Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Украина и Норвегия начали переговоры о гарантиях безопасности
Мир
Парламент Венгрии ратифицировал заявку Швеции на вступление в НАТО
Мир
Украинские СМИ сообщили о взрыве в Кривом Роге Днепропетровской области
Общество
Самолет совершил незапланированную посадку в Сургуте из-за плохой погоды
Мир
Макрон заявил о нежелании Запада воевать с русским народом
Армия
Песков прокомментировал уничтожение первого танка Abrams в зоне СВО
Мир
Парламент Венгрии избрал новым президентом страны Тамаша Шуйока
Общество
Рэпер ST исполнил песню «Дай ему сил» на церемонии вручения премии «Знание»
Мир
Польские фермеры заблокировали переезд на границе со Словакией
Мир
Захарова назвала заявление по СВО совета НАТО – Украина примером дезинформации
Мир
Авиация коалиции США восемь раз за сутки нарушила воздушное пространство Сирии
Мир
В Индии грузовой поезд проехал около 80 км без машинистов
Экономика
Стоимость биткоина превысила $53 тыс. впервые с декабря 2021 года
Общество
В Крыму молодой дельфин выбросился на берег
Спорт
Стали известны все пары плей-офф КХЛ в Восточной конференции

«Вернув Крым, Путин восстановил историческую справедливость»

Лидер партии «Фламандский интерес» Том Ван Грикен — о своем отношении к Владимиру Путину, политике Брюсселя и референдуме в Великобритании
0
«Вернув Крым, Путин восстановил историческую справедливость»
Фото: TASS/AP/ Antonio Calanni
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Теракты в Европе, миграционный и экономический кризисы раскрыли потенциал евроскептиков и крайне правых партий, действующих в Европе. Последние социологические опросы показывают рост популярности таких партий, как французский «Национальный фронт» Марин Ле Пен, немецкая партия «Альтернатива для Германии», «Лига Севера» в Италии, австрийская Партия свободы.

В столице Евросоюза такой партией является «Фламандский интерес» с центром в городе Антверпен. Ее лидер 29-летний Том Ван Грикен — самый молодой глава партии в истории Европы. 

Эта партия растеряла свои позиции на выборах в 2014 году и получила лишь три места в палате представителей и два — в сенате. В парламенте Фландрии у партии шесть мест, а в муниципалитетах — 29. Однако после участившихся терактов и потока беженцев в ЕС популярность «Фламандского интереса» растет. На партию работает и реально существующая проблема раскола между фламандской и валлонской частями страны — в случае начала дробления больших европейских государств (Испании, Великобритании, Италии) искусственно созданная Бельгия пойдет по их стопам.

Об образовании суверенного государства Фландрия, миграционном кризисе ЕС, а также поправении Европы корреспонденту «Известий» рассказал Том Ван Грикен.

— Ваша партия является самой правой партией в Бельгии. На последних выборах вы выступили неудачно. Одним словом, у вас мало шансов. На что вы рассчитываете?

— После чудовищных терактов в брюссельском метро 22 марта интерес к нашей партии подскочил. После терактов практически каждая партия в Европе начала использовать риторику нашей партии.

Интерес к нам усилился и после референдума в Великобритании. После решения о выходе Соединенного Королевства из ЕС открылась реальная возможность обрести национальный суверенитет, а не быть на поводке евробюрократии.

Наша партия выступает за полную независимость Фландрии. Если у нас в регионе будет проведен референдум об отделении, то я уверен, что сторонники независимости наберут более 50%. Правда, сейчас нет возможности даже для подобной дискуссии, я уже не говорю о референдуме.

— Вы жестко критикуете миграционную политику ЕС. А какую альтернативу вы предлагаете?

— Миграционная политика ЕС — это катастрофа. Из-за политики бюрократов Европа переживает нашествие мигрантов и беженцев чуждой нам культуры. В небольшой Бельгии находится более 50 тыс. мигрантов, в Германии — более 1,5 млн. Нужно отдать должное Австрии и странам Восточной Европы, которые, несмотря на давление Брюсселя, закрыли свои границы.

«Фламандский интерес» последовательно выступает за немедленное закрытие границ Бельгии. Смотрите сами, в Бельгии живет 11 млн человек. Мы не самая большая страна в ЕС. Но мы являемся главным поставщиком молодых кадров в «Исламское государство».

Если посмотреть на цифры, то получается, что подданных Бельгии в составе ИГИЛ больше всего. Одним словом, у нас есть проблемы с радикальным исламом, и правительство нашей страны обязано их решать. Особенно после теракта в аэропорту Брюсселя, когда погибло 35 человек.

— Что касается бельгийской внешней политики, что вы предлагаете?

— Современная Бельгия, как и все остальные страны Европы, смотрит только в направлении США. Кроме Атлантики и англосаксонского мира, их ничего не интересует. Сейчас наступает совершенно другая эпоха, мир становится сложнее и разнообразнее. Необходимо обратить взор на Восток, особенно на Россию.

Я считаю Владимира Путина хорошим лидером для страны. Он демократически избран, его поддерживает большая часть населения России. Более того, он защищает интересы своей страны. К примеру, исторически Крым является частью России. Владимир Путин лишь восстановил историческую справедливость, вернув его в Россию. Всё больше людей в Европе начинают это осознавать. И всё это происходит, несмотря на чудовищное давление СМИ и бюрократии.

Бельгии нужно вести разновекторную политику. Смотреть только в одном направлении — большая ошибка. Ничего не имею против США. Но это страна должна перестать вмешиваться в дела стран ЕС и Бельгии в частности. Например, штаб-квартира НАТО находится в Брюсселе. Зачем она нам?

— Ваша партия выступает за независимость Фландрии, одного из самых богатых и развитых регионов стран Европы. Считаете ли вы, что этого хотят сами бельгийцы?

— Бельгия является богатой страной только благодаря Фландрии. В стране живут два совершенно разных народа. Более 60% говорят на нидерландском языке, жители южной части страны говорят на французском.

И самое важное — фламандцы составляют чуть больше половины страны, но производят почти 85% национального ВВП. Одним словом, богатство Бельгии — результат труда фламандцев. А что делает Брюссель? Он распределяет все доходы по принципу равномерности. То есть мы на севере работаем, а деньги уходят на юг.

— Какие партии в Европе вы считаете своими союзниками?

— Летом 2015 года мы создали альянс европейских патриотичных партий. Помимо нашей партии, в альянс входят такие партии, как французский «Национальный фронт», голландская Партия свободы, австрийская Партия свободы и итальянская «Лига Севера». Позже к альянсу присоединилась немецкая «Альтернатива». Более того, к нам примкнули отдельные депутаты из партии «Независимость Великобритании» (UKIP).

За этими партиями стоят миллионы европейцев ,и все они считают, что лучше иметь национальное государство вместо непонятного ЕС.

— Некоторые называют вас фашистами или националистами...

— Это всего лишь часть черного пиара и пропаганды, не более того. Мы ценим и любим демократию и свободу слова. Демократия для нас — догма. Это излюбленный способ западной пропаганды. Они точно так же поступают и с Россией. Что бы ни делала Россия, Запад всё равно будет ее критиковать. Когда оппоненты называют вас фашистом, это означает, что у них нет других аргументов.

Прямой эфир