Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Армия
ВС РФ освободили населенный пункт Белогоровка в ЛНР
Мир
Супруга Ассанжа призвала США снять обвинения с журналиста
Армия
В Минобороны сообщили о продвижении группировки «Север» в Харьковской области
Общество
Песков заявил о создании Россией санитарной зоны для защиты городов от ударов ВСУ
Мир
Путин поблагодарил Си Цзиньпина за теплый прием в Китае
Мир
Польша отказалась принимать мигрантов по новому пакту Евросоюза
Мир
Москва отслеживает ситуацию с ядерными испытаниями США в Неваде
Мир
Лавров начал переговоры с главой МИД КНР Ван И в рамках СМИД ШОС
Мир
Лавров на встрече с Ван И подтвердил приверженность РФ принципу «одного Китая»
Экономика
Цены на золото обновили исторический максимум после гибели Раиси
Экономика
ЦБ РФ запустил акцию «Монетная неделя» для обмена мелочи на купюры
Мир
Два человека погибли при нападении женщины с ножом в школе в Китае
Армия
Мантуров назвал сроки создания в РФ самого мощного в мире атомного ледокола
Мир
Прокурор МУС запросил ордер на арест премьер-министра Израиля Нетаньяху
Мир
Президент Болгарии назвал невозможной победу Украины над Россией
Мир
Суд Лондона дал Ассанжу возможность обжаловать решение о его экстрадиции в США
Армия
УФСБ России по ДНР перехватило 215 беспилотников ВСУ за прошедшую неделю

Рингтон vs симфония

В США намечается обострение в холодной войне смартфонов и классической музыки
0
Рингтон vs симфония
Фото: ИТАР-ТАСС/Валерий Шарифулин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В эпоху Гайдна и Моцарта главными врагами музыки были вилки и бокалы: классические шедевры усваивались не иначе как в компании с обильными яствами. Итальянским оперным певцам в XVIII веке приходилось бороться с шумом речи: в аристократических ложах во время спектакля было принято проводить деловые переговоры. Стремление к оглушительному вокалу, вероятно, заложено в их генах как следствие борьбы за выживание.

Постепенно концертный этикет «очищался», и среди раздражающих факторов оставались разве что аплодисменты между частями произведения.

— Я всегда радуюсь, когда слышу хлопки между частями. Значит, в зал пришел новый слушатель, — бодрился композитор Дмитрий Кабалевский.

Но когда акустику зала разрезает до боли знакомая мелодия Nokia, радоваться остается только тому, что в зале новый пользователь мобильной связи.

Такого серьезного соперника классическая музыка еще не знала. Треск нагловатых аппаратов способен выбить из колеи даже самого сосредоточенного слушателя. В конце 1990-х — начале 2000-х угроза нарастала и, казалось, все будет меняться только к худшему. На аншлаговых концертах рингтоны звучали так часто, что порой даже накладывались друг на друга. Но где-то в 2005 году пик был пройден: даже бабушки в основной массе научились командовать бесшумным режимом, и теперь норма для России — 2–3 мобильных диверсии за концерт.

Сколько раз приходилось слышать возмущенные отклики коллег: «Там» такое просто невозможно». И вот: на этой неделе вся Америка обсуждает инцидент в нью-йоркском Avery Fisher Hall. Финал Девятой симфонии Малера. Музыка, для многих меломанов значащая больше, чем iPhone, Apple и вообще технический прогресс. Музыка прощания с жизнью, растворения в бесконечности. И — бодрый звонок маримбы в айфоне одного из почетных гостей Нью-Йоркского филармонического оркестра. Мужчина еще не разобрался, как управлять игрушкой, и в раздражении смотрел по сторонам, не подозревая, что источник раздражения — он сам. Маримба буйствовала долго. Дирижер Алан Гилберт не выдержал и остановил симфонию. Он повернулся в зал, заставил посетителя выключить телефон, извинился перед публикой и только потом продолжил.

На анонимного владельца айфона ополчилась едва ли не вся музыкальная Америка. «Тысячу долларов штрафа», — роптали в зале. Масла в огонь подлил знаменитый блогер и интеллектуальный провокатор Норман Лебрехт: по его сведениям, администрация оркестра решила не раскрывать фамилию нарушителя именно потому, что он является давним членом клуба нью-йоркских филармоников и поддерживает оркестр материально.

Поступок дирижера многие восприняли как подвиг, который пристыдит невнимательных «чайников» и поможет резко сократить число рингтонов, звучащих на концертах классической музыки.

И все же хочется надеяться, что другие дирижеры не будут следовать примеру Гилберта. Дело не только в том, что некоторые концерты рискуют не закончиться никогда, если звонков будет не один-два, а десять. Дело в том, что музыка, особенно симфоническая, особенно Малера, — это не набор нот и не сто музыкантов на блестящей сцене. Это процесс, который невозможно уподобить ничему, кроме процесса жизни. Оборвать симфонию — значит убить ее здесь и сейчас. Стоит ли это делать, даже ради борьбы за светлое будущее без мобильников?

Комментарии
Прямой эфир