Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Есть ли жизнь после вируса: COVID-19 приведет к мировой роботизации

В развивающихся странах 75% рабочих мест могут быть автоматизированы, прогнозирует Bank of America
0
Фото: REUTERS/Flavio Lo Scalzo
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Автоматизация и деглобализация станут главными мировыми трендами после пандемии коронавируса, говорится в исследовании Bank of America (BofA) «COVID-19 — десять лет спустя». «Известия» ознакомились с документом. Из него также следует, что фискальные меры, принятые во время кризиса, и замедление экономического роста будут оказывать давление на страны с большим госдолгом и низкими резервами. В их числе — Бразилия, ЮАР и Турция. И хотя большинству развивающихся экономик и во время, и после эпидемии коронавируса придется трудно, возможности для инвесторов на этих рынках есть и сейчас, отмечают аналитики BofA. Например, они обращают внимание на недооцененность валют таких стран.

Роботы не болеют

Для развивающихся стран высока вероятность того, что после пандемии примерно 75% рабочих мест будут заменены роботами, отмечают авторы отчета BofA. Они объясняют свой прогноз тем, что доля производства в таких экономиках выше, чем в развитых. Наиболее сильно автоматизация затронет Мексику, где потери могут достигнуть 80%, менее всего — Россию с 60%.

После COVID-19 бизнес, возможно, захочет пересмотреть цепочки поставок, которые в последние годы сильно усложнились, говорится в исследовании. Скорее всего, это будет означать снижение роли Китая и сотрудничество с другими странами, способными его заменить. Фокус внимания корпораций может переместиться на другие азиатские экономики, Центральную и Восточную Европу, а также Турцию и Мексику. Вместе с новыми рабочими местами они также получат большие инвестиции.

Между тем из-за пандемии коронавируса развивающиеся рынки, бывшие драйвером глобальной экономики в последние два десятилетия, тоже не смогут расти столь быстро, как ранее. Первые тревожные данные уже пришли из Китая, чей ВВП в I квартале сократился на 6,8%. Это первое падение с 1992 года, когда началось ведение подобной статистики. По прогнозу Coface, специализирующейся на кредитном страховании, по итогам года рост китайской экономики не превысит 4%, а это минимум за последние 30 лет.

Пандемия — это лишь повод для ускорения внедрения многих решений и также пересмотра опыта прошлого, когда масштабные эпидемии не были редкостью, отметил ведущий аналитик «Открытие Брокер» Андрей Кочетков. Он напомнил, что США давно пытаются вернуть свои производства из Китая, но сделать это не так просто, поскольку не всегда местные рынки труда обладают необходимой квалифицированной рабочей силой.

Хотя в целом развивающиеся экономики более устойчивы к шокам, чем ранее, действие нескольких негативных факторов будет сдерживать их рост, отмечают аналитики BofA. Для Аргентины и Турции это большой долг в иностранный валюте, для Бразилии, Индонезии и Саудовской Аравии — отрицательное отношение счета текущих операций к ВВП, для Польши — низкий уровень инвестиций нерезидентов. Россия ни по одному из параметров в группу риска не входит.

— Только те страны, которые имеют возможность стимулировать рост и улучшать свои системы здравоохранения, смогут пройти этот период относительно спокойно, — констатируют аналитики BofA.

На рынке правды нет

Хотя многим развивающимся странам придется непросто, даже когда худшее с пандемией будет позади, для инвесторов есть возможности на этих рынках, говорится в отчете. В нем, в частности, отмечено, что валюты этих экономик недооценены к доллару на 20%.

По данным аналитиков Совкомбанка, с начала года валюты развивающихся стран подешевели к доллару на 12–23%.

Учитывая нынешнюю накачку ликвидностью американской экономики, валюты развивающихся стран выглядят недооцененными или, иными словами, доллар слишком сильно укрепился, в связи с чем экспорт США теряет конкурентоспособность, отметил директор по стратегии «Финама» Ярослав Кабаков.

Крупные зарубежные инвесторы, как правило, закупают валюты развивающихся стран большими корзинами, например, через инструменты, привязанные к популярному индексу WisdomTree Emerging Currency Fund, объяснил аналитик ИК «Фридом Финанс» Валерий Емельянов. Туда в равных долях входят разные денежные единицы: и китайский юань, и израильский шекель, и южноафриканский рэнд. Сейчас стоимость этой корзины находится на четырехлетних минимумах, то есть валюты развивающихся стран действительно сильно отклонились от своего привычного курса, добавил он.

— Рубль примерно на 15% ниже своих среднегодовых значений, нынешний курс аномально низкий, и на горизонте года, а тем более нескольких лет он будет стремиться к более умеренным значениям. ФРС уже подготовила эмиссию на $6 трлн, а значит, корзина развивающихся валют отыграет как минимум половину своих потерь и рубль по традиции будет расти с опережением других валют, — отметил Валерий Емельянов.

Убежденность рынка в том, что российские власти используют ослабление национальной валюты для балансирования бюджета и стимулирования экономики, не позволяет рублю усилить свои позиции, сказал Андрей Кочетков из «Открытие Брокер». Кроме того, реализация бюджетного правила страхует рубль от чрезмерного ослабления, но также препятствует его существенному укреплению в условиях положительной обстановки на глобальном рынке, добавил он.

По словам инвестиционного стратега «Алор брокер» Павла Веревкина, сейчас не лучшее время искать справедливой оценки на финансовых рынках — они давно не были столь иррациональны. В качестве примера он привел акции «Аэрофлота», который терпит колоссальные издержки в связи с ограничением полетов во всем мире, сейчас они всего на 27% дешевле, чем в начале года, когда о тотальном карантине никто и подумать не мог.

По прогнозу Совкомбанка, доллар будет стоить 72–77 рублей во II квартале, 70–75 рублей к концу сентября и 68–73 рубля к концу года.

ЦБ, Минфин и Минэкономразвития не ответили на запрос «Известий» о том, как они оценивают прогнозы BofA.

Прямой эфир