Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Авто
На заводе «Москвич» до конца 2022 года соберут 200 электромобилей
Наука
Южная Корея открыла центр по разработке космических беспилотников
Общество
Демонтаж стел крупного воинского мемориала начался в Литве
Политика
Путин обсудил с Совбезом обеспечение внутренней безопасности РФ
Мир
Французы восхитились видео с Путиным за рулем авто на Крымском мосту
Политика
Ушаков заявил об отсутствии реальных шагов от Макрона для диалога с Путиным
Авто
Mercedes выпустил самый быстрый S-класс в версии AMG
Мир
Путин обсудил с Жапаровым двустороннюю повестку
Армия
Шойгу заявил о значительном уроне ВСУ на луганско-донецком и южнодонецком направлениях
Мир
ВСУ выпустили по центру Донецка 14 снарядов из РСЗО «Град»
Мир
Экс-глава сил НАТО Ставридис назвал атаки на аэродромы РФ опасным поворотом в конфликте
Экономика
Новак назвал последствия введения потолка цен на российскую нефть
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Китайские законодатели, как ожидается, 30 июня поставят финальную точку в законе о национальной безопасности Гонконга, и после публикации в одной из местных официальных газет он вступит в силу. До этого момента власти предпочли особо не раскрывать деталей, однако, согласно ряду утечек, обвинение в сепаратизме, терроризме, подрыве госвласти и сговоре с иностранными антикитайскими силами по новому правовому акту может обернуться пожизненным заключением. Закон будет принят накануне очередной годовщины возвращения Гонконга под юрисдикцию КНР, обычно в этот день местные оппозиционеры всегда устраивали акции протеста. В этом году они также планировали высказать свое недовольство действиями Пекина и, в частности, законом о нацбезопасности. Но из-за карантинных запретов на массовые сборы выйти на улицы 1 июля решатся немногие.

Тигр с зубами

О намерении парламента КНР принять закон о национальной безопасности в Гонконге и сами гонконгцы, и весь окружающий мир узнали накануне ежегодной сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), прошедшей 22 мая. Единственное, что было официально заявлено сразу же, — главной целью правового акта станет предотвращение и наказание сепаратизма, терроризма, подрыва государственной власти и сговора с иностранными антикитайскими силами. То есть всего того, что, по мнению Пекина, подрывает национальную безопасность в этом китайском специальном административном районе. Кроме того, законопроект прописал право создания на территории Гонконга специальной силовой структуры, подотчетной центральному правительству в Пекине.

Конкретные детали держались от широкой общественности в секрете. Разве что на прошлой неделе единственный представитель Гонконга в Постоянном комитете ВСНП Тан Яоцзун заявил, что наказание по каждой из четырех статей составит от 5 до 10 лет. Однако уже 29 июля целый ряд гонконгских газет со ссылкой на высокопоставленных источников сообщили, что все гораздо серьезней: закон о нацбезопасности в специальном районе предусматривает пожизненное заключение. По общему мнению, документ не должен быть «беззубым тигром», пояснил один из собеседников South China Morning Post, сославшись на то, что в других странах терроризм также карается пожизненным заключением.

Заседание  ежегодной сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), Пекин, Китай

Заседание ежегодной сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), Пекин, Китай

Фото: Global Look Press/Ju Peng

При этом, по активно тиражируемой в СМИ версии, об ужесточении закона попросили сами гонконгские политики, уставшие от протестов, в условиях которых район жил добрую половину прошлого года. На прошлой неделе Пекинское отделение связи в Гонконге (главный орган Госсовета КНР в этом районе) отрапортовало, что по итогам двухдневной консультативной встречи со 120 представителями местного истеблишмента все они «единогласно выразили поддержку» законодательству и его скорейшему осуществлению.

— По сравнению с законом об экстрадиции в прошлом году, который стал катализатором беспорядков, закон о национальной безопасности имеет довольно большую поддержку. Многие в Гонконге действительно считают, что он сведет к минимуму беспорядки и насилие, — сказал «Известиям» эксперт Центра китайских исследований Китайского университета Гонконга Тим Саммерс. — Однако многие также против него, и Пекин, вероятно, преувеличивает уровень его поддержки. В конечном счете реакция на этот новый закон отражает поляризованный характер гонконгского общества и политики.

