Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Семейный бизнес по-русски

Ученые описали связь между ведением дел с родственниками и изменением культуры семьи
0
Семейный бизнес по-русски
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург и Северо-Западный центр корпоративного управления провели исследование, выявившее ряд специфических черт российского семейного бизнеса. Оказалось, что семейный бизнес серьезно влияет на отношения между родственниками, нередко смещая их в деловую плоскость.

— Мы провели серию глубинных интервью с владельцами российских семейных компаний, членами их семей, рядовыми сотрудниками и экспертами по вопросам семейного бизнеса, — рассказала «Известиям» профессор департамента менеджмента Санкт-Петербургской школы экономики и менеджмента НИУ ВШЭ Елена Корчагина.

Совместно с экспертом НП «Северо-Западный центр корпоративного управления» Павлом Шило Елена Корчагина пришла к выводу, что в российском семейном бизнесе можно выделить три основных типа компаний.

К первому можно отнести компании, созданные супругами. Такой бизнес составляет, согласно ответам респондентов, около 20% всех семейных компаний.

Ко второму, наиболее многочисленному, относится бизнес, созданный главой семьи, которому затем на ключевых позициях управления компанией потребовались свои люди, которым можно доверять. Этими проверенными людьми в первую очередь становятся члены его семьи. Такие компании составляют, согласно полученным данным, около 70%.

К третьему типу можно отнести партнерский бизнес, в котором на равных с остальными участвуют члены семьи одного или нескольких учредителей. Такой бизнес составил около 10% от общего числа семейных компаний.

— Ответы на вопрос об определении семейного бизнеса носят двойственный характер, — признается Корчагина. — Большая часть респондентов (около 3/4) концентрирует внимание на контроле со стороны семьи над компанией, меньшая часть (примерно 1/4) — на участии в бизнесе членов семьи. Первый подход предполагает, что фирму можно считать семейной, если все управленческие решения принимаются членами семьи. Это возможно, если семье и аффилированным с ней лицам принадлежит до 100% акций. Во втором случае респонденты указывают, что только если члены семьи активно участвуют в бизнесе, его можно считать семейным. При этом подходе одним из ключевых признаков признания бизнеса семейным является вовлечение родственников в работу на управленческих должностях.

Одна из специфических черт российского семейного бизнеса связана с воздействием бизнес-культуры на семейные ценности.

— Сам факт ведения бизнеса главой семьи изменяет культуру семьи. В ряде случаев отношения внутри семьи начинают формироваться на основе деловых принципов, — пояснила Елена Корчагина.

Например, в таких семьях нет «бесплатных денег», а средства даже на такие важные вещи, как получение степени MBA наследником семейного бизнеса, могут выдаваться ему как кредит. После окончания обучения он должен вернуть затраченную на него сумму, а иногда и процент (правда, более низкий, чем банковский).

Вторая особенность связана с высокорискованным характером российской бизнес-среды, которая нередко приводит к профессиональной деформации личности предпринимателя, из-за чего он не только в бизнесе, но и в обычной жизни склоняется к принятию рискованных, нерациональных решений.

Основатель NICA Multi Family Office Кирилл Николаев рассказал «Известиям», что с точки зрения взаимоотношений «патриарха» такой семьи с остальными ее членами возникают проблемы двух видов.

— Первая история касается напряжения внутри семьи, из-за того что «патриарх» не делится информацией с остальными, контролирует всё на 100%, а если и заводит родственников в бизнес, то чтобы «поиграться», устраивая, к примеру, жену или дочку на незначительную должность, тогда как им хочется большего, — рассказал эксперт.

Вторая история связана с антагонизмом, когда остальным членам семьи неинтересен бизнес «патриарха». Исходя из плохих отношений в семье, они не хотят наследовать общее дело, а глава семьи с целью моральной компенсации нередко заводит себе другую семью.

Руководитель образовательной программы «Преемник семейного бизнеса: эффективная бизнес-династия» РЭУ имени Плеханова и директор консалтинговой группы MarketProfi Дмитрий Лариков рассказал «Известиям», что практика выдачи наследнику «небесплатных денег» характерна для многих зарубежных семейных компаний. А вот с тем, что перенос «рискованного» поведения с работы домой — это сугубо наша специфика, эксперт согласен.

— Нужно иметь в виду, что в России мы имеем лишь первое поколение представителей семейного бизнеса. В мире бизнес называется семейным, когда компанией управляет уже третье поколение. Поскольку у нас только первое, которое вынуждено было пробивать себе дорогу самостоятельно и через недружелюбную внешнюю среду, люди часто импульсивны, предпочитают решать вопросы отчасти силовыми способами, — отметил Лариков.

Сколько именно семейных компаний в России, не ответит ни один эксперт. Во-первых, не существует единой методологии оценки. Если брать уже упомянутую зарубежную, то собственников в третьем поколении в стране, можно сказать, и нет. Тогда как среди международных компаний число семейных доходит до 70%, а, к примеру, среди итальянских — до 90%.

— Для России придется смягчать критерии, оценивать не поколения, но вовлеченность членов семьи в один бизнес, — считает Лариков.

Главными отличиями российского семейного бизнеса от зарубежного Лариков называет то, что он в России «сиротский», то есть у него практически нет истории передачи по наследству. И второе — такие семьи, как правило, мажоритарные акционеры, имеющие контрольный пакет и управляющие компанией автократически.

Семейный бизнес распространен в российском сельском хозяйстве, в мелкой и отчасти средней розничной торговле.

Читайте также
Прямой эфир