Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вернуть молодость? Легко!

0
Вернуть молодость? Легко!
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мировая индустрия красоты переживает сразу несколько тихих революций. Общий тренд инноваций — ярко выраженный визуальный эффект, уменьшение травматичности, времени проведения и риска косметической манипуляции. В идеале — пока недостижимая цель: уместить целый салон красоты в одну баночку с чудодейственным кремом. Но шаги, уже сделанные в этом направлении, впечатляют.

По статистике, более 70% потребителей косметики предпочитают домашний формат ухода за лицом и телом. Благодаря массовости это самый дорогой сегмент рынка косметологии с оборотами в сотни миллиардов долларов. Но чтобы заветная «баночка» соответствовала уровню требований XXI века, ведущим косметическим брендам пришлось задействовать самые передовые достижения науки.

«Главная задача заключалась в прорыве через барьер эпидермиса — самого верхнего слоя кожи, — поясняет Наде­жда Кислова, кандидат медицинских наук, врач дерматолог-косметолог клиники эстетический медицины «СМ-Косметология». — Важные компоненты химического, растительного, животного и минерального происхождения и раньше присутствовали в рецептуре кремов, сывороток и эмульсий, но молекулярная форма ингредиентов не позволяла этим средствам работать в глубоких слоях кожи. Хотя именно там, на глубине, разыгрывается ее главная возрастная «драма». Эксперт отметила, что каждый день лицо и шея теряют до 230 мг гиалуроновой кислоты — главного компонента поддержания молодости кожи. Уникальность гиалуроновой кислоты заключается в том, что одна ее крохотная молекула притягивает к себе и удерживает до 700–1000 молекул воды, заставляя их работать на омоложение кожи. До 30 лет организм сам в состоянии возмещать потери гиалуроновой кислоты, но потом темп ее выработки снижается, образуется дефицит, который с годами усугубляется. Коже требуется «донорская» гиалуронка, чтобы процессы выработки волокон — коллагена и эластина — не нарушались и не замедлялись.

Уже больше 10 лет назад ученые научились создавать разные по весу и размеру молекулы гиалуроновой кислоты для проникновения в разные слои кожи. Но способ их доставки до последнего времени подразумевался только инъекционный — в процедурах биоревитализации и биорепарации, которые проводятся исключительно в условиях клиник эстетической медицины и подразумевают дискомфорт, боль, местную анестезию и реабилитационный период для пациента. В косметике, представленной в магазинах, гиалуроновая кислота тоже часто указана в составе ингредиентов, но она действует очень недолго и только на самом поверхностном уровне, обеспечивая легкое увлажнение.

«Новые технологии позволили приручить молекулу гиалуроновой кислоты настолько, чтобы не просто добавить ее в баночку с косметическим средством, но и заставить ее работать не хуже, чем в инъекции, — подчеркнула Надежда Кислова. — Поэтому кремы новейшего поколения с гиалуроновой кислотой — это настоящая косметическая сенсация».

На рынке уже появились сразу несколько новинок американского, японского, французского и канадского происхождения, прорвавших барьер эпидермиса и способных оставить глубокий омолаживающий след в коже. Но тут возникла некая не устраненная до сих пор коллизия: средства, работающие на глубинных уровнях кожи, могут попадать в кровоток и оказывать системное воздействие на организм. А значит, по сути, уже являются лекарствами. И должны сертифицироваться (по крайней мере в России) как медицинские препараты.

Драгоценный ингредиент

Мы все читаем этикетки, самые искушенные потребители выискивают среди ингредиентов косметических средств что-нибудь «особенное». Если в составе косметики не обнаруживается ничего выдающегося, ее отставляют в сторону. Производители косметики понимают подобные потребительские ожидания. Поэтому поиск «особо ценных ингредиентов» — одно из приоритетных направлений работы для любой уважающей себя марки.

«Направлений поиска несколько, — рассказывает Ольга Шенаева, кандидат медицинских наук, заведующая отделением эстетической медицины столичной клиники «МедЭстет». — Одно из самых перспективных — драгоценные минералы и металлы, обладающие свойством химической инертности. Они настолько «самодостаточны», что не вступают в реакцию с другими веществами и тканями организма. Попадая в кожу, молекулы нанозолота, наносеребра или алмаза создают свое крохотное независимое «королевство» и не вступают в диалог с «соседями». А те, в свою очередь, тоже пытаются выстроить защиту от чужаков, усилив барьер между ними и колониями клеток-сородичей». Собственно, этой реакции и добивается умное косметическое средство супернового поколения — подстегнуть активность собственных клеток организма и заставить их вырабатывать больше дермальных волокон — коллагена и эластина.

Банальное нанесение такого крема на лицо получило претенциозное, но точное название — терапевтическое транс­дермальное золотое армирование. Самое приятное, что в данном случае вклад в мировую косметологию внесли российские разработчики — специалисты Национального научно-производственного центра технологий омоложения. Новая линейка полностью сертифицированных косметических средств с наночастицами золота называется NANOPOWER и включает в себя дневной и ночной кремы, крем для контура глаз, сыворотку и очищающий тоник. Применение этих средств, по уверению разработчиков, является лучшей альтернативой процедуре армирования кожи золотыми нитями. Стоимость косметики «золотой линии» вполне приемлема для потребителя — от 1000 до 1500 рублей.

