Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Когда пою арии Екатерины Великой, у меня температура поднимается»

Катя Гусева — о том, как жена Саши Белого стала императрицей
0
«Когда пою арии Екатерины Великой, у меня температура поднимается»
фото: Александр Мельников "Известия"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Монте-Кристо» — самый долгоиграющий московский мюзикл, продержавшийся на сцене Театра оперетты рекордных четыре сезона, — передал эстафету «Графу Орлову». Так будет называться новый проект, основанный на событиях русской истории времен Екатерины Великой. Над ним работает та же команда: композитор Роман Игнатьев, поэт Юлий Ким, режиссер Алина Чевик, художник Вячеслав Окунев. В роли императрицы —   Екатерина Гусева. С популярной актрисой театра и кино встретилась корреспондент «Известий».

— Вы были приглашенной звездой компании «Стейдж Энтертейнмент», играли главные роли в  таких мюзиклах, как «Красавица и чудовище», «Звуки музыки». Как вы решились перейти в конкурирующую фирму — Театр оперетты?

— Решила поддержать отечественного производителя.  Шучу , конечно.  В мире мюзиклов действительно есть некая клановость — словом, Монтекки и Капулетти. Продюсеры ревностно относятся к «своим» артистам. Но некоторым удается существовать, что называется, и здесь, и там: Валерия Ланская, Андрей Бирин, Игорь Балалаев, Лика Рулла… Артист в первую очередь выбирает  роль, а не продюсерскую компанию. Я человек преданный и благодарный, умею дружить. Но прежде всего я актриса, нахожусь в постоянном поиске интересного  материала для работы. Екатерина Великая привлекла меня как раз трудностью задачи. Мне не поднесли эту роль на блюдечке, пришлось доказывать, что я смогу ее сыграть на кастинге, на общих основаниях.

— И как вам, стройной и элегантной, удастся сыграть такую монументальную героиню?

— Будем идти не в горизонталь, а в вертикаль. В скульптурную монументальность. Сначала у меня была мысль использовать толщинки, чтобы добавить внушительности образу, но Алина Чевик, режиссер, меня остановила. За сердце графа Орлова у нас будут соперничать две равные по красоте и стати женщины.

— Раньше вы играли все больше романтических барышень. Не боитесь резкой смены амплуа?

— Вы имеете в виду роли в музыкальном театре? А как же Катя Татаринова — дочь капитана из «Норд-Оста», святая грешница Мария Магдалина? Они девушки сильные, волевые. Пожалуй самая «легкая» — это Мария из «Звуков музыки». Она как перышко, как ветерок. И дело не только в ее облике. Вот представьте: в течение сезона я, можно сказать, щебетала в верхнем регистре, выходила на верхнее «до». А партия Екатерины выписана композитором в низкой тесситуре. Нужно также дежурно брать «ре» малой октавы. Это предельно низкие женские ноты. За лето мне нужно будет полностью перестроить голосовой аппарат. Большой риск на самом деле.

— Зачем вам так рисковать?

— Интересно. Люблю открывать для себя новые горизонты — «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал».

— И какую из уже пройденных «музыкальных» гор считаете вашим личным Эверестом?

Конечно, это мюзикл «Норд-Ост». И не только потому, что он был первым. Это высота, на которую я все время ориентируюсь. Пришлось тогда за короткое время поставить голос, освоить элементы классического пения. В то время еще не было стационарных мюзиклов. Никто не понимал, как можно каждый день выходить на сцену. Мы были первопроходцами.

— Прошло уже больше десяти лет, жанр развивается. Появилось ли на нашей сцене что-то сравнимое с «Норд-Остом»?

Для меня — пока нет. Но то, что делает Театр оперетты, достойно уважения. Театр выпускает свой продукт «от и до». Таким был мюзикл «Монте-Кристо», таким будет и «Граф Орлов». С оригинальной музыкой, написанной композитором Романом Игнатьевым, очень сильной, эмоциональной, страстной, пробирающей, если можно так выразиться, до кишок. Когда я пою свои арии, мне кажется, у меня температура поднимается.

— А в кино у вас такой же накал страстей?

— Да, и об этом надо рассказать, потому что меня уже стали воспринимать как певицу (смеется). Сейчас на выходе три новых картины. Премьера, которую я очень жду, — это фильм Станислава Говорухина «Лифт». Роман «Лифт на эшафот» многим известен по одноименному фильму с Жанной Моро. Было еще несколько экранизаций. Станислав Сергеевич решил снять свою ленту в жанре черно-белого нуара. В фильме яркий актерский ансамбль: Виктор Сухоруков, Юлия Пересильд, Александр Домогаров, Максим Матвеев. Я сыграла жену главного героя, ревнивую женщину, она все время на нерве. Рыдала почти в каждом кадре, слез выплакала, наверное, целый океан.
Ближе к Новому году должна выйти семейная комедия «Невидимки» Рената Давлетьярова. Там Илья Любимов из Мастерской Петра Фоменко замечательно сыграл тихого, незаметного человека, в конце концов он действительно становится невидимым. А я играю его жену — успешную бизнесвумен, вечно ведущую конференции по скайпу и привыкшую, что ужин всегда ждет ее на столе.

—  Сериалы вас тоже не миновали?

—  Да, я снялась в телефильме «Одесса-мама». Дело происходит в 1960-е годы в Одессе, где работницы швейной фабрики по ночам нелегально строчат джинсы «Левис», «Вранглер», «Монтана». Там у меня очень колоритный персонаж — «королева теневого бизнеса» с огромной черной «бабеттой», алым маникюром и одесским говором. А следователя сыграл Дмитрий Дюжев, с которым мы когда-то снимались в «Бригаде».

— Кстати, скоро выйдет продолжение саги — «Бригада. Наследник». И вы единственная, кто остался там из прежнего состава. Зачем вам это? Ведь столько времени понадобилось, чтобы сломать стереотип «Катя Гусева — жена Саши Белого».

— Стереотип? Знаете, после выхода сериала я действительно слышала в спину: «Ольга Белая идет». И тогда никто не знал, кто такая Катя Гусева. Почти 10 лет прошло. И за эти годы у меня не было задачи сломать стереотип. Я просто много работала. И меня уже давно не называют именами сыгранных мною героинь. А к роли, которая дала мощный толчок моей карьере, отношусь с большим уважением.  

 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...