Незадавшийся протест

Одни из самых последовательных противников нового закона — оппозиционная Гражданская партия. Как пояснили «Известиям» в пресс-службе этой политической силы, закон делает шатким принцип «одна страна-две системы», попирая высокую степень автономии Гонконга, которой он всегда крайне дорожил. Дополнительным аргументом против, по мнению партии, стала и обстановка секретности и сжатые сроки, в которые закон принимается.

К примеру, в 2003 году, когда правительство Гонконга впервые пыталось принять закон о национальной безопасности, на ответы и разъяснения законодателям и обществу у властей ушло полтора года. Но тогда закон, как известно, так и не был принят — из-за протестов полумиллиона жителей, вышедших на улицы. Неспособность местных властей принять нужные центру законы, включая, к слову, и проект по экстрадиции, который был снят с повестки минувшей осенью также вслед за массовыми выступлениями, и открыла в итоге путь Пекину для принятия правого акта своими силами.

гонконг акция протеста
Фото: Global Look Press/Vernon Yuen

Разумеется, и нынешний процесс не обошелся без новых протестных акций в Гонконге. Недовольные законом о нацбезопасности вышли на улицы и в первые дни его разработки в конце мая, и в минувшее воскресенье, когда ПК ВСНП приступил к финальному трёхдневному обсуждению этого правового акта. Но завершились протесты весьма быстро и прискорбно: по итогам первой акции за решетку попали 180 активистов, в ходе последнего марша были задержаны 53 человека. Правда, формально все эти инциденты были связаны с нарушением карантинного режима, запрещающего сборища более 50 человек.

От внутреннего в внешнему

По той же эпидемиологической причине власти загодя запретили и любые акции 1 июля — в годовщину перехода Гонконга от Великобритании к КНР. В прошлые годы в этот день гонконгцы массово собирались на улицах, недвусмысленно демонстрируя Пекину, что для автономии «возвращение в лоно родины» — грустный праздник. К примеру, прошлогодний марш 1 июля, ставший поводом высказать недовольство законопроектом об экстрадиции, собрал свыше 550 тыс. человек.

В нынешнюю 23-ю годовщину жители Гонконга намеревались снова выйти на улицы — уже с протестами против закона о нацбезопасности. И хотя некоторые организации призвали своих сторонников собраться на марш несмотря на запрет властей, многие гражданские активисты предпочли не рисковать и от своих планов отказались.

— В краткосрочной перспективе более активная полицейская деятельность и решение полиции не допускать проведения крупных маршей, безусловно, повлияет на людей. Предположительно суровое наказание (по новому закону) не убьет полностью протестный менталитет в Гонконге, но убедит многих, что это будет гораздо более рискованным мероприятием, — сказал Тим Саммерс.

гонконг жители
Фото: Global Look Press/Ivan Abreu

Если в самом Гонконге оппозиция закону о нацбезопасности будет ослабевать, то давление на Пекин извне грозит лишь набирать обороты. С самого начала некоторые страны отреагировали в духе «не видели, но осуждаем», призвав власти КНР отказаться от принятия закона, который, по мнению коллективного Запада, лишит автономию ее демократических свобод. Британцы на фоне событий в бывшей колонии пообещали гонконгцам облегчить получение виз и паспортов королевства, Евросоюз предупредил «об очень негативных последствиях» для Китая в случае принятия закона. И даже осторожная Япония собралась, по данным Yomiuri Shimbun, выразить официальное «сожаление» в случае утверждения Китаем закона о нацбезопасности — а это вторая в Токио по жесткости оценка после «осуждения».

Но, конечно, больше всего постарались США, в минувшую пятницу объявившие о санкциях за посягательства Пекина на автономию Гонконга против ряда политиков, причастных к разработке противоречивого закона. Впрочем, и Китай не остался в долгу, сообщив 29 июня о встречных персональных санкциях против нескольких неназванных американских политиков.

Читайте также
Реклама