Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Лимит на легионеров убивает конкуренцию и завышает уровень зарплат»

Главный тренер «Уфы» Сергей Семак — о проблемах российского футбола, подготовке к дебюту в РФПЛ, Лучано Спаллетти и эффективности штрафов за нецензурную брань
0
«Лимит на легионеров убивает конкуренцию и завышает уровень зарплат»
Фото: ТАСС/Вячеслав Евдокимов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По окончании своей блистательной футбольной карьеры Сергей Семак переквалифицировался в тренеры. На протяжении трех с половиной лет пятикратный чемпион России был ассистентом иностранных тренеров «Зенита» Лучано Спаллетти, Андре Виллаш-Боаша и Мирчи Луческу. Параллельно он входил в тренерский штаб российской сборной, где сначала помогал Фабио Капелло, а потом — сменившему итальянца Леониду Слуцкому. Футбольные эксперты неоднократно заявляли о том, что Сергею Семаку пора отправляться в «самостоятельное плавание» и занять пост главного тренера клуба ФНЛ или РФПЛ. Этот шанс наконец-то предоставился в январе 2017 года, когда специалист откликнулся на предложение ФК «Уфа», в декабре отпустившего Виктора Гончаренко в ЦСКА.

— Предложение поработать в «Уфе» действительно стало неожиданным, — признался Сергей Семак в интервью «Известиям». — Изначально я планировал до лета закончить свое обучение, а уже потом начать самостоятельную тренерскую карьеру. Однако никаких препятствий со стороны «Зенита», с которым я был связан контрактом, не возникло. Как таковых переговоров с «Уфой», по сути, и не было — все предложенные условия я практически сразу одобрил. Финансовый вопрос здесь не играл ключевой роли, это точно.

— За время работы в «Зените» у вас было много предложений от других клубов?

— Интерес был, но до конкретики дело не доходило. Что касается сборной России — я был одним из кандидатов, который рассматривался на должность главного тренера национальной команды. Я считаю, что в итоге руководство РФС сделало закономерный и правильный выбор.

— Если бы Станислав Черчесов позвал вас в штаб сборной, вам было бы это интересно?

— Если только на крупный турнир. У главного тренера клуба совершенно нет времени, нужно постоянно работать.

— Что изменилось в вашей жизни за последний месяц?

— В человеческом плане — практически ничего. Что касается профессиональных аспектов — конечно, главный тренер принимает решения на любую тему. Начиная с расписания и заканчивая распределением нагрузок игроков. Некоторое время назад я уяснил для себя такую вещь: «Хочу быть самим собой. Пускай я буду ошибаться, но я буду делать то, что считаю нужным на данный момент».

— С кем из зенитовцев продолжаете поддерживать отношения?

— К сожалению, сейчас ни на что нет времени. После первого сбора была пара выходных, встретил в Санкт-Петербурге Сашу Кержакова и Олега Шатова. Троллинг и взаимные подшучивания, думаю, еще впереди.

— Вы работали со многими знаменитыми европейскими тренерами. Кто из них сильнее повлиял на формирование ваших взглядов?

— Я очень благодарен Лучано Спаллетти за огромное доверие и возможность поработать с ним. Прекрасный тренер, великолепный человек. Большое влияние на меня оказал и Андре Виллаш-Боаш, особенно с точки зрения методического подхода к игре и проведения занятий. Теперь я отлично понимаю и видение футбола Мирчи Луческу. Очень полезной была работа с Капелло и Слуцким. Словом, у меня были очень достойные учителя. Насколько это будет результативным, увидим.

— Как вы относитесь к селекционной политике «Уфы»? Есть желание пригласить какую-нибудь суперзвезду, которая стала бы «рекламной обложкой» клуба?

— Нет, на данном этапе развития у нас не может быть никаких суперзвезд, потому что клуб довольно скромный по бюджету. Есть определенная планка зарплат — исходя из этого, мы и подбираем игроков. Если понравится российский футболист, конечно, мы с удовольствием его возьмем. Но если нет тех, кто был бы способен усилить игру команды, — обращаем свое внимание на легионеров.

