Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По официальной статистике в России на данный момент около 60 тыс. детей-сирот воспитываются в специальных учреждениях. И больше трети из них — дети с инвалидностью и отклонениями в развитии. Воспитать и реабилитировать ребенка-инвалида даже в кровной любящей семье и с социальными выплатами нелегко. А что говорить о детях-сиротах? Они не социализированы, у них нет взрослого наставника, который будет заниматься развитием, тем более адаптацией к жизни. А перед специалистами в детских домах такой задачи даже не ставят. Никто не планирует, что ребенок-инвалид после выпуска сможет работать или жить самостоятельно. Зачастую их будущее после 18 лет — попасть в психоневрологический интернат и остаться там до конца своих дней.

Материалы по теме
3

В приемной семье у них хотя бы есть шанс влиться в общество. Но тут нужно разобраться, с какими трудностями придется столкнуться приемным семьям, которые решились на такой сложный шаг. В Москве наличие у ребенка, находящегося под опекой, ограниченных возможностей по здоровью (ОВЗ) и соответствующего статуса, повышает размер его содержания до 25 тыс. рублей. Но это — столичные выплаты, в регионах они сильно разнятся. Есть области, которые платят всего несколько тысяч рублей, и на эти деньги даже здорового ребенка прокормить невозможно. Если ты действительно хочешь помочь ребенку, реабилитировать, социализировать, необходимы не только эмоциональные, но и финансовые вложения

Простой пример: на ортез объявлена цена — 10 тыс. рублей, но когда его начинают подбирать под определенного ребенка, учитывая его особенности, получается совершенно другая сумма, порой раз в десять превышающая изначальную. Конечно, родители вкладываются сами.

Кроме того, существуют очереди в государственные клиники на реабилитации. Но зачастую время идет на секунды, и родители ищут коммерческие центры, где им могут помочь. Много таких заболеваний, например, как ДЦП, которые показывают хорошую динамику при лечении в Китае. Но это очень дорогая история и она не имеет никакого отношения к финансированию со стороны государства.

Семьи зачастую бросают все возможные ресурсы на борьбу за здоровье ребенка: продают квартиры, чтобы оплатить лечение, ищут дополнительные заработки. О какой наживе можно говорить?

К сожалению, в связи с недавно поднявшимся ажиотажем в СМИ у людей могло сложиться ощущение, что детей будто бы принимают в семьи только ради денег и на инвалидах нажиться — обычное дело. Тем временем в стране еще остаются десятки тысяч сирот в учреждениях — как раз дети с ОВЗ и подростки. Для любой семьи принятие ребенка — это стресс и громадный труд, ведь жизнь меняется, появляются новые задачи, трудности, а тут еще и деструктив извне. Сейчас многие стараются даже не озвучивать, что у них воспитываются дети-сироты. У нас не любят воспринимать таких людей, как социально ответственных, а ведь взять ребенка инвалида — это именно такой подход, еще и с определенной долей геройства. Потому что вкладываться предстоит всю жизнь. Проще сказать: «Вы специально взяли инвалида, чтобы получить халяву от государства».

Я просто не могу представить того человека, который осознанно только ради денег готов взвалить на себя такой груз. Когда в семье появляется ребенок-инвалид, один член семьи, как правило, мама, должен уйти с работы. И это опять финансовое ограничение. Никаких бесплатных реабилитационных центров, куда мама утром может привести ребенка, пойти на работу, а вечером забрать, в достаточных для нашей страны количествах нет.

Отдельный вопрос — как складывается ситуация в регионах. Наверное, даже больше, чем несуществующие пандусы и прочая инфраструктура, убивает пренебрежительное отношение к детям с ограниченными возможностями. Масса историй, когда соседи выступают против пандусов и лифтов, которые инвалиды-колясочники строили себе за свой счет. А как часто не хотят видеть семьи с детьми-инвалидами в общественных местах, ведь это портит настроение посетителям.

Недавно на заседании правительства премьер Дмитрий Медведев заявил, что «к 2020 году необходимо создать условия, при которых подходящую работу могли найти не меньше половины людей с инвалидностью трудоспособного возраста». Это звучит прекрасно. Но пока слабо верится, что через три года всё изменится как по волшебству. Родители сами пытаются придумать и создать для своих приемных детей рабочие места. Покупают землю, строят там фермы, мастерские. Пока этим системно не занимается ни государство, ни частный сектор. Ни одна организация не в состоянии отвлекаться на создание специальных рабочих мест — это не только финансово невыгодно, компаниям просто не хватает опыта. И всё снова упирается в то, что общество пока не готово принять особенных людей.

Представьте, что вы подходите на кассу в супермаркете, а покупки вам помогает сложить в пакеты человек с синдромом Дауна. Я уже вижу, как очередь редеет и просто растворяется. Происходит отторжение. Именно это неприятие мы должны искоренить в обществе в первую очередь. Всеми силами.

Автор — руководитель клуба «Азбука приемной семьи» благотворительного фонда «Арифметика добра»

Прямой эфир