Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Представитель Далай-ламы в РФ сложил полномочия верховного ламы Калмыкии
Мир
Глава минфина США предупредила о катастрофических последствиях дефолта в стране
Мир
На Украине заявили о готовности потратить $544 млн на беспилотники
Мир
Премьер Чехии подтвердил победу Петра Павела на выборах президента страны
Общество
Пожар на подмосковном рынке «Синдика» полностью потушен
Общество
Опубликовано видео из разрушенной при ударе ВСУ больницы в Новоайдаре
Мир
Захарова заявила о доказательстве одобрения США терактов на «Северных потоках»
Происшествия
Движение по внутренней стороне МКАД восстановлено после возгорания авто
Мир
Подполковник армии США указал на загнанных в тупик Зеленского и Байдена
Общество
Умер бывший журналист Гостелерадио СССР Александр Цирульников
Армия
Военный эксперт предрек танкам Leopard 2 судьбу «Тигров» в годы ВОВ
Мир
Три человека погибли и четверо ранены в результате стрельбы в Калифорнии
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Антикризисные меры центробанков разных стран в долгосрочной перспективе могут иметь серьезные побочные эффекты, предупредили опрошенные «Известиями» экономисты и аналитики. К возможным негативным последствиям они отнесли переток денег в горячие активы и возникновение пузырей на рынке. Но эксперты солидарны, что выбора у денежных властей нет. Последствия рецессии более губительны для ВВП, поскольку могут привести к безработице, падению спроса и массовым банкротствам. В Банке России напомнили, что неоднократно предостерегали регулируемые организации от использования послаблений для наращивания прибыли или выплаты дивидендов.

Без гарантии

Власти крупнейших развитых стран разворачивают беспрецедентные меры монетарного и фискального стимулирования, чтобы глубокая рецессия не превратилась в депрессию. Но сработают ли эти меры — никто не знает, отметил в исследовании глава подразделения по макроэкономической стратегии на глобальных рынках ВТБ Капитал Нил Маккиннон. Текст документа есть у «Известий».

В кризис 2008 года центробанки начали использовать монетарные инструменты, которые до этого и представить было трудно, — от количественного смягчения до нулевых процентных ставок, напомнил Нил Маккиннон. Но, по его словам, это создало новые проблемы. Во-первых, дешевые заемные средства приводят к высокой закредитованности как корпораций, так и государств. Во-вторых, деньги, на которые Федеральная резервная система США (ФРС) покупает облигации, оседают в банковских резервах.

Количественное смягчение — это вливание средств в экономику с целью увеличения денежной массы на руках у населения. Имя много наличных, граждане больше тратят, что стимулирует рост экономики.

Здание Федеральной резервной системы США

Здание Федеральной резервной системы США

Фото: Global Look Press/Ron Sachs/Consolidated News Photos

Проблема предыдущих программ количественного смягчения заключалась в том, что банки не направляли эти резервы в реальную экономику. Они лишь циркулировали по замкнутому кругу между банковской системой, ФРС и минфином США, никакого влияния на стоимость товаров и рост зарплат не оказывали, но способствовали росту стоимости финансовых активов, — отметил Нил Маккиннон.

Ранее мультимиллионер и крупный держатель российских бумаг Джим Роджерс говорил «Известиям», что почву для нового периода турбулентности создают именно закредитованность, рост денежной массы и низкие ставки центробанков. А глава банка «Интеза» Антонио Фаллико отмечал в интервью, что условия для кризиса в глобальной экономике сложились задолго до начала распространения COVID-19.

Справка «Известий»

С октября 2008 года, когда в США и Европе начались программы стимулирования экономики, индекс Dow Jones к середине февраля вырос в 2,8 раза, достигнув исторического максимума — 29 551 пункта. Но к третьей декаде марта, когда пандемия COVID-19 затронула многие страны, он снизился более чем на треть, до 18592 пунктов.

При некоторых обстоятельствах предоставляемые на поддержание экономики средства, действительно, могут попадать на финансовые рынки и служить источником «горячих денег», которые направляются на покупку активов стран с более высокими ставками, сказал начальник отдела глобальных исследований «Открытие Брокер» Михаил Шульгин. Он привел в пример операции долгосрочного рефинансирования банков (LTRO), которые ЕЦБ проводил в 2011 году, предоставляя им деньги под 1% на три года. По словам Михаила Шульгина, эти средства шли не в сторону бизнеса и домохозяйств, а на вложения в высокодоходные активы с повышенным риском.

Из двух зол

Стимулирующие меры действительно могут способствовать надуванию пузыря, соглашается аналитик ИК «Фридом Финанс» Елена Беляева. По ее словам, количественное смягчение снижает доходность казначейских облигаций США, что вынуждает банки продавать их и покупать более доходные корпоративные бумаги, помогая компаниям привлекать капитал. Но параллельно с этим финансовые организации вкладывают средства в золото и другие инструменты, вызывая рост их цен, добавила Елена Беляева.

золото
Фото: Global Look Press/Frank Rumpenhorst/dpa

В ФРС не ответили на запрос «Известий», сославшись на период тишины перед заседанием комитета по ставкам на этой неделе. ЕЦБ сообщил, что ничего нового к своим официальным заявлениям добавить не может.

Даже при таком серьезном побочном эффекте стимулирующих мер большого выбора у центробанков нет, солидарны эксперты, альтернатива в виде затяжной рецессии еще хуже.

Если не стимулировать экономику, то она может скатиться в депрессию на много лет. Безработица будет вести к падению спроса и цен, а они, в свою очередь, — к банкротствам предприятий и еще большему росту безработицы. Поэтому у развитых стран, как правило, нет выбора, кроме как осуществлять стимулирующие меры, таргетируя «рефляцию» (меры для подстегивания роста цен. — «Известия»), — сказал вице-президент Moody’s Семён Исаков.

По его словам, на развивающихся рынках, такая политика в большинстве случаев может быть повторена в очень ограниченном объеме, поскольку снижение ставок и печатание денег может подорвать уверенность экономических игроков и привести к оттоку капитала, девальвации и гиперинфляции.

Рецессия опасна тем, что выход из нее потребует гораздо больше времени и инвестиций, чем поддержка системообразующих компаний и финансовых институтов в текущий момент, объяснил директор по стратегии «Финама» Ярослав Кабаков. Мы уже имеем отрицательный опыт банкротства Lehman Brothers в 2008 году и несколько лет ликвидации последствий в реальном секторе, напомнил он.

Благодаря своевременно принятым монетарными властями мерам удалось погасить новый экономический кризис в зародыше, отметил аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. В противном случае, по его словам, был большой риск затяжной депрессии мировой экономики, одной из самых пострадавших стран в этом процессе стала бы Россия из-за падения цен не только на нефть, но и на другие сырьевые товары.

нефть
Фото: REUTERS/Alexey Malgavko

В качестве антикризисных мер многие государства, включая РФ, применяют не только монетарное стимулирование, но также задействуют фискальные и бюджетные инструменты, отметил Михаил Шульгин из «Открытие Брокер». Отсрочку налоговых выплат трудно направить на формирование пузыря на фондовом рынке, резюмировал он.

В ответ на запрос «Известий» в Центробанке напомнили, что его председатель Эльвира Набиуллина неоднократно говорила, куда идут деньги, выделенные в качестве экстренных мер. Посредством финансовых организаций средства используются для поддержки кредитования малого и среднего бизнеса, реструктуризации задолженности граждан, а также компаний. Отдельно регулятор предостерегал банки от использования введенных из-за кризиса послаблений для увеличения прибыли и выплат акционерам.

Читайте также
Реклама