Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Психологов приведут к единому стандарту

Директор Центра экстренной психологической помощи МЧС России Юлия Шойгу — о разработке законопроекта о психологической помощи населению
0
Фото: ТАСС/Антон Новодережкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В МГУ создана межфакультетская рабочая группа по созданию законопроекта о психологической помощи населению. Основные положения документа будут готовы к осени. Член группы, директор Центра экстренной психологической помощи МЧС России, кандидат психологических наук Юлия Шойгу рассказала «Известиям», для чего нужен этот закон, почему психологов надо сертифицировать и как новый документ изменит жизнь специалистов и их клиентов.

— В чем необходимость нового закона?

— На мой взгляд, закон о психологической помощи станет важной вехой в развитии этого вида деятельности в нашей стране. В первую очередь он нужен, потому что границы и сфера деятельности психологов до конца нигде не определены, поэтому очень часто они смешиваются с медицинской деятельностью. Но это не главная проблема — всё же медицинская психиатрическая и психотерапевтическая помощь имеет четко очерченные юридические границы. Гораздо серьезнее проблема, связанная с услугами, которых на рынке очень много, — экстрасенсорика, магия, парапсихология. Всё то, что нельзя с научной точки зрения назвать видом психологической помощи. А термины при этом используются очень похожие, и люди путаются. Именно поэтому очерчивание сферы деятельности психолога, а значит, и его возможностей очень важно. Чтобы человек понимал, чего он может ждать от специалиста-психолога и чего нет, какие предложения психолога должны насторожить.

Вторая задача этого закона — уточнение прав и обязанностей не только специалиста, но, что особенно важно, — клиента, который обращается за помощью. Сейчас единственная защита клиента — профессиональная ответственность специалиста. Нет ограничивающих факторов по использованию методов помощи, нет ограничений по нераспространению информации о клиенте.

Чтобы создать тот продукт, который устроит профессиональное сообщество, предстоит еще достаточно много работы. Обеспечение прав граждан страны на сохранение психического здоровья и получение квалифицированной помощи — это отправная точка при проработке текста законопроекта, его положений и деталей.

— Проект закона о психологической помощи населению уже был представлен в Госдуме в 2014 году, но не был принят. Что с тех пор изменилось и есть ли шанс, что новый вариант примут в ближайшее время?

— Профессиональное психологическое сообщество в нашей стране достаточно большое — психологи присутствуют во всех сферах деятельности. И очень важно, чтобы сообщество договорилось о принципах существования. А вопросов довольно много: например, роль сообщества в тех случаях, когда психолог совершает профессиональную ошибку или должностное нарушение, которое не соответствует этическим принципам работы.

Надо определить, какие права и обязанности есть у профессионального сообщества для того, чтобы предотвратить или наказать специалиста за проступок. Нужны некие санкции за нарушение тех положений, которые сейчас определены в этическом кодексе психолога. Процесс обсуждения достаточно длителен. Я считаю, лучше не иметь никакого закона на определенном этапе, чем получить и принять сырой проект, который не решит основных проблем и задач.

В 2014-м законопроект не все нюансы учел, и возникла потребность в дополнительной проработке.

— В регионах принимают свои законы по оказанию психологической помощи. В частности, в Ульяновской и Ленинградской областях. Они необходимы или это ошибочный путь?

— Я выскажу свою точку зрения. Принятие таких законов на региональном уровне свидетельствует о назревшей потребности в законе и в регуляции этой сферы деятельности. Хотя я понимаю, что после принятия федерального закона есть большая доля вероятности, что региональные законы потребуют доработки и приведения к единообразию. Но это естественный процесс.

— Нет ли у вас ощущения, что принятие этого закона пытаются ускорить в связи с участившимися случаями суицидов среди детей и подростков и «группами смерти» в соцсетях?

— Это связанные вещи, но не напрямую. Деятельность специалистов-психологов — лишь одна из возможностей снизить угрозу суицида подростков или взрослых людей. Эта проблема серьезная и требует комплексного подхода. Но регуляция деятельности специалистов-психологов влияет на психическое здоровье в целом.

Сами психологи, обсуждая будущий закон, на форумах задают вопрос: кому из нас придется расстаться с профессией и почему?

— Я бы не ставила вопрос так. Идеи законопроекта не связаны с чисткой рядов, но, когда мы прописываем, кто такой специалист-психолог, — мы в законе предъявляем определенные требования к квалификации. Это уровень образования не ниже высшего. Нельзя работать психологом, окончив двухмесячные курсы. Обсуждается вариант сертификации специалистов. Это не лицензирование и не создание новых государственных органов, но сертификация нужна, и она позволит сообществу принимать в свои ряды новых специалистов. Всё это мы сейчас пытаемся облечь в корректные юридические формы.

— Участвуют ли в обсуждении медики?

— В рабочую группу врачи не входят. Но это пока только создание законопроекта, который должен быть потом оценен, и в первую очередь экспертами-медиками из Минздрава. И юристы помогают нам сейчас соблюсти равновесие со всеми действующими нормативными актами, регулирующими деятельность медицинского сообщества.

— Вы уже затронули тему магов и колдунов. Что будет с их деятельностью после принятия закона?

— Специалисты-психологи не претендуют на наведение порядка во всем мире. Нам нужно навести порядок в собственном сообществе. Нам важно, чтобы человек, приходя на консультацию, понимал — он пришел за помощью к сертифицированному специалисту, профессионалу. Если клиент хочет другого и верит в мистику, он должен осознавать, какой выбор делает. А то включаешь телевизор на передаче «Ваш домашний психолог», а там рассказывают про энергетические потоки и кармические хвосты. В этом случае передача должна называться как-то иначе.

— Когда закон будет принят?

— Мы надеемся, что нам хватит года, чтобы прописать основные пункты. Нам нужно учесть интересы специалистов, работающих в разных областях, и в том числе, чтобы не поставить в трудное положение людей, получивших образование давно, когда действовали совсем другие правила. Я испытываю умеренный оптимизм от того, как идет работа в нашей группе. А когда скелет проекта будет готов, наступит время широкого общественного обсуждения, круглых столов на различных площадках. Мы надеемся, что эти обсуждения начнутся уже с нового учебного года. Тем более что в октябре грядет большое событие — съезд российского психологического общества, на площадке которого мы планируем большое обсуждение.

Прямой эфир