Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во вторник Европейский суд по правам человека опубликовал постановление, в соответствии с которым запрет на усыновление российских детей гражданами США признан неправомерным. По решению суда, Россия должна выплатить истцам в общей сложности €75 тыс. на возмещение морального ущерба.

Но вот вопрос: о каких вообще штрафах может идти речь?

Дети — это не товар, который можно покупать или продавать. Запрет на усыновление российских детей — это не нарушение договора поставки, а позиция страны в защите интересов и законных прав своих несовершеннолетних граждан, многократно нарушаемых американскими усыновителями.

Больно думать о наших усыновленных детях, ведь о судьбе некоторых из них нам до сих пор ничего не известно. И никто — ни американское правительство, ни ЕСПЧ — до сих пор не удосужился предоставить отчет с ответами на поставленные вопросы. Или ЕСПЧ защищает не всех людей одинаково?

Отстаивая интересы потенциальных приемных родителей США, он почему-то забывает про права реально существующих российских детей, особенно тех, кто подвергся жестокому обращению, был убит приемными американскими родителями; тех, информацию о фактическом месте нахождения которых, их жизни и здоровье продолжают от нас скрывать. Мы ясно видим, что в ряде случаев ЕСПЧ куда охотнее служит интересам потенциального права одних, чем защищает других, на самом деле пострадавших и нуждающихся в конкретной защите.

Если уж судьи ЕСПЧ и пришли к выводу, что в результате принятия «закона Димы Яковлева» была нарушена статья 14 Европейской конвенции прав человека («Запрещение дискриминации»), то пусть суд потребует от России устранения этой дискриминации, а не переводит всё на банальный язык дензнаков. Или получение денег и есть цель этого судилища?

Суд постановил, что наш закон, запрещающий усыновление российских детей в США, является нарушением Европейской конвенции по правам человека. Странное решение, особенно если учесть, что Россия не подписывала Гаагскую конвенцию о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления. Что это означает? Всего лишь то, что наша страна не связана никакими обязательствами в сфере международного усыновления с другими странами, включая США.

Мы сами, по своему усмотрению, можем заключать и расторгать подобные договоры. Никто не вправе заставить нас предоставлять наших детей американским приемным родителям. Получается, что все изначально понимали: обязать нас выполнять нератифицированную нами конвенцию не получится. Тогда какая связь между правами человека и решением суда, если по его результатам от нас требуются только деньги?

Допустим, исключения ради, что ЕСПЧ вышел за пределы своей компетенции и в качестве дополнительной услуги рассчитал штраф, а взыскиваемые с России деньги — это компенсация за понесенные на несостоявшееся усыновление расходы. Нехитрая калькуляция — с учетом того, что заявителями являются 45 человек и в каждый «клюв» присудили €3,6 тыс. — составляет €162 тыс., что осилить нашей стороне в общем и целом возможно. Но тут важны сам принцип правосудия и правовые основания по определению должника: почему именно Россия является ответчиком по искам несостоявшихся родителей? Почему бы расчетливым американцам не взыскать эти деньги с правительства США, которое своими действиями (и особенно бездействием) исключило дальнейшую возможность усыновления американскими гражданами российских детей?

Договоренности, согласно которым американская сторона взяла на себя обязательства по отчетности о пребывании российских детей в приемных семьях, систематически не выполнялись, и никакие иные меры, кроме запрета на усыновление, не подействовали.

Судя по развитию событий со взысканием этой уже изрядно застарелой задолженности, американские усыновители планировали скрупулезно копить все до одного чеки по понесенным на воспитание расходам, чтобы впоследствии предъявить их своим подросшим приемным детям, включая взыскиваемые сейчас с России €3,6 тыс., потраченных на усыновление. Кстати, интересно, на что же расходовались и эти деньги, которые, за вычетом суммы на судебные расходы, составляют €3 тыс. Вряд ли эти средства перечислялись на расчетные счета российских детдомов.

Вам тоже кажется странным, что именно сейчас американские стяжатели, спустя почти пять лет после принятия «закона Димы Яковлева», озаботились фактом собственной дискриминации и ущемлением потенциального права усыновителей? Выходит, что страдания по неусыновленным российским детям могут облегчить только €3,6 тыс. И ни центом меньше...

Автор — председатель Центрального совета Национального родительского комитета

Прямой эфир