Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я бы хотел, чтобы Аршавин сыграл на чемпионате мира-2018»

Вице-премьер Виталий Мутко — о подготовке России к ЧМ-2018 и возможном возвращении в сборную героев Евро-2008
0
«Я бы хотел, чтобы Аршавин сыграл на чемпионате мира-2018»
Фото: Getty Images/Laurence Griffiths
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вице-премьер правительства РФ, президент РФС и глава оргкомитета «Россия-2018» Виталий Мутко в интервью корреспонденту «Известий» Тимуру Ганееву рассказал об изучении доклада Ричарда Макларена, подготовке России к чемпионату мира-2018 и возможном возвращении в сборную героев Евро-2008. 

— После назначения на пост вице-премьера вы заявили, что теперь больше сосредоточитесь на вопросах подготовки к чемпионату мира по футболу-2018 и Кубку конфедераций-2017. Как сейчас продвигается этот процесс? Есть города, которые отстают по срокам строительства стадионов?

— Безусловно, у меня стало больше времени для решения оперативных задач, касающихся приближающихся футбольных форумов. По Кубку конфедераций никаких тревог у меня нет. Три из четырех стадионов уже введены эксплуатацию, Сочи получит необходимое свидетельство в конце января — начале февраля 2017 года. Причина небольшой задержки заключается в том, что, помимо стационарных трибун, мы вводим временные трибуны на 5 тыс. мест, чтобы довести вместимость арены до необходимых 45 тыс. зрителей. Идет полная адаптация арены к футбольному стадиону. Временные трибуны на период проведения Кубка конфедераций также будут введены в Казани. Что касается остальных стадионов, которые примут ЧМ-2018, по ним у меня практически нет вопросов. Всё решается в рабочем порядке.

— Совсем недавно тревогу вызывало строительство стадиона в Самаре...

— Шесть месяцев назад мы задумывались о смене подрядчика, но это уже в прошлом. Мы сохранили подрядчика, но забрали проект под свой контроль. Проблема заключается в том, что заказчиком стадиона является Самарская область. Во многом поэтому на строительство арены были заложены неадекватные объемы ресурсов. Приведу пример: на строительство крыши в среднем уходит 20–25 т металла, а в смете значилось около 60 т. По другим пунктам сметы у нас тоже были вопросы. Сейчас задача — найти компромис в объеме, качестве и цене. Пока есть небольшое отставание по срокам строительства, но я надеюсь, что через полтора месяца самарский стадион вернется в график. Но это единичный случай, практически все остальные стадионы ЧМ-2018 идут с опережением графика. 

— В течение четырех лет Россия проведет три крупных футбольных турнира. Какие у вас ожидания от этих событий? 

— Предвкушение больших турниров вселяет в меня большой энтузиазм и оптимизм. У целого поколения молодежи, детей, болельщиков будет возможность прикоснуться к великой игре. Цены на билеты будут вполне доступными, так что матчи с участием лучших сборных мира вживую сможет посмотреть большое количество россиян. Согласитесь, ехать на мировое первенство за границу могут позволить себе немногие. Также надеюсь, что проведение Кубка конфедераций-2017, чемпионата мира-2018 и Евро-2020 даст нам возможность изменить наш футбол в лучшую сторону. В футбольные секции будет приходить еще больше детей, на новых стадионах будет хорошая посещаемость, а сборная России порадует нас хорошими результатами. 

— Какого результата вы ждете от нашей сборной на Кубке конфедераций и ЧМ-2018? 

— Прогнозов давать не хочу — все понимают, насколько высокий уровень соперников нас ожидает. Но я надеюсь, что сборная покажет футбол хорошего уровня. 

— Футбольные эксперты в этом сомневаются, учитывая результаты подопечных Станислава Черчесова в товарищеских матчах...

— В 2016 году Черчесов проверил в деле максимальное количество кандидатов в сборную, много экспериментировал с составом. Это правильное решение, учитывая, что результаты не носили турнирного значения. В 2017 году уже будет наигрываться состав сборной, который сыграет на Кубке конфедераций. 

— Много вопросов вызывает игра команды в обороне после ухода Сергея Игнашевича. Есть шанс, что он вернется в сборную? 

— Все прекрасно знают, что это выдающийся футболист, который пригодился бы сборной России. Несмотря на возраст, он по-прежнему остается одним из лучших защитников чемпионата России, достойно смотрится в матчах Лиги чемпионов. Но решение предстоит принимать самому Сергею и главному тренеру сборной. 

— Испанская газета Marca включила другого героя Евро-2008, Андрея Аршавина, в список 10 лучших футболистов планеты, которые никогда не участвовали в чемпионате мира. На ваш взгляд, у него есть шанс сыграть на домашнем мундиале?

