Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Состоявшийся на прошлой неделе Гайдаровский форум, как обычно, прошел с большой помпой и получил большую прессу. Иначе и быть не могло — такое число министров, замминистров, экспертов от экономики обсуждали перспективы нашего движения вперед. Мнения были разные, но преобладал хотя и осторожный, но все-таки оптимизм.

Оставим специалистам «специалистово», а большинство населения беспокоит простой вопрос — как будем жить дальше? Некоторую ясность попытался внести министр труда и социальной защиты Максим Топилин, сообщивший, что заработная плата «…будет увеличиваться. Не только номинальная, но и реальная. По итогам 2016 года, мы, скорее всего, увидим рост реальных зарплат, потому что уже с августа наметилась положительная тенденция к их повышению».

Аргумент неплохой, но не самый сильный. Дело в том, что тенденции сами по себе не складываются. Их формируют определенные условия и факторы. В данном случае, относящиеся к росту экономки, повышению ее эффективности, созданию новых рабочих мест, причем высокооплачиваемых. А вот об этом министр не упомянул. Но, будем думать, из-за ограниченного регламентом времени выступления или полагая, что о развитии экономики нам расскажет другой «профильный» чиновник. А ведь без этого — самого основного — набора факторов очень трудно рассчитывать на то, что положение с доходами трудящихся существенно улучшится.

Однако, видимо, понимая, что аргументация все-таки необходима, ответственный за социальную политику в стране многозначительно сослался на президентские указы о повышении заработков тружеников бюджетной сферы. И зная, что, к сожалению, не все из них неукоснительно выполняются, уточнил: «Безусловно, указы президента по повышению оплаты труда основным категориям работников бюджетной сферы будут выполнены», добавив, что для этого имеются «все необходимые ресурсы». Однако «бочки меда» опять не получилось.

Роль «ложки дегтя» сыграло одно маленькое уточнение в виде слова «основные». Бюджетники и так не «все трудящиеся», так еще и среди них, оказывается, есть «основные» и остальные. За «основных» можно быть спокойными. А вот с «остальными» картина не столь определенная. Тем более что в их число входят те, кто работает в негосударственных структурах. А ведь есть еще и работающие пенсионеры, которым пенсии проиндексируют только тогда, когда они окончательно перестанут трудиться.

Между тем, если отойти от текста доклада министра и попытаться спрогнозировать ситуацию с заработками, то мы на самом деле вправе рассчитывать на улучшение материального положения. Аргументы найдем в корзине макроэкономических показателей. Сейчас мало кто готов спорить с тем, что экономическая жизнь выравнивается. Несмотря на не до конца преодоленные кризисные явления, сложности в финансовой сфере (прежде всего с бюджетом), экономика начала движение вперед. Медленное, осторожное, но уже в положительной зоне. На уровне общеэкономических показателей рост пока не очень заметен. Зато вполне ощутим на уровне отдельных секторов и видов производства. А это свидетельствует о том, что экономика продемонстрировала адаптационные способности не только к тяжелым временам (типа санкций и низких цен на сырье и энергоносители, составлявших основу нашего хозяйства), но и к структурной перестройке. А это как раз то, о чем постоянно говорят конструкторы нашего экономического курса.

О том, что в экономике наблюдается стабилизация, свидетельствуют и монетарные показатели: снижается инфляция и укрепляется курс национальной валюты. Напомним, что денежная сфера отнюдь не автономна, а неразрывно связана с общеэкономическим процессами и очень чутко реагирует как на позитивные, так и негативные изменения в производственной сфере. В плохие для экономики времена никакие ухищрения денежных властей не в состоянии обуздать рост цен и стабилизировать курс национальной валюты. Одновременно, раз речь зашла об инфляции уточним, что в контексте анализа перспектив реальной зарплаты этот экономический феномен играет важнейшую роль. Совершенно очевидно, что если цены не растут или растут умеренными темпами, заработки не обесцениваются. А это и есть уровни доходов, которые называются реальными, — прирост, скорректированный на удорожание потребляемых продуктов и услуг (в отличие от номинальных — «суммы прописью»).

Общий рост экономики, а главное, ее реального сектора, дает надежду как минимум на сохранение числа рабочих мест и увеличение заработков. Ведь постоянная потребность в кадрах способствует сохранению уровня оплаты труда, а при возрастающих темпах роста даже увеличения. При этом в структуре занятости возрастает доля квалифицированного труда, вакансии по которому в отличие от сферы услуг не закрываются волной мигрантов, что подтолкнет средние заработки вверх.

Все вышеперечисленное действительно дает надежду на то, что предсказания относительно роста реальных заработков сбудутся. Весь вопрос в том, насколько намеки на позитивные сдвиги в экономике смогут превратиться в устойчивые и долгосрочные тенденции. Но ответ, видимо, должен дать другой профильный министр.

Автор — главный экономист Института фондового рынка и управления

Прямой эфир