Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Нормандский реформат: что мешает урегулированию кризиса в Донбассе

Из девяти пунктов парижского саммита реализован только один
0
Фото: REUTERS/Alexander Ermochenko
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За пять месяцев, прошедших после саммита в «нормандском формате», урегулирование украинского кризиса не сдвинулось с мертвой точки. К такому выводу пришли главы МИД Германии, России, Франции и Украины на переговорах 30 апреля, призвав трехстороннюю контактную группу (ТКГ) предпринять дополнительные шаги в поддержку перемирия. По оценке министра иностранных дел ФРГ Хайко Мааса, новому саммиту препятствует не только пандемия COVID-19 — сначала надо реализовать решения предыдущей встречи на высшем уровне.

Прогресса нет

30 апреля главы МИД «нормандского формата» по инициативе немецкого министра Хайко Мааса провели переговоры в режиме онлайн. Задача этой встречи — проанализировать, как реализуются решения саммита, который прошел в Париже в декабре 2019 года. Следующая встреча на уровне министров иностранных дел может пройти примерно через месяц — по словам Хайко Мааса, к тому моменту необходимо «создать условия для проведения в обозримом будущем нового саммита в «нормандском формате». На нынешних переговорах стороны попытались дать импульс забуксовавшей в последнее время работе ТКГ.

Во время итоговой пресс-конференции шеф российской дипломатии Сергей Лавров проговорил по пунктам, на какой стадии находится реализация решений парижского саммита. Тогда, напомним, лидеры Германии, России, Франции и Украины договорились о девяти положениях. В частности, о внедрении в украинскую конституцию «формулы Штайнмайера» (сначала — особый статус Донбасса, следом проведение там местных выборов и лишь затем передача Киеву контроля над границей с РФ), полноценном перемирии в регионе до конца 2019 года, разведение сил в трех пунктах до марта 2020 года, а также об увеличении числа пропусков для гражданских лиц.

По словам Сергея Лаврова, из девяти пунктов на сегодня выполнен только один, да и то частично. Речь идет об обмене удерживаемыми лицами, который надо реализовывать по формуле «всех на всех». Два таких обмена прошли в декабре и апреле, в результате в общей сложности Киев, самопровозглашенные ДНР и ЛНР вернули 230 человек. На практике стороны столкнулись с тем, что сначала надо установить всех, кто подлежит обмену, а потом выяснить, хотят ли эти люди, чтобы их вернули другой стороне. Эти процедуры тормозят процесс, который в итоге идет асимметрично (разное число обмениваемых с обеих сторон).

При этом Москва настаивает на том, чтобы решением конфликта Киев, ДНР и ЛНР занимались без посредников. «Киевские власти пока уклоняются от прямого диалога с Донецком и Луганском, а именно в рамках такого прямого диалога необходимо согласовывать все правовые аспекты для обеспечения действия этого особого статуса на постоянной основе», подчеркнул Сергей Лавров.

Первый шаг в этом направлении был сделан на ТКГ в марте этого года, когда прозвучала идея создать в политической подгруппе консультативный совет. Однако инициатива встретила сильное сопротивление в Киеве, и сейчас представляется невыполнимой. Как заявил по итогам переговоров 30 апреля глава МИД Украины Дмитрий Кулеба, диалог реален лишь «с украинцами, которые живут на оккупированных территориях».

— Мы стремимся к этому диалогу. Но мы не должны говорить с теми незаконными формированиями, которые не уполномочены должным образом представлять интересы украинцев из оккупации, а также внутренне перемещенных лиц, которые были вынуждены покинуть зону боевых действий, — подчеркнул он.

Фактор COVID

Другая проблема — прекращение огня. Главы МИД призвали контактную группу принять «дополнительные меры в поддержку перемирия». Сергей Лавров, ссылаясь на данные Совместной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ, сообщил, что с декабря 2019 года украинские силы 20 обстреливали населенные пункты ДНР и ЛНР, в то время как подконтрольные Киеву территории, с проживающими на них людьми, не подвергались ударам ни разу.

— Сейчас в контактной группе ведутся переговоры о дополнительных мерах, которые позволили бы реально поддерживать режим прекращения огня. Например, это публикация и официальное распространение соответствующих приказов, расследование фактов нарушений, наказание тех, кто признается виновным в этом, — заявил «Известиям» представитель ЛНР в политической подгруппе, советник главы республики Родион Мирошник. — Но главное для устойчивости режима прекращения огня, как и в любом конфликте, — это разведение сил и средств.

Этот пункт также не был реализован. На саммите в Париже речь шла о разведении сил вдоль всей линии соприкосновения. Президент Украины Владимир Зеленский согласился на то, чтобы договариваться лишь по трем пунктам. Как сказал 30 апреля Сергей Лавров, если бы в декабре был согласован призыв к полному разведению сил, «сейчас, наверно, у нас были бы несколько иные итоги работы на этом направлении».

Пандемия COVID-19 стала дополнительным фактором, который осложнил переговоры. Так, в адрес самопровозглашенных донбасских республик прозвучали обвинения в том, что из-за коронавируса на их территорию был затруднен доступ представителям СММ ОБСЕ. Шеф российской дипломатии эти обвинения отверг, обратив внимание на то, что некоторые страны Евросоюза из-за коронавируса отзывают из миссии своих представителей.

Никакого решения, никакого блокирования доступа СММ в Донбасс не существует. Существует высосанная из пальца и грубо политизированная аргументация на эту тему, но, подчеркну еще раз, и правила ОБСЕ для всех своих полевых миссий, и действия государств, которые делегировали своих граждан в миссию ОБСЕ, а теперь отзывают их оттуда, подтверждают, что никакого здесь ущемления полномочий этой миссии не существует, — заявил Сергей Лавров.

По словам Родиона Мирошника, проблемы с доступом СММ носят технический характер из-за введенного в Донбассе карантина, при котором профилактику (измерение температуры, обработку автомобилей) должны проходить все, кто пересекает линию соприкосновения. Он подчеркнул: в доступе на территорию республик ОБСЕ никто не отказывает, а все дополнительные сложности будут сняты, как только закончится эпидемия.

Возникает вопрос, насколько переговоры министров повлияют на работу ТКГ. По оценке главы Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаила Погребинского, пока Россия и Украина остаются на тех же позициях, принципиальных изменений ждать не стоит.

Москва настаивает на выполнении всех пунктов Минских соглашений, Киев же открыто высказывается против них. Таким образом, позиции сторон взаимонеприемлемы, — отметил в беседе с «Известиями» эксперт. — Что касается Берлина и Парижа, то они не могут позволить себе занять позицию, которую можно было бы интерпретировать как поддержку страны, по их мнению, нарушающей международное право.

Эффект от переговоров глав МИД «нормандской четверки» можно будет оценить на предстоящей встрече контактной группы, которая должна состояться в середине мая — примерно 13–15 числа. Скорее всего, она пройдет в режиме онлайн. Тогда стороны снова попытаются согласовать участки для разведения сил — по словам Родиона Мирошника, у переговорщиков накопилось 10–12 вариантов, однако на каждом новом заседании украинская сторона свою позицию пересматривает.

Прямой эфир