— Я бы хотел, чтобы Андрей сыграл на ЧМ-2018. Аршавин многое сделал для российского футбола, помог нам выиграть право провести мировое первенство. Сейчас он здорово выступает за «Кайрат», радует казахстанских болельщиков красивыми голами. Думаю, что у него есть шанс пробиться в состав, но это только мое мнение. Все решения по составу принимает Станислав Черчесов, я не вмешиваюсь в эти вещи.    

— Не могу не спросить вас о допинговом скандале, из-за которого страдают многие российские спортсмены. Как вы можете охарактеризовать вторую часть доклада Ричарда Макларена? 

— Во второй части доклада Макларена нет никаких фактов вины наших спортсменов, никакой доказательной базы. Все обвинения основаны на показаниях одного человека — господина Григория Родченкова. Причем в первой части доклада Родченков называется «лжесвидетелем», «манипулятором» и «человеком, который за деньги создавал всю эту систему», а во второй части он уже «надежный свидетель». Как это понимать?

По итогам первой части доклада мы уволили Родченкова и распустили РУСАДА. Сейчас идет расследование Следственного комитета в отношении сотрудников Министерства спорта. Если будет доказана вовлеченность должностных лиц российского спорта в схемы Родченкова, то они понесут наказание. Что касается других свидетельств из второго доклада, связанных с различными царапинами на пробирках и высокой концентрации солей, то по этим вопросам готовят заключения эксперты. Царапины на пробирке не являются подтверждением того, что она вскрывалась. Борьба с допингом не должна быть политизирована. Давайте внимательно посмотрим на цифры — и увидим, как в России борются с допингом. 

— Можете привести статистику? 

— В 2016 году на территории России работало Антидопинговое агентство Великобритании (UKAD). Сотрудники UKAD брали пробы у наших спортсменов и отправляли их на анализ в десятки лабораторий по всему миру. Ясно, какой пристальный интерес был к российским спортсменам. Более 3 тыс. проб было взято UKAD, еще примерно столько же — на международных соревнованиях. В январе я получил отчет, что за 2016 год у нас выявлено 25 нарушений атидопинговых правил и только 10 из них связаны с употреблением запрещенных препаратов. Остальные — это другие нарушения правил: спортсмен не сообщил вовремя офицеру WADA, где находится или опоздал на сдачу допинг-пробы... Когда мы самостоятельно занимались проверкой спортсменов, мы ежегодно брали порядка 15 тыс. проб и отстраняли от соревнований порядка 200 человек. Чувствуете разницу? Но эти цифры замалчиваются. Всем интереснее поговорить о фильмах немецкого телеканала ARD, которые якобы разоблачают российский спорт. 

Или вы знаете, сколько наших спортсменов получили терапевтические разрешения в 2016 году? Мы подали всего 17 заявок на терапевтические разрешения и получили 14. Другие страны отправляют по 250 заявок, 200 из которых удовлетворяются. Вот вам факты, статистика, которую не обманешь. Система борьбы с запрещенными препаратами в нашей стране работает на высоком уровне.

— Как вы отнеслись к инициативе комитета Госдумы по спорту создать специальную комиссию по анализу доклада Макларена? 

— Ко всем инициативам я отношусь нормально, но пока не обсуждал эту тему с представителями комитета Госдумы по спорту. Со своей стороны, могу сказать, что Россия представит Международному олимпийскому комитету (МОК) свою позицию относительно всего доклада Макларена. Он внимательно изучается специалистами, и по каждому пункту мы дадим свое детальное пояснение, когда будет назначено слушание МОКа. 

Сегодня все вопросы рассматриваются на уровне международных федераций, спортсмены дают свои пояснения относительно обвинений канадского юриста. Где-то наши требования удовлетворяются, как в случае с представителями скелетона, где-то заседания переносятся на неопределенные сроки. Какие вопросы к спортсмену? Он сдал пробу, ему дали справку, что к нему нет вопросов. Проходит два года, и ему говорят: «С твоей старой пробой что-то не так». Причем здесь вообще спортсмен? У него есть «чистая» допинговая история, которая ведется годами.

— Вы уверены, что все спортсмены Игр-2014 были «чистыми»?

— Да, уверен. У нас нет ни одного чемпиона или призера Олимпийских игр-2014, кроме, пожалуй, Аделины Сотниковой и Юлии Липницкой, которые заметно снизили свои результаты. Они по-прежнему — лидеры в своих дисциплинах, сдают множество допинг-проб на этапах Кубка мира, все из которых являются отрицательными. Это говорит о многом. 

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram.

Прямой эфир