Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

О вампирах с любовью

В российский прокат выходят «Мрачные тени» — одна из самых ярких работ творческого союза Тима Бертона и Джонни Деппа
0
О вампирах с любовью
Кадр из фильма. Источник фото: КИНОПОИСК
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По поводу нового фильма Тима Бертона «Мрачные тени», выходящего в российский прокат, есть две новости противоположной направленности.

Новость со знаком минус: этот праздник не совсем в нашу честь. Картина Тима Бертона в первую очередь для тех, кто, как режиссер и исполнитель главной роли Джонни Депп, был фанатом телепроекта «Мрачные тени» и после уроков бежал скорее домой, чтобы не пропустить очередную серию о приключениях доброго вампира.

И новость со знаком плюс: вышеизложенным можно решительно пренебречь. Потому что киноверсия «Мрачных теней» принесет радость вне зависимости от того, где и когда проходило детство зрителя. В ситуации, когда технические возможности кинематографа фактически безграничны, главным спецэффектом становятся талант, фантазия и изобретательность режиссера. По этим показателям Тим Бертон — давно в высшей лиге, а «Мрачные тени» — его лучший фильм последних лет.

Для тех, кто рос вне зоны действия сериала, коротко — о чем речь. Во второй половине XVIII века британское семейство Коллинз переезжает в Америку, где в прибрежном городке штата Мэн им удается выстроить настоящую рыболовецкую империю. Младший из Коллинзов, юный Барнабас, влюбляется в прекрасную блондинку Жозетт Дю Пре (Белла Хитхот), но попутно крутит роман с горничной-брюнеткой (Ева Грин), а та на беду оказывается ведьмой и делить ухажера с соперницей не собирается. Результат: красавица Жозетт становится жертвой колдовства и погибает. На род Коллинз наложено заклятье, и превращенного в вампира Барнабаса (Джонни Депп) хоронят заживо.

Ровно через 200 лет экскаватор на стройплощадке задевает крышку гроба. Бессмертный, как и положено вампиру, Барнабас эффектно возвращается из-под земли на ее поверхность, попадает в 1972 год, воссоединяется со своим захиревшим родом и решает вернуть семье былое могущество. Противостоящее герою зло, конечно, тоже не дремлет.

Новый виток битвы вампира и ведьмы (она жива, здорова и весьма преуспела в делах), разворачивающийся на наших глазах, — мероприятие в высшей степени увлекательное, но еще более интересно наблюдать, как Тим Бертон погружает своего героя и зрителей в атмосферу семидесятых годов прошлого века.

Во времена, на которые пришлись его собственные отрочество и юность, когда деревья были большими, а ресницы у дам, даже к завтраку, — густо накрашенными. Когда, увидев людей с длинными волосами и в балахонах, можно было безошибочно определить, что это хиппи, автомобили «щеголяли» жизнеутверждающим дизайном, а словосочетание «крутая тусовка» еще не резало слух.

По поводу исполнителя главной роли у режиссера сомнений не было. Союз Бертона и Деппа проверен десятилетиями, и «Мрачные тени» — один из самых ярких его результатов.

Хелена Бонэм Картер на правах жены и музы рассчитывала получить в фильме роль ведьмы, но супруг предложил ей сыграть не столь сексуального персонажа: семейного врача Коллинзов Джулию Хоффман, сильно пьющего психоаналитика с рыжей шевелюрой и накладными ресницами. Существа нелепого, но проницательного. Справилась она с этой задачей блистательно. После королевы-матери в молодые годы из фильма «Король Говорит!» новое перевоплощение Бонэм Картер особенно впечатляет. Но вряд ли актриса стала бы спутницей одного из главных визионеров мира, не будь она способна к таким кульбитам.

Еще одна ярая поклонница сериала «Мрачные тени», Мишель Пфайффер, узнав о запуске проекта, попросила у Бертона хоть какую-нибудь роль. И получила одну из главных — исполнила роль Элизабет, главу семейства образца 1972 года.

Эта гранд-дама, сохраняющая горделивую осанку даже в стесненных материальных обстоятельствах, — единственная, кто знает тайну героя Джонни Деппа. Для детей и домочадцев он — родственник из Англии, и все его странности проходят по ведомству британского воспитания. Барнабаса иногда заносит, но Элизабет вежливо и твердо направляет разговор в нужное русло. Надо видеть выражение лица Мишель Пфайффер, когда на требование «кузена» срочно запрячь лошадей, она отвечает: «У нас нет лошадей, у нас есть «Шевроле».

Замена лошадей на лошадиные силы, впрочем, не главный сюрприз для героя, которому больше двух столетий отроду: буква «M» на «Макдоналдсе» воспринимается им как дьявольский знак, фары в тумане — как приближение сатаны и так далее.

К добрым вампирам у зрителей был шанс привыкнуть еще в сумеречной саге. Но то, что вампир может быть еще и трогательным, ранимым и беззащитным, — это, несомненно, вклад Деппа и Бертона в развитие популярной ныне темы кровососов.

Инфицирование ролью любвеобильного Барнабаса не прошло для актера даром. После «Мрачных теней» он, как известно, ушел из семьи — и, поговаривают, к той самой «ведьме», Еве Грин. Но к происходящему на экране это уже никакого отношения не имеет.

Комментарии
Прямой эфир