Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Бизнес просит защиты от черных списков на таможне

Предприниматели указывают на ориентировки, которые действуют в отношении сотен компаний. В ФТС и Минэкономразвития все опровергают
0
Бизнес просит защиты от черных списков на таможне
Фото: ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Деловая Россия» призывает Минэкономразвития провести аудит системы управления рисками (СУР), разработанной Федеральной таможенной службой (ФТС): она применяется для контроля грузов, ввозимых на территорию страны. Участники внешнеэкономической деятельности всё чаще жалуются на то, что система срабатывает на факторы, которые вообще не связаны с интересами защиты государства.

В распоряжении «Известий» оказался документ с компьютера инспектора Балтийской таможни, где указана ориентировка «профессиональные судильщики». 

Речь идет о компаниях, которые часто судятся с таможней и попадают в поле зрения ФТС. На рынке об этих ориентировках наслышаны. Как объяснила советник по вопросам таможенного права DLA Piper Марина Лякишева, в отношении «судильщиков» применяются дополнительные меры таможенного досмотра (контроль таможенной стоимости, классификация) и решение о выпуске такого груза принимается не автоматически, а решением начальника поста.

По информации «Известий», этот документ в середине апреля предприниматели уже показывали на рабочем заседании в Белом доме заместителю руководителя ФТС Руслану Давыдову и Андрею Белоусову (тогда он был руководителем департамента экономики и финансов, сейчас министр экономического развития). Реакции не последовало.  

В черном списке Балтийской таможни около 200 компаний. Этот список существует примерно год, но он постоянно обновляется, говорят эксперты. К тому же после скандала с утечкой подобных документов, который произошел благодаря расследованию гендиректора гильдии ПРОВЭД Руслана Кисса, таможенники начали шифровать эти списки и не оформлять их в бумажном виде.

— Мы сделали анализ мер административного воздействия, которые применялись в отношении этих компаний. ИДК (инспекционно-досмотровый комплекс. — «Известия») применяется в отношении них в 100-процентном объеме, — рассказывает Руслан Кисс.

По его словам, в недавнем письме Руслану Давыдову он писал, что «расходы по проведению физического контроля в морских портах ложатся дополнительным финансовым бременем на импортеров (экспортеров) грузов. Так, ставка за перемещение одного контейнера в зону таможенного досмотра или на площадку ИДК составляет от $200 до $320».

— Нетрудно подсчитать, что в результате активного использования Балтийской таможней такой прогрессивной формы таможенного контроля за 2011 год на импортеров легло дополнительной финансовой нагрузкой не менее 215 млн рублей. При этом, по данным Балтийской таможни, все установки ИДК, работающие в порту, позволили выявить лишь 88 правонарушений, — заключил Кисс.

— Главная проблема в том, что невозможно выстраивать никаких предсказуемых графиков, всё зависит от дискретного решения самого таможенника, СУР не работает автоматически, — говорит вице-президент «Деловой России» Виталий Сурвилло.

По его мнению, если Минэкономразвития возьмет проблему под контроль, то таможни не смогут включать в профили риска неугодные им компании, в первую очередь те, которые решаются отстаивать свои интересы в суде.

— «Серый» и «черный» бизнес прекрасно существует в этих условиях, так как всегда предпочитает «договариваться». А те, кто пытается законно защищать свои права, попадают под особый контроль. Принципы контроля за ввозимыми грузами неясны.  Никакой транспарентности в этой области нет. Никто не контролирует, насколько эффективны профили риска, — говорит Марина Лякишева. — Несмотря на многочисленные обращения участников внешнеэкономической деятельности на неправомерные действия таможенных органов, Минэкономразвития пытается остаться в стороне от этой проблемы.

В Минэкономразвития ограничились сухим комментарием.

— Стратегия и тактика применения системы управления рисками отнесены законом к исключительной компетенции ФТС России, и Минэкономразвития России не вмешивается в эту деятельность, — сообщили в министерстве.

Там также добавили, что к ним «не поступали официальные обращения, указывающие на незаконно или необоснованно принимаемые решения подобного рода, содержащие подтверждающие материалы и оценку влияния таких решений на инвестиционный климат».

Такая позиция министерства очень удивляет представителей бизнеса.

— Министерство принимало активное участие в разработке таможенной дорожной карты и отлично знает нашу позицию в отношении СУР. Нынешний министр экономики Андрей Белоусов непосредственно курировал работу группы, которая разрабатывала таможенную дорожную карту, — говорит Сурвилло.

ФТС отвергает наличие ориентировок.

— Таможенным законодательством понятие черных списков не установлено. Соответственно, такие списки в таможенных органах отсутствуют. Ориентировки в отношении организаций, обжалующих действия таможенных органов в судебных инстанциях, не издавались, — ответили в пресс-службе ведомства на запрос «Известий». 

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир