Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Надо не допустить табачного ренессанса»

Геннадий Онищенко — об опасности реванша со стороны курильщиков и отраслевого лобби
0
Фото: РИА НОВОСТИ/Александр Натрускин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

31 мая отмечается Всемирный день отказа от курения. Депутат Госдумы Геннадий Онищенко с 1996 по 2013 год возглавлял Роспотребнадзор и заслужил репутацию бескомпромиссного борца с курением. В 2013-м при его участии был принят закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака», установивший жесткие ограничения. О том, что изменилось после введения новых правил, Геннадий Онищенко рассказал в интервью «Известиям».

— Что поменялось за четыре года с новым законом?

— Эффект есть, это видно даже по нашей Москве. Я был недавно в Ереване, там на улицах, в кафе курят спокойно. Я ошалел, когда это увидел. Правда, при этом не пьют. А у нас нечасто можно увидеть, чтобы человек на улице шел и курил. А в ресторанах чтобы сидели и курили — ну это могут делать только самые отвязные местные уголовные авторитеты. А так-то народ в основном привык, что без этого можно обойтись.

— Какие еще поправки вы считаете необходимым принять в этой сфере?

— По мере изменения ситуации законодательство должно совершенствоваться. Сегодня у нас развивается интернет-торговля. Уже через пять лет мы практически всё будем покупать через Интернет. Но у нас нет законов по ограничению торговли сигаретами и алкоголем. Есть запрет на продажу табака несовершеннолетним. А через Интернет как это проконтролировать? Нет такой возможности. Это нужно урегулировать.

А главная задача сегодня — выполнять хотя бы то, что мы уже напринимали. Наш закон — один из самых полных и самых научно обоснованных в Европе. Его разрабатывали на основе рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака. Которая, кстати, была принята при активнейшем участии Российской Федерации.

Надо выполнять законы и не допускать табачного ренессанса, который нам активно навязывается под всякими предлогами.

— Какими именно?

— Например, «развитие малого бизнеса». Это значит разрешить во всех киосках продажу сигарет, которую мы только что запретили. Другой аргумент — под прикрытием всяких псевдонаучных изысканий: дескать, если человек бросит курить, это для него плохо. На самом деле всё не так! Предлагают снижать цены, снимать запреты. Мы говорим, что сигареты должны продаваться в одинаковых пачках, а на деле видим современный дизайн, привлекательный для женщин и молодежи. Упаковка сигарет демонстрирует нам, в общем-то, талантливые находки. Человеконенавистнические.

А самая циничная демагогия — о том, что нарушаются права человека. Нет права у человека уничтожать самого себя! Нет права у человека вредить своему здоровью. И все разглагольствования на эту тему — это самый оголтелый цинизм, который только может придумать изощренное человеческое мышление.

Наша задача — остановить эти попытки реванша со стороны всех заинтересованных структур.

— Вы обратили внимание на проблему правоприменения в области антитабачного законодательства. Всё действительно так серьезно?

— Решили жестоко наказывать за продажу сигарет детям. А запрет повсеместно не исполняется. Запретили курить в публичных местах, потому что курение более опасно для того, кто рядом стоит, а не для того, кто курит. Но это продолжается. Более того, сейчас кричат: «У нас холодный климат, давайте вернем курение в помещениях». Так вот для того, чтобы жить в холодном климате, надо свое здоровье сохранять! А не курить в теплых помещениях, чтобы потом, выходя на воздух, получать какое-нибудь заболевание.

— Какие меры надо предпринять, чтобы закон работал в полной мере?

— Нужна работа с населением. Она у нас ведется через пень-колоду. И если мы вспоминаем сегодня в публичном пространстве о курении, то обязательно в связи с какой-то бредовой инициативой типа «давайте в два раза снизим цены на сигареты», «начнем продавать сигареты детям». Утрирую, конечно, но мы занимаем пассивную позицию, мы начинаем оправдываться. А нужна системная политика. Этого нет.

— У вас нет опасений, что курильщики отвоюют право курить в помещениях?

— Этого уже не будет. Исключено. Вспомните про нашу эволюцию. Европа всего 300 лет назад начала курить. В эпоху до массового курения сформировали человеческие ценности, Евангелие написали и все открытия сделали. Без курения же обошлись. Так что это не потребность человека. Это навязанная наркомания, болезнь. Курильщик — это больной человек. Это медицинский случай.

Читайте также:

Курить в России уже не модно

Табак уступает рынок вейпам

На пешеходных улицах могут запретить курить и кататься на велосипедах

Прямой эфир