Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Заявляя об изменении Конституции, Олланд думает о выборах

По мнению экспертов, заявления французского президента после серии терактов во Франции рассчитаны на привлечение голосов избирателей
0
Заявляя об изменении Конституции, Олланд думает о выборах
Фото: REUTERS/Michel Euler/Pool
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После трагических событий во Франции в ночь на 14 ноября и заявлений европейских политиков о новых готовящихся терактах со стороны запрещенной в России группировки ИГИЛ рост правых настроений во всей Европе, в частности во Франции, был предсказуем.

Действующий президент Пятой республики Франсуа Олланд на фоне событий старается не растерять очки и не отставать от настроений французского общества.

Выступая перед обеими палатами парламента, Олланд заявил о своем намерении изменить Конституцию страны, чтобы лучше справляться с кризисными ситуациями. По его словам, необходимо прописать в главном законе страны возможность лишать гражданства Франции лиц с двумя паспортами, осужденных в республике за терроризм.

Эксперты связывают такую жесткую риторику и решительность не с реальной заботой о гражданах, а с предвыборной гонкой, ведь президентские выборы во Франции пройдут уже в 2017 году, а им предшествуют региональные выборы, которые пройдут уже в декабре 2015-го.

— Во Франции проблема безопасности будет проблемой номер один перед властями, и она будет разыгрываться во всех предвыборных кампаниях. Заявления французского лидера связаны с предвыборной гонкой. Сегодня Олланд заявил, что он готов организовать коалицию с Россией в Сирии. Перед этим Саркози выступал с этим заявлением. С Конституцией то же самое. Всё это поворот вправо, — считает профессор политологии НИУ ВШЭ Юлий Нисневич.

По словам политолога, Олланд «немного переборщил» с изменениями в Конституцию, ведь Национальное собрание вряд ли позволит ему внести такие изменения.

— Что касается заявления о лишении французского гражданства — это своего рода пиар-ход. Это фактически ответ на проблему миграции. Это некая попытка ограничить права мигрантов во Франции. Ни в одной стране мира преступников гражданства не лишают. Это довольно резкий шаг, — сказал Нисневич. — Что касается усиления возможности президента в чрезвычайных ситуациях, то у него их и так вполне достаточно. Французская Конституция дает много возможностей президенту.

По мнению директора Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Тимофея Бордачева, после трагических событий во Франции нет никаких других решений, кроме мер по усилению безопасности, но изменение Конституции не поможет.

— Единственные меры, которые могут быть предложены, — это меры полицейского характера. Никаких остальных решений здесь нет. Франция будет двигаться в направлении полицейского государства, — сказал Бордачев, отметив, что говорить о раскладе сил на президентских выборах еще слишком рано.

В своем выступлении в парламенте Олланд также заявил, что в пересмотре нуждаются еще две статьи Основного закона Франции, которые оговаривают порядок наделения президента особыми полномочиями и порядок введения в стране осадного положения в случае исключительной угрозы безопасности.

Не обошлось и без обещания увеличить бюджет сил безопасности и армии.

По словам Олланда, в стране будет пополнен полицейский корпус на 5 тыс. человек, появится 2,5 тыс. новых должностей в тюрьмах и судебной системе страны, будет выделен дополнительный персонал в 1 тыс. человек для таможенных и пограничных служб республики.

— Эти экономические решения будут учтены и приняты вместе с бюджетом на 2016 год. И они приведут к дополнительным издержкам. При данных обстоятельствах я считаю, что пакт безопасности важнее пакта стабильности, — заявил глава Французской Республики.

Однако после январского террористического акта в редакции французского сатирического издания Charlie Hebdo, в результате которого погибли 12 человек, лидер Пятой республики уже обещал меры по усилению безопасности, но никаких изменений французы так и не дождались.

И только после того, как в серии терактов погибло более 130 человек и сотни мирных французов были ранены, Олланд заявляет об изменениях в законодательстве в части увеличения полномочий МВД, о введении ЧС и прочих уже давно необходимых мерах.

Изменения в подходах социалистов, в частности главы государства, коснулись и международной сферы. Президент призвал Совбез ООН принять резолюцию по борьбе с терроризмом, а также «собрать всех, кто может бороться против ИГ, в одну единую коалицию», таким образом повторяя предложение президента РФ Владимира Путина о создании всеобъемлющей коалиции для координации усилий в Сирии. Олланд также отошел от привычной риторики, направленной против президента Сирии Башара Асада как главной угрозы национальной безопасности европейским странам. Лидер Франции призвал бороться с ИГ, а не пытаться решить судьбу Асада.

— В Сирии мы неутомимо ищем политического решения проблемы, которая состоит не в Башаре Асаде, а в нашем враге в Сирии, которым является ИГ, — заявил Олланд, что принципиально разнится с общепризнанным вектором союзников США в Сирии.

Для французов националистическая риторика уже не кажется столь радикальной, чем объясняется рост популярности правой националистической партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен.

По мнению научного сотрудника Института Европы РАН Сергея Федорова, на фоне терактов Ле Пен сможет выиграть как минимум в двух регионах. Ле Пен после трагедии 13 ноября предложила закрыть границы для мигрантов, а над проживающими в стране мусульманами установить жесткий контроль.

«Фундаменталистский ислам должен быть уничтожен, радикальные мечети закрыты, а радикальные имамы выгнаны», — написала политик в своем Twitter.

Есть шансы и у экс-президента Николя Саркози. Несмотря на то что на предыдущих выборах голосовали в основном не за Олланда, а против Саркози, сейчас люди вспоминают заявления экс-президента, сделанные в 2005 году, о необходимости пересмотра политики в населенных мигрантами пригородах.

Согласно данным последних опросов, проведенных французским журналом Paris Match в октябре 2015 года, 56% французов поддерживают Ле Пен, в то время как рейтинг Олланда не превышает 20%, а популярность его вероятного преемника премьер-министра Мауэля Вальса составляет 36%.

И всё же, по мнению Федорова, не стоит ждать, что все избиратели Олланда проголосуют за «Национальный фронт». 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...