Молодильные яблоки

Ученые давно присматривались к омолаживающим свойствам некоторых видов растений. Секрет «молодильных» яблок был раскрыт после изучения свойств фитостволовых клеток. Оказалось, что они способны «превращаться» в любую из клеток растения и обладают огромным потенциалом. Фитостволовые клетки содержат максимальное количество необходимых для обновления веществ, определяют рост корней и стеблей, заживление повреждений. Ученым было необходимо ответить на ключевой вопрос: совместимы ли они с человеческими клетками? Эксперименты подтвердили, что содержащиеся в фитостволовых клетках активные вещества — нуклеиновые аминокислоты, пептиды, ферменты пролиферативной и антиоксидантной защиты, фитогормоны могут воздействовать на человеческий организм и омолаживать его. Но не напрямую, а опосредованно. Выяснилось, что с возрастом человеческие стволовые клетки не умирают и даже не стареют, а «впадают в спячку»: их деление замедляется, они хуже реагируют на стимуляцию... Однако введение в организм растительных стволовых клеток заставляет человеческие стволовые клетки «проснуться» и начать работать в прежнем темпе. Уникальность фитостволовых клеток в том, что они воздействуют сразу на несколько причин старения кожи: оксидантный (связанный с хронической нехваткой кислорода) стресс, накопление «молекулярных ошибок», аутоинтоксикацию и так далее.

Оставалось придумать технологию введения фитостволовых клеток в состав косметики. «И она была придумана! — рассказывает Ольга Шенаева. — Процесс экстрагирования позволяет создавать косметику с заранее заданными свойствами и точным количеством активных веществ растительного происхождения. В том числе — со стволовым материалом редких растений: высокогорного эдельвейса, арктических водорослей, мхов и ягод, обладающих колоссальным потенциалом. В России уже появились инновационные препараты с фитостволовыми клетками».

Так, например, уже закончилась официальная сертификация в соответствии с европейскими и российскими требованиями продукции американского бренда HydroPeptide, совершившего в середине двухтысячных годов «пептидную революцию» в косметике. Кстати, пока это единственная марка в мире, продукция которой содержит 21 пептид новейшего поколения. Сейчас бренд представляет инновационные косметические продукты на основе стволовых клеток нескольких видов растений: гинкго билоба, женьшень, эхинацея, красный виноград, швейцарские яблоки. Данная косметика позиционируется как интеллектуальная. «Пройдет еще несколько лет, и баночка сможет заменить собой полноценный салонный уход», — уверена Ольга Шенаева.

Красота с иголочки

Впрочем, врачи-дерматокосметологи, работающие в инъекционном сегменте эстетической медицины, могут не опасаться потери клиентов. Ведь инъекционная мезотерапия сегодня смело покушается на «хлеб» пластических хирургов, возвращая человеку молодость с помощью иглы, а не скальпеля. «В нашем арсенале появилось много впечатляющих новинок, — рассказывает Ольга Шенаева. — Например, усовершенствованные филлеры пролонгированного действия для контурной пластики, которые действуют не полгода, как раньше, а до 3–4 лет. Дело в том, что из состава филлера (наполнителя) теперь полностью исключены полимеры — инородные синтетические вещества». Как действовали филлеры первого поколения? После биодеградации органического компонента «синтетика» оставалась в глубоких слоях кожи, могла привести к разрастанию рубцовой ткани, визуальным неровностям. Это очень беспокоило клиентов. Сейчас же биофиллеры пролонгированного действия на основе стабилизированных формул все той же гиалуроновой кислоты на 100% усваиваются организмом. Например, немецкие ученые уже создали вязкоэластичные филлеры нового поколения CRM и CRM Gel высочайшей степени очистки и в разной концентрации. Они применяются для контурной пластики лица, а филлеры меньшей плотности используются для гидроармирования или биоревитализации. Их одновременное введение позволяет повысить упругость матрицы, защищающей коллагеновые волокна от деградации, создать эффект увлажнения кожи и спровоцировать рост фибробластов. А это и есть возрождение молодости! Таким образом, можно прогнозировать перенос интереса клиентов с ботулинотерапии, при которой препараты яда ботулотоксина класса А (типа всем известного ботокса) на время «парализуют» мимические морщины, на армирование кожи абсолютно безопасными плотными биофиллерами новейшего поколения, которые не парализуют, а вытесняют морщины, а к тому же нивелируют любые возрастные изменения, восполняя утраченный объем тканей.

