Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Горькая статистика: как коронавирус искажает экономические показатели
2020-05-07 21:10:11">
2020-05-07 21:10:11
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Эпидемия коронавируса внесла колоссальный раздрай в работу большинства экономик мира. Нет никаких сомнений, что в этом году нас ждет полновесная глобальная рецессия, а в развитых и ведущих развивающихся экономиках спад окажется рекордным за много десятилетий. Каким именно? Предсказать в каждом отдельном случае непросто из-за множества неучтенных факторов. Что еще хуже, статистические результаты за уже минувшие месяцы могут оказаться неадекватными — эпидемия и изоляция точно так же корректируют работу статистиков, как и специалистов любых других профессий. Подробности — в материале «Известий».

Спустя несколько недель после начала эпидемии в стране и введения жестких карантинных мер британские статистики столкнулись со множеством затруднений сразу. Выяснилось, что значительная часть ключевых для экономики индикаторов невозможно определить. Другие будут высчитываться с сильнейшими искажениями, что приведет к общей недостоверности всей статистической картины.

Один из примеров — безработица. Как пишет The Financial Times, в Великобритании она традиционно оценивалась по результатам опроса рабочей силы. Статистики считают, что разговор представителей ведомства с людьми из выборки с глазу на глаз улучшал качество полученных данных (в сравнении, например, с телефонными опросами). Сейчас по понятным причинам такая работа «в поле» стала невозможной. Нет в Британии и института еженедельного сбора данных по заявкам на пособие по безработице, которое есть в ряде других государств и могло бы существенно улучшить прозрачность статистики.

Биржа
Фото: Global Look Press/XinHua

Не менее трудно стало оценивать и инфляцию. По оценке Национального статистического управления, каждый пятый индикатор, использующийся при подсчете изменения потребительских цен, стал недоступен для статистиков. К примеру, в потребительскую корзину входит цена напитков в пабе — но пабы закрылись. У статистиков также нет сейчас возможности посылать сотрудников ведомства по магазинам. Вместо этого отслеживать цены получается только онлайн или при помощи телефонной беседы с представителями торговых точек. Всё это приводит к существенному искажению данных по инфляции.

Британское статистическое ведомство в итоге решило просто выбросить из корзины все товары и услуги, изменение цен на которые отследить невозможно (либо же они перестали продаваться совсем). В тех же случаях, где выборка оказывается меньше, чем до эпидемии, на 50 или более процентов, соответствующие данные будут помечаться маркером. Выводы предстоит делать самим потребителям статистики — чиновникам, предпринимателям и частным лицам.

Это вызовет определенные сложности уже прямо сейчас: некоторые государственные ценные бумаги имеют привязку к уровню инфляции. Если этот уровень окажется недостоверным, держатели облигаций могут выразить недовольство или даже подать в суд, так что Банку Англии в ближайшее время есть над чем подумать.

Департамент занятости в Нью-Йорке
Фото: Global Look Press/XinHua

Не менее затруднительная ситуация складывается и с подсчетом безработицы в США. Прежде данные собирались на основе ежемесячного опроса 60 тыс. домохозяйств, которые сотрудники Бюро трудовой статистики (BLS) сначала посещали лично, а впоследствии опрашивали по телефону. Личное опрашивание, как и везде, сейчас невозможно.

Что касается заявок на пособия, то американские государственные учреждения не справляются с мощным потоком новых безработных и, таким образом, количество людей, их подающих, искусственным образом сокращается. Кроме того, существует большое число американских граждан и иммигрантов, которые вообще не понимают своего нынешнего статуса на рынке труда.

То же самое происходит и с регулярными опросами компаний. Число бизнесов, участвующих в исследованиях BLS, сократилось в марте на 9 процентных пунктов, до 66%. При этом с высокой вероятностью можно считать, что бизнесы, отказывающиеся работать с статистическими службами, сократили или вовсе приостановили свою деятельность, что искажает статданные еще сильнее.

Как отмечает The New York Times, в этой экстренной ситуации перестают работать принятые в нормальной обстановке модели — к примеру, «модель рождения-смерти» предприятий. Сложно и с факторами сезонности. Сейчас они могут как раздувать, так и принижать реальный ущерб, который несет рынок труда от эпидемии и карантинных мер.

Витрина закрытого магазина
Фото: Global Look Press/Liu Jie

Часть, связанная с подсчетами (даже если принять, что собранные данные адекватны реальной картине), также может представлять серьезное искажение. К примеру, если ВВП в квартальном исчислении сократится на 15%, что вполне реальный вариант развития событий в апреле-июне во многих странах, — обвал в годовом исчислении будет равняться 48%. Однако это совсем не означает, что половина национальной экономики просто исчезнет — развитие событий будет пусть и катастрофическим, но всё же не настолько плохим.

С другой стороны, история показывает, что статистики в разных странах скорее недооценивают экономические обвалы, чем раздувают угрозу. Так, в 2008 году британское статистическое управление просто не поверило крайне негативным исходным данным — еще бы, ведь кризисов такого масштаба к тому времени не было очень давно. По итогам обработки этих данных статистики значительно приукрасили финальный результат, исходя из предположений, что «не может же быть всё настолько ужасно». Вскоре все полученные цифры пришлось пересматривать в худшую сторону.

Чем опасны статистические искажения? Опираясь на макроэкономические данные, свои стратегии поведения строит крупный бизнес, а иногда и малые предприниматели с обычными гражданами. Если их предположения окажутся неверными из-за данных плохого качества, то и решения с высокой вероятностью будут ошибочными, что может серьезно углубить кризис и воспрепятствовать последующему восстановлению экономики.

Москва во время режима самоизоляции в период пандемии коронавируса COVID-19
Фото: TASS/EPA/YURI KOCHETKOV

Но в условиях наполовину остановленной экономики резко возрастает роль государства. Оно принимает решения о выделении льготных кредитов, пособий по безработице и других методах поддержки компаний и частных лиц. Если оно будет оперировать слишком оптимистичными данными, то эта помощь может оказаться неадекватной. Если же кризисные цифры окажутся хуже, чем дело обстоит на самом деле, то правительственная поддержка может разогнать инфляцию и слишком сильно увеличить национальную долговую нагрузку, что аукнется населению уже позже. Поэтому перед статистическими службами стоит поистине титаническая задача по анализу и разумной интерпретации сбивчивых и не всегда точных данных, поступающих из охваченной эпидемией экономики.

Проблема эта безусловно касается и нашей страны. Отечественная статистическая служба вооружена вполне адекватной и современной методологией, но сложности сбора данных «в поле» неизбежно возникают и в России, а бизнес, испуганный сложившейся обстановкой, может давать цифры куда менее охотно.

Разумеется, другой полновесной статистики, кроме государственной, быть не может, и поступающие цифры будут являться ориентиром. В то же время безгранично доверять им в нынешней экстренной ситуации тоже нужно с осторожностью.