Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Нельзя всех мазать черной краской»

Новый директор музея «Смольный» Николай Третьяков о планах по упрощению доступа публики к экспозициям
0
«Нельзя всех мазать черной краской»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Музей «Смольный», расположенный в резиденции городского правительства, — пожалуй, один из самых закрытых в Петербурге. Попасть сюда можно только по предварительной заявке и — непременно — от какой-нибудь организации, будь то школа, вуз, турфирма или другая компания. В августе здесь появился новый директор — экс-глава ГМЗ «Павловск» Николай Третьяков. В интервью корреспонденту «Известий» он рассказал о том, почему перешел сюда и какие перемены могут произойти в «Смольном».

— Николай Сергеевич, после того как вы покинули пост директора музея-заповедника «Павловск», вас назначили его президентом. Почему вы решили уйти и с этой должности?

— Во-первых, я хотел помочь комитету по культуре. Директор музея «Смольный» Валентина Тютчева ушла на пенсию, а заменить ее было некому. Во-вторых, президент — это такая формальная должность. Просто сидеть на месте мне не хотелось. К тому же я всю жизнь работал в художественных музеях — в ГМЗ «Гатчина», Эрмитаже. И мне было очень интересно перейти в исторический музей.

— На встрече с вице-губернатором Василием Кичеджи вы говорили о том, что «Смольному» нужно развивать сотрудничество с другими музеями. Речь идет о каких-то «родственных» заведениях?

— Это могут быть самые разные музеи, причем необязательно «политические» и не только петербургские, а какие угодно: от Московского Кремля до ГМЗ «Царицыно» или музея А.С. Пушкина на Пречистенке. Конечно, у нас нет больших площадей, чтобы развернуть экспозиции. Но это могут быть выставки одного экспоната или каких-то интересных документов из государственных архивов разных городов страны. Более того, Кичеджи считает, что это дело надо развивать. Это уже моя задача. Поэтому мы договорились, что через месяц предложим ему план развития музея.

— А выездные выставки планируются?

— Мы возьмем на вооружение эту идею. У нас очень богатые фонды советской графики, мемориальных вещей, революционного фарфора. На таких выставках можно было бы рассказывать не только о Ленине и революции 1917 года, но и о жизни воспитанниц Смольного института, о партийных деятелях. Среди них ведь были достойные люди, и когда сегодня всех начинают мазать черной краской — это неправильно. К тому же впереди праздник — 100 лет со дня Октябрьской революции. К этой памятной дате будем издавать книги, проводить выставки, надеюсь, и выездные. Ведь если в Москве и Петербурге для нас открыты сотни музеев, то в регионах ситуация обстоит иначе. К тому же не все жители страны могут позволить себе приехать к нам или в столицу.

— Какие еще изменения могут произойти в музее?

— Планов у нас много, но пока нет конкретных проектов, не хотелось бы их озвучивать. Расскажу об одной из своих идей. У нас есть актовый зал — тот самый, в котором Ленин объявил о приходе к власти большевиков. Так вот, это помещение редко используется. А почему бы там пасхальные фестивали раз в год не проводить? Можно было бы пригласить на праздник великого дирижера или знаменитую солистку оперы. Кстати, читатели могли бы поделиться с нами идеями о том, какие нововведения нужны музею.

— Попасть в «Смольный» сегодня непросто. Вы планируете сделать музей более «открытым» для посетителей?

— Мы постараемся придумать, как упростить доступ людей к экспозициям. Конечно, из-за того, что нельзя просто заплатить деньги и прийти сюда, как на обычную выставку, посетителей у нас немного. Если, к примеру, турист из Канады на два дня прилетел в Петербург, он не будет ждать, пока проверят его документы. Или вот недавно видел у ворот японцев, которые пытались что-то фотографировать через решетку. Конечно, они были бы готовы заплатить и войти внутрь, но нельзя. Между тем, я уверен: люди должны приходить в «Смольный» хотя бы для того, чтобы понять: не стоит повторять события 1917 года. Жизнь развивается эволюционно, а не революционно. Стране не нужен очередной дележ власти и элитарные разборки, которые за этим обязательно последуют.

— Но даже если доступ в музей упростят, без документов сюда все равно пройти не получится?

— Здесь должны быть учтены интересы музея и вопросы государственной безопасности. У здания Смольного ведь особый статус. К примеру, если в правительство приедет какой-нибудь руководитель государства, а тут его встретит толпа экскурсантов-диссидентов — наверное, это будет нехорошо. Многие, наверное, знают, что в 1934 году Леонид Николаев подкараулил в Смольном руководителя Ленинградской парторганизации Сергея Кирова и застрелил его. А сегодня в здании работает городское правительство, здесь трудится много людей. Поэтому вопросы безопасности необходимо учитывать.

Справка «Известий»

В государственном музее «Смольный» почти 34,5 тыс. экспонатов.

Основная экспозиция отражает ключевые явления политической истории страны XIX—XX веков (Октябрь 1917 года и первые шаги советской власти, Смольный в блокадные дни, будни Института благородных девиц и др.). Библиотека музея насчитывает более 12 тыс. томов книг,  3900 из которых относятся к фонду редкой книги (издания второй половины XIX — нач. ХХ в.).

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир