Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Доктор Лиза продолжает спасать детей

Прошла первая эвакуация детей из Донбасса после смерти руководителя фонда «Справедливая помощь» Елизаветы Глинки
0
Доктор Лиза продолжает спасать детей
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александра Красногородская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Очередной спецрейс МЧС перевез из Донецка в Москву на лечение 13 детей в возрасте от четырех месяцев до 17 лет. На всем пути сотрудников фонда сопровождала специальный корреспондент «Известий» Александра Красногородская. После трагической гибели Елизаветы Глинки международная общественная организация «Справедливая помощь» продолжает работу.

Донецк

— Первый раз без нее, волнуюсь немного, — говорит полушепотом сотрудник фонда Наталья Авилова, которая в этот раз вместе с коллегой Рустамом Рустамовым вылетает в Ростов.

Прямого сообщения с Донбассом нет, поэтому сначала рейс до Ростова-на-Дону, оттуда на машине до границы с Донецкой областью, паспортный контроль российский — где сотрудники таможенной и пограничной служб «Куйбышево» вручили посмертно Елизавете Глинке ведомственную медаль; донецкий пункт досмотра, и снова несколько часов на машине до города. По пути — разрушенные деревни, дома с выгоревшими окнами, ямы на дорогах от снарядов и мин. На Саур-Могиле вдалеке виднеются засыпанные снегом кресты на могилах погибших ополченцев. 

Донецк обстреливают регулярно, но, как правило, ночью. Например, в четверг центр города сотрясали выстрелы, похожие на салют, но очень частые, один за другим. «Это «Градами» обкладывают, с северной стороны, из Авдеевки, там как раз украинские войска стоят», — пояснил сопровождавший нас Павел и тут же начал кому-то звонить.

А днем город живет обычной жизнью — пузатые трамваи, троллейбусы размеренно перевозят горожан, работают магазины, рынки, кое-где еще остались билборды с новогодними поздравлениями. Удивительно, но в Донецке работают и строятся торговые центры европейского уровня и модные многоэтажки. Казалось бы, город приходит в себя, но лечить детей всё равно везут в Москву… Почему так?

Маленькие пациенты

По словам директора Института неотложной и восстановительной хирургии им. В.К. Гусака минздрава ДНР Эмиля Фисталя, в Донецке в 2014 году был построен 10-этажный корпус детской кардиохирургии. Но запустить работу не удалось из-за войны. К тому же в здание попал снаряд, и теперь на полное восстановление и подготовку к эксплуатации требуется около $2,5 млн. «У нас есть оборудование, мы готовы были бы начать, но вот из-за войны уехали многие специалисты, и здание несколько лет стоит неотапливаемым».

Эмиль Фисталь рассказывает, что уже сейчас на обследовании находятся пятеро детей, которые будут рекомендованы для эвакуации в следующем месяце.

В этот раз в Москву на лечение едут 13 ребятишек. Самой маленькой пациентке четыре месяца. У девочки врожденный порок сердца. «Мы еще в декабре составили список, Елизавета Петровна лично всё курировала, как раз вот она должна была их везти», — рассказывает представитель «Справедливой помощи» в Донецке Татьяна Светличная.

Татьяна — тот человек, который на месте работает с родителями и медиками донецких больниц. Когда местные врачи разводят руками, родителям дают номер Татьяны: «Только Доктор Лиза поможет!»

Четырехлетняя Полина едет с мамой в Москву на операцию. «У нас врожденный порок сердца, аортальная недостаточность, в Москве будут делать операцию на аортальном клапане», — рассказывает мама девочки Елена Трухан. «Специалисты у нас хорошие, провели обследование, но в Донецке больше помочь не могут», — говорит она.

Специалисты фонда «Справедливая помощь» отмечают, что сейчас меньше стало обращений от детей с минно-разрывными травмами. Но врожденные заболевания и онкология по-прежнему не лечатся в ДНР.

Доктор Лиза продолжает спасать детей​​​​​​​

Марина Степанеко из Макеевки везет на операцию шестимесячного сына Сашу. У него глинома зрительного нерва — опухоль. «Нам тут отказали в операции, сказали, что помочь смогут только в России. Тогда мы обратились в фонд «Справедливая помощь». Марина признается, что после трагической гибели Елизаветы Глинки опустились руки и, казалось, что попасть на операцию в Москву будет невозможно. «Но нам позвонили и сказали, что фонд работает и наша заявка в работе». Маленькому Саше в московской больнице предстоит трепанация черепа и дальнейшее лечение. В России семья пробудет не меньше месяца.

