Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Армия
Минобороны РФ сообщило о взятии под контроль села Благодатное в ДНР
Общество
Краснов доложил Путину о возвращении домой 9 тыс. незаконно мобилизованных россиян
Армия
Подразделения ВС РФ нанесли огневое поражение украинским военным под Угледаром
Общество
Впервые в России поджигателя военкомата осудили по статье «Теракт»
Общество
Бывшего бойца французского легиона осудили за попытку уехать на Украину воевать против РФ
Общество
Диагноз «инфаркт» подтвердился у певца Игоря Николаева
Армия
РФ и Белоруссия создадут учебные центры совместной подготовки военных
Политика
Путин внес изменения в порядок установления уровней террористической опасности
Политика
В Госдуме предположили наличие давления на Байдена в вопросе помощи Украине
Мир
Киев не выполнил целиком ни одно предписание по борьбе с коррупцией в 2022 году
Армия
В Запорожской области нанесли удар по пытавшемуся прорваться отряду ВСУ
Общество
Певца Игоря Николаева госпитализировали с подозрением на инфаркт

Тодд самый Горшок

Лидер группы «Король и Шут» представил столице свою кровавую зонг-оперу
0
Тодд самый Горшок
Михаил Горшенев. Фото с сайта www.korol-i-shut.ru. Фотограф Сергей Луканкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Жуткое английское сказание двухсотлетней давности о лондонском маньяке-брадобрее Суини Тодде послужило мотивом для многих мюзиклов, опер и фильмов. Самыми известными из них являются бродвейская постановка театра Юрис 1979 года, получившая одних медальонов премии «Тони» восемь штук, и фильм Тима Бертона 2007-го с Джонни Деппом в главной роли, удостоенный «Золотого глобуса».

История безжалостного парикмахера, доподлинно никому неизвестная, нередко корректировалась сценаристами и режиссерами, но наиболее вольно с ней, пожалуй, обошлись либреттисты (Михаил Бартенев и Андрей Усачев) именно российского «Тодда», презентованного на сцене московского Театра киноактера. В спектакле появились «дополнительные» главные герои и добрый висельный юморок, что вполне уместно, раз автором музыки зонг-оперы и исполнителем роли мстительного Суини является Михаил Горшок Горшенёв — бессменный хоррор-«сказочник» из питерского «Короля и Шута».

«После стольких отрубленных голов исчезает влечение полов...», — ободряюще поют со сцены. И в зале, заполненном фанами КиШа в соответствующей атрибутике и прочим молодым людом, делается как-то светлее и радостнее. «Тодд» с Горшком, паркуристами, панк-балетом, трэшевыми декорациями, плавающим звуком, по-гаражному играющей на трехэтажной конструкции группой «Король и Шут» более всего похож на старательное искреннее представление самодеятельного школьного театра.

Здесь все сыро (от актерской игры до смены мизансцен), порой предательски ненадежно (на премьере у одного из поющих «рассказчиков» в первой же фразе засбоил микрофон и «минусовая» фонограмма, а важный элемент декорации — металлическую, опускающуюся решетку-жалюзи — починили только ко второму акту), зато по-честному. Труппе во главе с Горшенёвым хочется в это играть, а зрителям (на сей спектакль вряд ли будет заносить совершенно случайных людей) прикольно это смотреть. Да и слушать, наверное. Одноименный диск КиШа, выпущенный к премьере зонг-оперы, уже активно реализуется.

Говорят, Михаил при подготовке к спектаклю усердно обучался актерскому мастерству. Ну и хорошо. И молодец. Ближе к финалу пьесы ему фрагментами, кажется, удается использовать что-то из новых навыков. Но, в целом, и в качестве Суини Тодда он выглядит все тем же сутулым, гротескным Горшком из КиШа, исполняющим привычный ему панк-концерт, только в рамках специфического театрального действа.

Экспрессивнее и точнее ведет свою партию Священник (Андрей Красноусов) — персонаж, отсутствовавший в известных постановках о цирюльнике Тодде. И, похоже, его лицедейских усилий здесь вполне достаточно. Ибо никакой драмы или просто захватывающего рассказа в данном перфомансе нет. Когда, почему и кого (в том числе собственную дочь) прирежет одержимый Суини — не суть важно. Спектакль не о роковых свойствах мести или неотвратимости кары за похотливость, алчность и предательство. Он вообще без моралите. Это отвлеченный озорной ужастик, в который, однако, как бы невзначай, можно вписать пикантные смыслы.

Присмотришься, например, повнимательнее к фасаду сцены, и среди нарисованных черепов вдруг почудится лик одного высокого правителя. Или услышишь монолог Тодда, начинающийся репликой: «Уж вам ли, святой отец, не знать, что в нынешних монастырях творится...», и о чем-то своем подумаешь... Кстати, затем следует вакханальная пляска монашек. Как бы авторов нашего «Тодда» не привлекли к ответственности по какой-нибудь моральной статье.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир