего владельца. При этом на возбуждение дела и следственные мероприятия, как и в случае с Новосибирском, ушло около года.

Благоприятный исход в деле об убийстве Шанти объясняется, во многом, грамотной юридической поддержкой потерпевшей стороны, отмечает юрист ассоциации «Благополучие животных» Анастасия Апухтина-Агеичкина, она специализируется на делах по 245-й статье.

— Это определяющий фактор, потому что наказание у нас прописано в теории, на практике, как правило, когда люди обращаются с такими заявлениями в полицию, им обычно присылают отказ, либо дело удается возбудить с четвертого или пятого раза, — отмечает она.

шанти
Фото: ТАСС

Уголовное наказание за жестокое обращение с животными в России предусмотрено статьей 245 Уголовного кодекса. Речь в ней, в частности, идет о случаях, когда животному причиняется боль или страдания, а также о действиях из хулиганских побуждений, которые приводят к гибели или увечьям. Сначала наказание ограничивалось только штрафом или исправительными работами, в 2017 году статью ужесточили.

Теперь нарушителю может грозить лишение свободы на срок до трех лет, а в случае отягчающих обстоятельств — например, если преступление совершено в присутствии группы лиц, если издевательства демонстрировались публично (скажем, в сети интернет), при этом присутствовали дети или пострадали отдельные, более редкие виды животных, — срок может быть увеличен до пяти лет.

Добиться справедливости очень тяжело

В 2018 году был принят отдельный закон «Об ответственном отношении к животным». Зоозащитники, в том числе, надеялись, что на этом фоне начнет работать и статья 245. Но в действительности, отмечают опрошенные «Известиями» эксперты, этого так и не произошло.

Если дело доходит до суда, то наказание чаще всего ограничивается штрафами или обязательными работами, однако основная сложность заключается в том, чтобы добиться расследования в принципе.

— По этой статье бывают реальные сроки, но в основном все-таки штрафы. Хотя статья есть, по ней предусмотрено лишение свободы. Но, к сожалению, добиться по ней справедливости очень тяжело, — рассказала представитель Московского общества защиты животных Наталия Базаркина.

Едва ли не самым строгим до этого момента оставался приговор, вынесенный в марте 2019-го ранее судимому мужчине в Екатеринбурге. Во время распития алкоголя вместе со своей подругой он с особой жестокостью убил бездомную собаку. Суд приговорил его к 3,5 года колонии. Его спутницу — к году исправительных работ. В то же время за год до этого, мужчина, на глазах у детей сначала избивший, а потом задушивший собаку, был приговорен к 150 часам исправительных работ.

шанти
Фото: соцсети

В этих условиях едва ли не решающим фактором, помимо наличия грамотной юридической поддержки, является внимание общественности и СМИ. В частности, дело Шанти удалось довести до суда потому, что случай оказался «вопиющим», рассказал «Известиям» Татьяна Палкина, одна из руководителей «Первого городского приюта» в Новосибирске.

— Тут помогло несколько моментов. Во-первых, было очень массовое протестное движение. Жители дома, жители района устраивали пикеты, и только после этого полиция приняла меры по возбуждению уголовного дела, — объясняет собеседница издания.

Ранее зоозащитники рассказывали, что, для того чтобы добиться возбуждения уголовного дела после убийства Шанти, активистам потребовалось организовать семь пикетов, на которые вышли городские жители. Кроме того, люди написали в правоохранительные органы около 200 заявлений с требованием о возбуждении дела.

Еще одним слабым местом 245-й статьи является недостаток правоприменительной практики по ней, отмечает Анастасия Апухтина-Агеичкина, и отсутствие четких формулировок в самой статье. Например, там говорится об увечьях, однако в реальности однозначной трактовки этого понятия нет.

— Для кого-то отсутствие легкого может быть увечьем, а для кого-то нет. В результате часто правоохранительные органы ссылаются на то, что животное не погибло — получается, что, для того чтобы нападающий мог быть наказан, животному не надо оказывать помощь, а надо дождаться, пока оно умрет, — рассуждает юрист.

Все это приводит к тому, что при наличии грамотной защиты правонарушителю достаточно легко развалить дело в процессе или свести наказание к условному сроку, исправительным работам или штрафу, который не всегда может быть исполнен. Поэтому сочувствующие нередко рекомендуют владельцам в правохранительные органы не обращаться вовсе, а разобраться с обидчиком самостоятельно.

Если дело будет предано огласке

Если случай не является громким или резонансным, убедить полицию в необходимости возбудить дело практически невозможно, говорит Татьяна Палкина. Причины отказов могут быть самые разные — в некоторых случаях в правоохранительных органы указывают на отсутствие злого умысла и, соответственно, состава преступления, где-то — предпочитают тянуть время до тех пор, пока не истечет срок давности.

— Мы в таких случаях советуем писать в прокуратуру — и только тогда, если дело будет предано огласке, можно добиться возбуждения уголовного дела, — отмечает Наталия Базарова.

Очевидная безнаказанность, по мнению зоозащитников, приводит к тому, что количество преступлений, совершенных в отношении животных, только растет, даже несмотря на принятый в 2018 году закон.

— Об этом говорим не только мы, но и ветеринары. Проблема в том, что закон был принят, но нет ощущения, что наказание неотвратимо. А преступление должно быть наказано, — отмечает Татьяна Палкина.

шанти
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

В России, помимо несовершенства норм, предусматривающих наказание в случае насилия над животными, недостаточно развита и правовая база, касающаяся недобросовестных владельцев — их беспечность, в свою очередь, становится одной из причин, по которым уровень агрессии в обществе растет, полагает Анастасия Апухтина-Агеичкина.

В то же время, подчеркивает юрист, анализ обвинительных приговоров, вынесенных в Москве и области во второй половине 2019 года по таким делам, показал что вслед за обвинениями по 245-й статье УК РФ, как правило, следовали дела по «человеческим» статьям. То есть агрессия в отношении животных может рассматриваться как триггер, пропустив который, государство фактически поощряет правонарушителя на дальнейшую агрессию в отношении людей. А добропорядочных владельцев, так и не сумевших добиться справедливости, толкает на попытки выйти за пределы правового поля и взяться за решение проблем самостоятельно, опасается собеседница издания.

Читайте также
Реклама