«Кстати, для тех, кто боится инъекционных манипуляций в области лица, разработана альтернативная безболезненная методика — микронидлинг», — добавляет Яна Медникова, врач дерматолог-косметолог сети салонов красоты «ЛВ». — Роллер, которым проводят данную процедуру, содержит 200 тончайших крохотных иголочек для точечного микроранения поверхности кожи. Это стимулирует производство коллагена и эластина.
Микроранения кожи (в переводе на косметологический язык — микроперфорация) не только стимулируют неоколлагенез, но и помогают провести вглубь кожи терапевтические сыворотки и добиться их великолепного впитывания». По словам доктора, составы коктейлей, используемых в микронидлинге, разнообразны, препарат подбирают в зависимости от решаемой эстетической проблемы. Это может быть и гиалуроновая кислота, и стволовые клетки растительного происхождения, и белковые концентраты, пептидные комплексы, аминокислоты, витамины. В результате процедуры происходит заметное омоложение кожи, сопоставимое с эффектом хирургической подтяжки.

Пять в одном

Самый заметный инновационный тренд в аппаратной косметологии — создание синергетического эффекта от одномоментного применения разных способов воздействия.

Второе преимущество аппаратов нового поколения — это возможность проводить на них «процедуры обеденного перерыва», которые занимают не больше 40 минут — 1 часа, дают мгновенный результат и не требуют никакого реабилитационного периода. «Одна из таких синергетических разработок — вышедшая совсем недавно на косметологический рынок России американская технология Hydra Facial, — рассказывает врач-косметолог Роман Басов. — Она совмещает в себе вакуумный гидропилинг, гидродермабразию, эксфолиацию, химический пилинг, нанесение мультифункциональных сывороток и светотерапию». В результате неинвазивной мультипроцедуры, которая занимает всего полчаса и проходит абсолютно комфортно для пациента, происходит глубокое очищение, химический пилинг, увлажнение антиоксидантной сывороткой с гиалуроновой кислотой, восстановление плотности и тонуса кожи, что в сумме дает видимый омолаживающий эффект. Всего полчаса — и усталая тусклая возрастная кожа начинает сиять, как в молодости! Подтянутая линия подбородка, лифтинг скул, очищение и сужение пор, удаление акне и других дефектов кожи, улучшение цвета лица, увлажненность и бархатистость кожи — и это в любом возрасте. Не случайно технология Hydra Facial так полюбилась звездам Голливуда и другим знаменитостям, привыкшим к вниманию публики и свету софитов. Ее используют Кэмерон Диас, Мэтью Макконахи, Бейонсе, Перис Хилтон, принц Монако Альбер. Новинку закупили многие авторитетные эстетические клиники и в России.

Индивидуальные имплантаты

Что касается пластической хирургии, то сегодня она подстраивается под запросы клиентов, которые хотят получить эффект естественной, натуральной красоты. Чтобы добиться такого эффекта, филигранно владеть скальпелем и уметь выполнять классические пластические операции уже недостаточно. «Инновационный импульс пластической хирургии придало совмещение компьютерных технологий, а именно 3D-моделирования, с возможностями медицины, — отметил Андрей Гурьянов, пластический хирург, создатель авторской методики трехмерного моделирования и лаборатории V.I.P. Studio. — Человек не осознает себя в трехмерном пространстве — таким, каким его видят другие люди. Он привык видеть себя только в зеркале или на фото. А это всегда ограниченный набор ракурсов. Если показать, как он выглядит в динамике, например, в видеоролике, в разных позах, положениях головы, сверху, снизу, сбоку, во время разговора или пения, в разных эмоциональных состояниях, то порой человек открывает... нового себя. И не всегда это знакомство оказывается приятным. Поэтому методику планирования пластической операции по плоскостным изображениям я считаю принципиально устаревшей». Суть разработки хирурга такова: на базе специальной компьютерной программы создается индивидуальная подвижная 3D-модель. Она вращается, и клиент сам может взглянуть на себя со стороны, осознать, что его не устраивает в собственном облике. Затем предлагаются возможные решения, коррективы вносятся в программу, и человек видит виртуальный итог предстоящей операции. Очень часто обнаруживается, что форма носа или губ, или скул, которую клиент хотел «заказать» изначально, ему совершенно не идет и лицо после внесенных хирургических изменений будет выглядеть еще более дисгармонично. «В подобных случаях я всегда думаю: как хорошо, что дело не дошло до наркоза и скальпеля, — говорит Андрей Гурьянов. — Когда мы, наконец, приходим к окончательной версии идеального результата, начинается новый этап работы — расчет индивидуальных параметров и размеров требуемых имплантатов. Или необходимого объема аутожира, если мы решили делать операцию с применением липофилинга — переноса собственной жировой ткани из области ее избытка в зону, где ее недостаточно. Поэтому пластическая операция становится абсолютно эксклюзивной, индивидуально просчитанной до миллиметра. И человек всегда четко знает заранее, как он будет выглядеть в итоге».

Огромную роль в развитии пластической хирургии играет и совершенствование материалов. Например, сертифицированные пластические материалы, из которых делают имплантаты, обладают свойством «запоминать» форму и расправляться под кожей. Это уменьшает травматичность операции на порядок: под имплантат не приходится формировать полость, его вводят под кожу через небольшой разрез или даже прокол в свернутом виде. Затем с помощью компьютерного сканирования смотрят, правильно ли установлен «инородный объект» в строго отведенной ему зоне, и вносят коррективы в случае необходимости. Реабилитационный период в таких случаях занимает от нескольких часов до двух суток.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...