Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Минэнерго заговаривает уголь

Министерству не нравится дорожающий энергетический уголь. Чтобы сбить цены, ведомство предлагает ввести экспортные пошлины
0
Минэнерго заговаривает уголь
Фото: Сергей Мамонтов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Рост цен на уголь на 15–20% и до 40% (к ценам 2011 года. — «Известия»), возникновение дефицита определенных марок угля нам кажется необоснованным. Если так будет продолжаться, мы вынуждены будем вернуться к вопросу повышения экспортной пошлины на уголь», — заявил министр энергетики Сергей Шматко на селекторном совещании 26 января.

Шматко не уточнил, почему речь идет именно о повышении пошлин — энергетический уголь в России в настоящее время не облагается экспортной пошлиной, обращает внимание аналитик Альфа-банка Андрей Лабазов. В начале лета 2011 года Минэнерго уже предлагало ввести таможенную пошлину на энергоуголь марки СС (слабоспекающийся). Рекомендацию по введению экспортных пошлин на этот вид угля подготовило Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике (АПБЭ), отмечавшее рост экспорта в 2009–2010 году. АПБЭ предлагало пошлину в размере $14,7 за тонну. Однако в дальнейшем обсуждения сошли на нет.

Шматко не пояснил, какие марки угля имеет в виду, но в пример привел историю ТГК-9, которая не смогла договориться с поставщиками угля в Коми, повысившими цены на свою продукцию на 15%.

Представитель Минэнерго пояснил, что речь идет только об энергетическом угле.

Цены на энергоугли с калорийностью 6 тыс. ккал на кг с ноября практически не изменились и составляют порядка 1,72 тыс. рублей за 1 т ($57). В январе прошлого года такой уголь стоил порядка 1,56 тыс. рублей за 1 т. Цена сравнимого с ними южноафриканского угля Richards Bay доходит до $102 за 1 т, однако до половины в ней могут составлять расходы на транспорт, замечает аналитик Альфа-банка Андрей Лабазов. При этом конкуренция между экспортом и поставками на внутренний рынок неочевидна: в массовом порядке российские энергетики используют уголь с калорийностью вдвое ниже того, что идет за рубеж, замечает эксперт.

В угольных компаниях не хотят открыто обсуждать новую идею Минэнерго. Но неофициально говорят, что это может означать «смерть экспорту», и не понимают, почему «чьи-то проблемы нужно решать за счет угольщиков». У большинства  производителей энергоуглей поставки на экспорт составляют 40–60%, при этом рентабельность не превышает 15%, говорит топ-менеджер крупной угольной компании.

Введение пошлин негативно отразится на себестоимости, прибыль в компаниях снизится, опасается другой угольщик. Рост пошлин может лишить всякого смысла наши инвестпланы, добавляет он.

Собеседник надеется, что это эмоциональное высказывание и последствий не будет. К тому же ситуация с энергетиками сейчас более-менее понятна: все лето в Минэнерго шли совещания и консультации, потому что угольщики не хотели подписывать с энергетиками долгосрочные контракты. Но перед Новым годом это сделали практически все игроки, так что проблем быть не должно, считает собеседник «Известий».

У угольщиков и без того немало проблем, сетует еще один угольщик. Летом  Минтранс предложил повысить железнодорожный тариф при перевозке угля на экспорт, предполагалось, что надбавка могла бы составить от 20 до 30%. В защиту угольщиков тогда выступил губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. Он направил письмо премьер-министру Владимиру Путину с просьбой проработать идею тщательнее. Ведь реальный рост железнодорожного тарифа для угля в 2011 году и так уже составил 25–30%.

Решения по тарифам, предложенным Минтрансом, пока нет. Зато в начале этой недели крупные промпредприятия, в том числе игроки угольной отрасли, подписали соглашение с РЖД и ВЭБом о развитии железнодорожной инфраструктуры. Суть соглашения в том, что в случае убыточности для РЖД какого-либо проекта или невозможности его финансирования со стороны монополии, она будет добиваться его реализации на условиях государственно-частного партнерства. Фактически это значит, что предприятия теперь могут обязать участвовать в финансировании расширения железной дороги, опасается собеседник в одной из компаний, подписавших соглашение.

В администрации Кемеровской области, где сосредоточены крупнейшие угольные карьеры, настроены вполне оптимистично.

— Пока мы не просчитывали перспективы реализации такой идеи — многое будет зависеть от цен и конкретных параметров. Не факт, что она будет реализована. Пока уголь на складах есть — по состоянию на 1 января запас угля на предприятиях Кузбасса составлял 14 млн т, то есть двойной норматив, замечает замгубернатора по промышленности и энергетике администрации Кемеровской области Андрей Малахов.

Всерьез о пошлинах можно будет говорить, если не удастся договориться о заключении контрактов на приемлемых условиях, считает осведомленный источник в Кемеровской администрации. Заключение договоров еще не закончено, добавляет он.

Российские энергетики неоднократно жаловались на завышенные цены на уголь, а в конце 2010 года глава ФАС Игорь Артемьев заявил о раскрытии картельного сговора на угольном рынке между СУЭК, «Русским углем» и ЗАО «Стройсервис». Позже угольщики успешно оспорили решение ФАС о нарушении антимонопольного законодательства в судах двух инстанций, рассмотрение кассации ФАС намечено на 31 января этого года.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...