Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Политолог Алексей Чадаев в статье «Ярлык на реформы», критикуя нынешний кабинет министров, выдвинул тезис о «гайдаровской политэкономической идеологии», неизменно определявшей деятельность всех без исключения российских правительств с 1992 по 2013 год». Суть претензий: она устарела в новых исторических условиях развития мирового и национального цикла. Например: иностранные инвестиции не дают нам заработать, а только играют на руку давосовским акулам. Приватизация хороша была, пока госменеджмент не справлялся, а сейчас (т.е. теперь справляется, подразумевает автор) она приведет к продаже активов за бесценок. Главная же претензия автора — унижающая нас презентация реформаторского имиджа правительства перед западным бизнес-сообществом и политическим истеблишментом.

В какой-то степени я понимаю автора в его отношении к набившим оскомину бесконечным призывам к увеличению иностранных инвестиций и бравой либеральной позе на экспорт. Но я не согласна с сутью обвинений.

Гайдар выступил идеологом достаточно простой модели рыночной экономики в условиях не просто перехода от планово-централизованной модели, исключающей вообще по сути  товарно-денежные отношения, но и на фоне ожесточенной политической борьбы сильнейших элитных групп. Гайдару пришлось стать политиком и премьером, реформируя одновременно систему принятия решений политическим классом, его ценности и экономику, переведя последнюю на площадку, где товар становится действительно товаром, деньги — деньгами, обеспеченными товарной массой, а конкуренция заменяет Госплан и Госснаб. Если бы не исторический форс-мажор, он мог бы избежать многих ошибок, но отменить трудовую теорию стоимости А. Смита и К. Маркса никому не удалось. Пример тому — любимые нашей альтернативной элитой Китай, Сингапур, Таиланд и т. д. (в плане введения товарно-рыночных отношений и частной собственности через приватизацию). Гайдару было непросто — и с оппонентами, и со своими, включая и президента Ельцина. Сейчас невооруженным взглядом заметно, что все просто: реальной борьбы элит нет, правительство полностью контролируется президентом. Кто мешает быть эффективными? Тень Гайдара? Тогда кто Гамлет? Вот эти вопросы посложнее, чем игра в ссылки на то, что происходило 20 лет назад. А что через 10 лет будут делать молодые политологи, если ничего не изменится?

Теперь об экономическом форуме в Давосе — клубе ведущих мировых бизнесов и политических звезд в качестве приглашенных. Почему возглавлять «восьмерки» и «двадцатки» — почетно, а там, где правят не политики, а эксперты и бизнес, — недостойно? Я была пригашенным членом этого клуба с 1994 по 1999 год. И обнаружила, к удивлению, что никто ничего не навязывает — в отличие от политических саммитов. На ура принимается любой экономический успех в качестве результата. Результат ценится, я подчеркиваю, а не риторика. Китай на форуме прекрасно себя чувствует. Или Бразилия со своими 6–7–8% годового роста ВВП. Если правительство привозит на форум результат, то автоматически помогает отечественному бизнесу в заключении выгодных для страны контрактов. Нет там идеологии, ничего личного, justbusiness, как говорится, а не showmustgoon.

А теперь об упомянутой в статье конкретике.

Прямые иностранные инвестиции никого не пугают при конкурентоспособности национального капитала, наоборот, в этом случае возникает синергетический эффект. Именно поэтому растущие экономики кропотливо формируют эффективные институты по защите частной собственности любого происхождения и стимулированию конкуренции. Цель: создание рабочих мест и рост внутреннего потребления, а значит, и производства. У нас на рынке преобладает спекулятивный иностранный капитал или производственный, но не основной. Доказательство: в России нет ни одной штаб-квартиры иностранной компании. Почему? Нет упомянутых институтов — это раз: никто ни от чего ничем не защищен (то, что пытался сделать Гайдар). Два: за 13 лет нефтяного процветания (Гайдару оно и не снилось) госполитэкономия вылилась в создание госкорпораций, захвативших все самые выгодные активы и убивших внутреннюю конкуренцию на корню. Убита на десятилетия способность населения к самовоспроизводству идей и капитала и, как результат, к самозянятости.

Куда ни плюнь — недвижимость, ритейл, добыча, переработка, строительство, земля, дороги — везде чиновники с аффилированным бизнесом. Капитал бежит из страны вместе с креативным  классом — туда, где можно самостоятельно заработать. Убегают рабочие места, убегает валовый внутренний продукт, убегает новая производительность труда и качественная современная экономика. Убегает энергия нации и вера в будущее. При чем тут Гайдар? Разве только при том, что его ребята игнорировали малый бизнес в качестве приоритетного. Но тогда был шанс исправить ошибку, а теперь монстры просто не дадут этого сделать. Разве что открыто и прозрачно приватизировать тех, кто убивает рынок. 

Можно, конечно, кивать на Давос. Но поставленный им диагноз правильный: неэффективность институтов управления экономикой. Создать 25 млн рабочих мест и обеспечить стабильные 5% годового роста ВВП без реформы прежде всего института федеральной исполнительной власти и судебной власти не удастся. Хоть от нынешнего Давоса и ушедшего Гайдара железным забором отгородись. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...