Сборы

Доктор Лиза продолжает спасать детей​​​​​​​

В день вылета в Республиканской детской клинической больнице с раннего утра — дети с мамами и провожающие. На улице ждет специальный автобус. По списку, сверяя имена, Наталья Авилова отправляет в автобус семьи.

— Мартынова! Где Мартыновы? Подходите сюда. Справки, вещи — всё взяли? В автобус проходите, — Наталья Авилова завершает этап эвакуации.

— Мы будем делать то, что раньше делала Елизавета Петровна, мы сами готовы продолжить ее дело, но надо понимать, что эвакуация проходит всего несколько часов, а подготовка к ней занимает недели. Если бы у нас не было помощи и поддержки Минздрава, МЧС, пограничной службы, таможни, Следственного комитета, Совета по правам человека — продолжить дело Елизаветы Петровны было бы невозможно.  

Спустя час, когда пациенты уже находились на местах, папы, заметно сдерживая слезы, отходили покурить, в сопровождении скорой помощи и ГАИ автобус не спеша поехал к границе.

— Почему папы не едут? Ведь некоторым мамам пришлось оставить работу, чтобы повезти ребенка в Москву? — спрашиваю у Татьяны Светличной.

— О! Это целая проблема! С папами отказываются лежать в одной палате московские мамы. Нам тогда нужно им отдельные палаты готовить, а это очень дорого. Поэтому только мамы! — говорит Татьяна.

Помимо эвакуации детей фонд Доктора Лизы занимается доставкой на территорию Донбасса гуманитарной помощи. Здесь заявок не меньше. 

— В отделение детской онкогематологии нужны новые матрасы и кровати, около 50 штук, сейчас у них вообще дырявые все, сможем? — Татьяна Светличная обращается к Наталье. — И еще интернат в Шахтерске просит обеззараживающие и противопедикулезные средства. 

— Мы сейчас в Москве всё посчитаем, матрасы — да, но с кроватями помочь не сможем, скорее всего, — отвечает Наталья. 

Граница

На пограничном посту эстафету по сопровождению автобуса донецкая ГАИ передает ростовской. Удивительный момент. На территории ДНР, когда автомобиль ГАИ ехал с проблесковыми маячками, попутные и встречные автомобили безукоризненно соблюдали правила — съезжали на обочину или останавливались. В Ростове почему-то автомобилисты не спешили пропускать.

Но тем не менее в положенное время автобус оказался на территории аэропорта Ростова-на-Дону, где его уже ждал спецборт МЧС — Ил-76.

Перелет

Доктор Лиза продолжает спасать детей​​​​​​​

Спецборт — это такая маршрутка с крыльями. Забудьте про откидывающиеся кресла и прохладительные напитки. Перелет в полевых условиях.

— Елизавета Петровна любила летать с МЧС, — говорит Наталья Авилова. — И они ее любили.

Взлетели. Дети — кто на руках, кто в специальных кроватках, мамы, сотрудники фонда и МЧС — на скамейках вдоль салона. При подлете к Ростову поднимаюсь в кабину пилотов. За штурвалом — заслуженный военный летчик Российской Федерации, пилот 1-го класса гражданской авиации полковник Валерий Крузе.

— У нас среди пилотов, даже несмотря на то что произошла трагедия, между собой этот рейс так и называем — «Доктор Лиза». И никто не просил, все знают, — говорит летчик. — Эта миссия по перевозке детей заставляет учащаться пульс, повышаться давление, потому что мы знаем, что мы делаем, и сейчас люди в фонде продолжают ее дело, ну а мы стараемся, чтобы им было так же комфортно с нами, как и раньше.

Доктор Лиза продолжает спасать детей​​​​​​​

В Москве прямо у взлетной полосы детей встречают кареты скорой помощи. Каждого малыша отвезут, согласно выделенной квоте, в профильную клинику Москвы. После лечения фонд «Справедливая помощь» отправит ребенка домой. Уже здоровым.

Прямой эфир