— В «Уфе» сейчас минимум легионеров, услуги переводчика для общения практически не требуются. Это важно?

— Я считаю — важно, когда коллектив живет своей жизнью, когда в нем нет посторонних людей. Чем уже круг единомышленников, тем лучше. В то же время мы с помощниками уделяем много внимания интеграции иностранцев, проводим совместные ужины. Атмосфера, которая сейчас создана в «Уфе», на мой взгляд, комфортна для игроков.

— Придя в команду, вы ввели штрафы за ненормативную лексику. Подействовало?

— Это минимальные штрафы (5 тыс. рублей. — «Известия»), которые дисциплинируют игроков и одновременно носят немного юмористический характер. Нет стремления кого-то наказать или обидеть. Цель — стимулировать к сознательности.

— Уже успели столкнуться с несоблюдением режима кем-то из футболистов?

— Я верю, что в нашей команде собраны профессионалы. Если есть какие-то соблазны, нужно знать время и место, понимать, с кем и куда можно пойти. Футболисты — люди публичные. На бытовом уровне случаев несоблюдения режима я пока не встречал. Как нужно на них реагировать? Это зависит от проступка, необходимо смотреть на нюансы. Подход должен быть индивидуальным.

— Время тотального контроля за игроками уже прошло?

— Я спокойно отношусь к расписанию. Если мы пишем, что в 23.00 нужно быть в номерах, то это делается для того, чтобы игрок отдыхал. Следующий день на сборах будет тяжелым, и все должны понимать, что сейчас — время для восстановления организма. Но ходить по комнатам и проверять кого-то я не собираюсь.

— Вы жесткий тренер или, напротив, интеллигентный и мягкий?

— Я могу быть и жестким, и мягким, если это необходимо. Для меня определяющим фактором оценки игрока является его профессионализм. Футболист должен оставаться профессионалом до мозга костей и выполнять свою работу. Если он это делает, никаких проблем нет.

— На вашей памяти были случаи, когда карьеру игрока губили внезапно свалившиеся на него огромные деньги?

— К сожалению, таких примеров много. Подающие надежды молодые игроки шаг за шагом опускались всё ниже и деградировали. А порой и вовсе довольно быстро завершали карьеру.

— Потолок зарплат и лимит на легионеров могут хотя бы отчасти поспособствовать решению этих проблем?

— Сложный вопрос. За все предыдущие годы, на мой взгляд, лимит не принес ничего хорошего для нашего футбола. Клубам помощи от этого нет никакой: без лимита команды были бы сильнее. Запрет на легионеров убивает здоровую конкуренцию и завышает уровень зарплат. Но виновата в этом сама система, а не футболисты.

— Вы многодетный отец. Какие-то сомнения по поводу переезда в другой город такой большой семьей у вас были?

— Вы правы, переезд такого семейства — довольно непростое дело, но я сталкивался с этим уже не раз, поэтому прекрасно понимал, что меня ждет. И супруга, и дети воспринимают поездку в Уфу как новое веселое приключение, я вижу, что им это интересно.

— Жилье в Уфе уже присмотрели?

— К сожалению, пока нет. Успел только мельком ознакомиться с городом — очень много работы, сборы. Надеюсь, к нашему возвращению с третьего тренировочного сбора клубное руководство уже подыщет варианты и мне останется только выбрать наиболее приемлемый. Когда у тебя много детей, площадь жилья имеет важное значение.

— Как с вашей занятостью вы успеваете уделять внимание восьмерым детям?

— У меня такая работа, они это понимают. Стараемся устраивать день какого-то одного ребенка — существует некая очередность. Конечно, я много переживал на эту тему, поскольку мне хочется уделять детям больше времени. Но недавно я прочитал фразу, произнесенную одним известным человеком, чей отец тоже всё свое время посвящал работе. Он сказал: «Меня воспитывал свет, падающий из-под двери отцовского кабинета». Самое важное для детей — родительский пример. Важно то, какую жизнь они ведут, как отец относится к матери.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram​​​​​​​

Прямой эфир