Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Иосиф Райхельгауз: «Хороший артист приходит в театр не из космоса»

Худрук «Школы современной пьесы» — о Евгении Гришковце-бармене, современной драматургии и директоре-тюремщике
0
Иосиф Райхельгауз: «Хороший артист приходит в театр не из космоса»
Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Первой премьерой нового сезона в театре «Школа современной пьесы» станет спектакль с необычным названием «Пока наливается пиво». С художественным руководителем театра и соавтором премьерного спектакля Иосифом Райхельгаузом встретился корреспондент «Известий».

— Скоро премьера, а у спектакля, который вы ставите, насколько я знаю, даже нет драматургической основы. Признавайтесь, в чем секрет?

— Это спектакль-импровизация. Уже не первый в жанре, который мы придумали более 10 лет назад. Здесь нет пьесы, записанных реплик. Есть только заданные характеры и сюжеты. Поэтому каждый спектакль неповторим и даже непредсказуем.

— «Пока наливается пиво» сделан в соавторстве с Евгением Гришковцом. Что послужило отправной точкой для создания спектакля?

— Однажды мне позвонил Гришковец и рассказал, что зашел в бар перекусить. Заказал кружку пива. «А что вы будете есть?» — спросил бармен. Евгений ответил, что пока не знает. Тогда бармен изрек сакраментальную фразу: «Вы подумайте, пока наливается пиво». Так материал для будущей премьеры и начался — с названия. Помню, я тогда полетел к Гришковцу в Калининград, мы просидели несколько дней за разговорами, потом общались по скайпу и в итоге придумали сюжеты.

— Чего же ждать зрителю?

— Необычность премьеры в том, что Евгений Гришковец, который обычно играет моноспектакли, на этот раз выйдет на сцену с нашими артистами. У него главная роль — бармена. В бар заходят посетители — происходят смешные, а порой и драматичные истории. Сейчас ежедневно идут репетиции, на днях должны появиться декорации. А в сентябре мы начнем сводить материал.

— Если я правильно понимаю, актерам придется много импровизировать. На ваш взгляд, чем необычен и полезен для профессии такой подход к работе?

— Сегодня в мировом театральном пространстве — а в российском особенно (знаю это еще и потому, что много лет преподаю на кафедре режиссуры в ГИТИСе) — существует разное представление о технологии работы артиста.

Одни считают, что актер — это проводник: произносит текст драматурга в мизансценах режиссера, надев костюм, придуманный художником. Другие полагают, что актер становится соавтором роли. Но для этого он должен обладать определенными качествами. Я ведь не случайно перестал преподавать в ГИТИСе на дневном отделении и стал заниматься с заочниками…

— Почему, если не секрет?

— Мне интересно иметь дело со взрослыми, сложившимися индивидуальностями. Когда есть предлагаемые обстоятельства, а персонаж — практически ты сам. То есть твои мозги, твои нервы и фактура. Хороший артист живет в реальности. В театр приходит не из космоса, а из метро и магазина. Опять же «выпадает» из телевизора, который можно даже не включать, — он всё равно проникнет в тебя и, пардон, загадит мозги.

Конечно же, артисты должны играть собой. Своим жизненным опытом, культурой и мировоззрением. Зритель часто идет не на спектакль, а именно на такого человека —посмотреть, что он думает о жизни, как комментирует события вокруг нас, как соотносит свой личный опыт с персонажем. При таком существовании в театре появляется смысл.

— Иосиф Леонидович, часто слышу от ваших коллег, что современная драматургия скучна и поднимает частные проблемы. Неужели и вправду всё так печально?

— Видите, вон у меня стоит многотомное собрание сборников лучших пьес за каждый год? (Указывает на шкаф, доверху заполненный книгами.) «Школа современной пьесы» проводит крупнейший в мире конкурс русскоязычной драматургии «Действующие лица». По итогам выпускаем сборник «Лучшие пьесы года» — вот уже собрано 13 томов. Ежегодно к нам приходят от 300 до 500 пьес, написанных профессиональными драматургами со всего мира. Их читают эксперты, затем жюри. В результате определяется десятка лучших пьес, которые попадают в сборник. И, как показывает практика, они разлетаются по российским театрам. 

Весь мировой театр всегда брал наибольшие вершины именно на современной драматургии. Вспомните театры Шекспира или Мольера. Там чуть ли не утром авторы писали пьесы, а уже вечером их играли. Малый театр, который каждую пятницу ждал новую работу от Островского, — это школа современный пьесы. МХАТ вырос на своих современниках — Горьком, Чехове, Булгакове. Живой театр всегда занимался современной драматургией. 

— Кстати, вы активно занимаетесь менеджментом, ставите спектакли, преподаете, руководите театром. Не жаль отнимать время от творческой деятельности?

— А что делать?! Не случайно в Москве это самый верный, как мне кажется, способ существования театра. То есть когда его возглавляет творческий человек. К огромнейшему сожалению, и в российской провинции, и в странах СНГ театрами стали руководить так называемые директора. Причем среди них попадаются люди, которые внедрились в театр из совершенно чуждого искусству дела. Доходит до курьезов. Я знаю случай в Одессе, когда на пост руководителя был назначен бывший директор тюрьмы. И когда в дверь его кабинета стучали, он долгое время вместо «войдите» говорил «введите».

— Ваш театр уже третий год как на новом месте. Болезненны такие перемещения?

— Когда люди переезжают из одной квартиры в другую, это всегда трудно. Но я искренне надеюсь, что переезд временный и мы скоро вернемся в свой дом на Трубной площади (здание пострадало во время пожара в 2014 году. — «Известия»). Что касается зрителя, то был момент, когда мы его почти растеряли. Однако прошло время, люди привыкли к нашему дому на Тишинке. И даже появился новый зритель.

Я буквально на днях получил премию департамента культуры Москвы за высокую посещаемость театра. Оказывается, мы вошли в то небольшое число театров, которые регулярно перевыполняют план по зрителям. Но скажу честно: как бы не были приятны эти премии, главное — это люди, которые либо хотят смотреть твой спектакль, либо нет. К нам, слава Богу, приходят. Так что как руководитель я счастлив.

Справка «Известий»

После окончания ГИТИСа Иосиф Райхельгауз работал в качестве режиссера-постановщика в театрах столицы, в том числе Театре на Таганке, «Современнике», Театре им. А.С. Пушкина и Театре им. К.С. Станиславского. Стал инициатором создания Московского театра «Школа современной пьесы», открывшегося 27 марта 1989 года. Ставил спектакли во многих городах России, а также в Израиле, США, Швейцарии и Турции. Народный артист России.

Комментарии
Прямой эфир