Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Брайан Крэнстон: «Сила организации равна крепости слабейшего ее звена»

Обладатель «Золотого глобуса» — об агенте под прикрытием, наркоэпидемии 1980-х и трудностях выхода из образа
0
Брайан Крэнстон: «Сила организации равна крепости слабейшего ее звена»
Фото: TASS/AP/Evan Agostini
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прокат выходит криминальная драма «Афера под прикрытием» режиссера Брэда Фурмана. Фильм основан на автобиографической книге Роберта Мазура The Infiltrator. Главный герой картины — агент под прикрытием (эту роль сыграл Брайан Крэнстон), который, доказывая причастность высокопоставленных чиновников к наркобизнесу, выходит на самого влиятельного наркобарона. Корреспондент «Известий» Галя Галкина встретилась с актером в отеле Four Seasons в Беверли-Хиллз.

— Я слышала, вы встречались с прототипом вашего героя Бобом Мазуром. Наверное, он суховатый, хладнокровный человек?

— Совсем нет, он очень дружелюбен. Правда, осторожен. До сих пор не разрешает себя фотографировать или снимать на камеру, а когда его записывают на аудио, то голос несколько меняют. А что вы хотели? В свое время, в 1980-е, с его помощью арестовали 85 человек, и большинство из них были осуждены.

Сейчас многие из них уже на свободе и, мягко говоря, не очень благодарны человеку, который оказался в общем-то лжецом. Ведь он не был тем, за кого себя выдавал. У него была правильная мотивация, он работал на благо общества. Но для них он тот, из-за кого они попали в тюрьму. Поэтому Боб предпочитает перестраховываться.

Брайан Крэнстон: «Сила организации равна крепости слабейшего ее звена»​​​​​​​

— Эта работа стоит того, чтобы всю жизнь провести в страхе?

— Множество людей идут на риск ради адреналина. Что ими движет? Удовлетворение от успеха? Чувство гордости от того, что мало кто может сделать такое? Боб — один из них. Когда он начинал эту операцию, она не казалась настолько важной. А потом стала напоминать русскую матрешку. Сначала одна фигурка, в ней другая, потом третья. Он всё глубже и глубже погружался в трясину.

Сказал ли он себе: «Всё, достаточно, не хочу, чтобы меня засосало»? Нет, он подумал: «О Боже, ниточка тянется к адвокату Пабло Эскобара. Может быть, со временем удастся добраться и до самого Пабло?!» Может, и да, а может, и нет. И он закидывал сети всё шире, работал со всё большим количеством осведомителей…

— Если Боб Мазур такой осторожный, зачем он рассказывает о том, чем занимался?

— Это фантастическая история. Проведенная им операция обрушила Международный кредитно-коммерческий банк (BCCI) — одну из самых влиятельных финансовых структур 1980-х. Банк был ликвидирован — уже одно это говорит о значимости операции. Долгое время он не мог никому о ней рассказывать. Но мы — люди, мы стремимся к взаимодействию. Только представьте себе — вы владеете информацией и не можете ею делиться.

Иногда, чтобы очистить организм, надо воспользоваться слабительным. Так и для него необходимо было выплеснуть всю эту информацию. Это помогло ему закрыть для себя эту главу жизни и продолжить жить дальше. Ему было бы трудно, не будь у него возможности объясниться.

— Вам удалось скопировать особенности его поведения, мышления?

— Я постарался. Он очень педантичный, очень организованный. Когда ехал с детьми в машине, постоянно проверял, нет ли «хвоста». Если замечал что-то подозрительное, то говорил детям секретное слово, и они сразу же бросались на пол. Мне рассказывала его дочь, что однажды они пошли в зоопарк, и Бобу показалось, будто идущий перед ними человек проходит по текущему делу. Они тут же развернулись и пошли домой. 

— Мазур поделился с вами опытом, как оставаться в образе?

— Это как раз то, чему меня не нужно было учить. Я зарабатываю себе на жизнь тем же, чем и он, — вживаюсь в образ. Но надо учитывать, что мой персонаж ни с кем не может делиться своими впечатлениями, ему приходится всё держать в себе. Пар внутри копится, а выпустить его нельзя — есть опасность, что под твою маску могут заглянуть.

Сила твоей организации равна крепости самого слабого ее звена. Информатор может допустить ошибку, и ты за нее пострадаешь. Тяжело жить одной жизнью, а потом приходить домой, быть отцом, мужем, помогать дочери решать задачку и т.д. Как сбросить маску и стать самим собой? Вот это меня по-настоящему волновало.

— Как много вы знали о наркоэпидемии во Флориде 1980-х?

— Я об этом, конечно, знал. Сам наркотики не принимал, но они были везде. Один раз я пошел на прослушивание и увидел кокаин на кофейном столике. Это не было обычной практикой, просто те, кто меня принимал, расслабились и забыли убрать. Случай показательный, он демонстрирует разболтанность 1970–1980-х. А потом эта вакханалия затормозилось из-за СПИДа, герпеса и тому подобного.

— Вы играли реальных людей и вымышленных персонажей.  Чем отличается в том и другом случае актерский подход?

— Различие есть, конечно. Невымышленные персонажи — это люди, которые сделали нечто достойное того, чтобы об этом написать. На вас лежит дополнительная ответственность — вы должны изобразить героя настолько правдиво, насколько это возможно.

Что же касается вымышленного образа, тут можно импровизировать и создавать вашу собственную версию личности, потому что вы — первопроходец. Вместе с тем вы не можете пуститься, что называется, во все тяжкие. У персонажа должна быть четкая и логичная история. Поэтому начинаете с того, что я называю процессом последовательного исключения — убираете несвойственные персонажу эмоции, поступки. Словом, дистиллируете имеющуюся сюжетную информацию.

Справка «Известий»

Брайан Крэнстон — американский актер, сценарист, режиссер, обладатель премий «Тони», «Эмми» и «Золотой глобус». На голливудской Аллее славы ему посвящена именная звезда. Известен как исполнитель главной роли в телесериале «Во все тяжкие». В кино снискал признание за создание ключевых образов в картинах «Драйв», «Вспомнить всё», «Операция «Арго».

Комментарии
Прямой эфир