Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Терри Джонс: «Я участвовал в продвижении «Невинности мусульман», и только»

Скандально известный пастор рассказал «Известиям» об Обаме, угрозах и отношении к исламу
0
Терри Джонс: «Я участвовал в продвижении «Невинности мусульман», и только»
Фото: REUTERS/Rebecca Cook
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Американский пастор Терри Джонс несколько лет назад прославился на весь мир придуманной им акцией «День сожжения Корана», которую хотел приурочить к годовщине терактов 11 сентября. Сейчас Джонс снова оказался ньюсмейкером номер один: его назвали продюсером скандального фильма «Невинность мусульман», который спровоцировал массовые беспорядки в исламском мире. Пастор объявлен в розыск властями Египта, а в Германию, куда его пригласили местные ультраправые, въезд священнику запретили. О том, какое на самом деле отношение он имеет к «Невинности мусульман», Терри Джонс рассказал в интервью «Известиям».

—Терри, давайте расставим для начала все точки над i: вы имеете какое-то отношение к съемкам фильма «Невинность мусульман», который уже привел к гибели людей и массовым беспорядкам по всему миру?

— Я контактировал со съемочной группой этого фильма. Это было где-то пять недель назад. Разговаривал с продюсером «Невинности мусульман». Он связался со мной через нашего общего друга — христианина-копта. У меня много знакомых среди коптов, много тех, кто сбежал из-под исламского правления в Египте, и христиан из других исламских стран, нашедших убежище на Западе. И продюсер хотел от нас помощи в продвижении фильма. Так что единственное отношение, которое я имею к фильму, — размещение роликов на нескольких сайтах.

— Вы же живете в США, где мусульман совсем немного. Зачем в этой ситуации вам объявлять «крестовый поход» на ислам — это Ваша личная неприязнь к этой религии?

— Да, действительно, мусульман в США немного. Думаю, где-то около 9 млн. Это совсем небольшая часть нашего населения. Но я жил в Европе 30 лет. Я объездил всю Европу. До России, правда, не добрался, но в Восточной Европе бывал. Был и в Египте, и других африканских странах. И я был свидетелем подъема ислама. А когда вернулся в Америку, мне стало очевидно, что в мире происходит не просто подъем ислама, а подъем радикального ислама. И то, что мы делаем в последние годы, — это пытаемся привлечь внимание, предупредить мир об угрозе радикализма. Я думаю, перед Западом исламская проблема уже стоит очень остро. Но президент Обама просто игнорирует ее.

— Вы очень часто нападаете на президента США. Почему?

— Я думаю, что он сам мусульманин. У него очень сильные связи с исламом. Напомню, что его отец был мусульманином, его приемный отец тоже. И сам Обама при поступлении в школу указал свою религиозную принадлежность как мусульманин. Поэтому он просто не замечает той огромной опасности, которую представляет для мира радикальный ислам. Его основы полностью противоречат нашей основной ценности — свободе.

— Вы что хотите запретить ислам в США? А как же свобода слова?

— Нет. Но я хочу передать мусульманам свое послание: если вы хотите жить в нашей стране и исповедовать свою религию — прекрасно. Отправление религиозных культов защищено первой поправкой к нашей конституции. Держать пост, молиться — это не проблема. Проблема — это радикальные элементы. Те, кто хотят подорвать национальные институты Соединенных Штатов. Мы не хотим, чтобы кто-то покушался на наши конституционные права.

— Вы выставили свою кандидатуру на пост президента. Почему вы считаете, что у Вас есть шансы на успех? Учитывая высокую степень толерантности американского общества — их не много...

— Я не буду говорить, что я рассчитываю победить или хотя бы приблизиться к результатам победителя. В конце концов, моя фамилия будет в списках кандидатов на очень малом числе участков (в США кандидаты в президенты выдвигаются в каждом штате отдельно и многие независимые кандидаты внесены в списки избирателей всего в одном-двух штатах, в отличие от представленных повсеместно кандидатов от Республиканской и Демократической партий. — «Известия»). Но я хочу обратить внимание людей на то, в каком состоянии сейчас находятся США. Я уже говорил, что 30 лет провел в Европе. Так вот, когда я вернулся домой, я ужаснулся моральному, духовному и экономическому состоянию Америки. И те политики, что правят сейчас, — лишь играют в политику. Они говорят то, что от них хотят услышать, сознательно умалчивая, что страна уже давно банкрот. Мы тратим по $3 млрд ежедневно, хотя не можем позволить себе таких трат. И если не предпринять срочных мер, мы не просто скатимся в рецессию, нас ждет коллапс.

— Многие на этой планете жаждут вашей смерти и горят желанием отомстить вам за ваше отношение к исламу?

— Моя семья обеспокоена этим. Я бы не сказал, что мы боимся, но определенно беспокоимся. Нам прислали несколько сотен тысяч обещаний убить меня и моих родных. За мою голову объявили награду в $2,4 млн. И каждый раз, когда я устраиваю очередную акцию — «Международный день сожжения Корана», «День суда над пророком Мухаммедом», да и сейчас, когда я разместил на своих сайтах этот фильм, — мы получаем по три тысячи обещаний убить нас ежедневно. Да, я обеспокоен. Но я всегда вооружен, люди вокруг меня тоже вооружены. И мы не намерены отступать или прятаться.

Комментарии
Прямой эфир