Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Игнатенко сидит в одиночной камере»

Польский прокурор Гражина Мирек рассказала «Известиям» о том, что пока еще не получила от российских коллег документов на экстрадицию арестованного
0
«Игнатенко сидит в одиночной камере»
Прокурор Гражина Мирек. Фото Иван Чеберко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дело об экстрадиции в Россию Александра Игнатенко ведет прокурор окружной прокуратуры Гражина Мирек. О процедуре экстрадиции она рассказала корреспонденту «Известий» Ивану Чеберко.

— Пани Мирек, вы получили ордер на выдачу Игнатенко?

— Нет еще, но российская сторона имеет 40 дней, чтобы его прислать.

— 40 дней рабочих или календарных?

— Календарных, то есть до 9 февраля есть время.

— До этого времени вы будете предпринимать какие-либо действия по делу Игнатенко?

— Нет, я жду материалов дела от российской стороны. Ордера на арест, описания дела. Они станут основой для разбирательства в отношении данного дела. Как только они придут к нам, подозреваемому будет задан официальный вопрос: согласен ли он с экстрадицией в Россию или нет? После этого прокурор отсылает дело в окружной суд Новы-Сонча, и он решает выдавать или не выдавать фигуранта. Суд принимает решение, оно может быть обжаловано в апелляционном суде Кракова. Когда решение примет суд Кракова и оно получит окончательный характер, дело отправляется к министру юстиции Польши. И уже он решит, экстрадировать обвиняемого или нет.

— Вы до этого вели дела об экстрадиции в Россию?

— Это мое первое дело такого плана, хотя я тут уже семь лет работаю.

— А вы как прокурор что лично думаете о деле своего российского коллеги?

— Я пока ничего не думаю, потому что не видела документов. Они должны поступить от российской стороны. Это только начало дела, я бы хотела это подчеркнуть.

— Кто-нибудь из российских прокуроров или адвокатов по делу Игнатенко с вами связывался?

— Нет.

— Вы общались с родственниками Игнатенко?

— Только в суде, в прошлую среду.

— У них были какие-то вопросы к вам, пожелания?

— Меня его супруга спросила только об условиях содержания — будет ли ее муж сидеть один или с кем-то еще.

— А это входит в вашу компетенцию — следить за условиями содержания заключенных, проходящих по вашим делам?

— Частично. В основном это дело руководства тюрьмы. А моя обязанность — следить за тем, чтобы всё было пристойно. И, в случае если будут жалобы, принимать меры.

— Жалобы со стороны Игнатенко были?

— Нет, не было.

— А с кем он делит камеру?

— Насколько я знаю, он сидит один.

— Он сам так захотел?

— Не знаю, такие вещи решает начальник тюрьмы.

— Вы планируете навестить мистера Игнатенко в тюрьме в ближайшее время?

— Необходимости в этом нет. Если он сам об этом попросит, тогда да. Но не я пойду к нему, а полицейские в таком случае привезут его сюда ко мне.

— Сейчас в тюрьме Новы-Сонча находятся несколько граждан России. Все они арестованы по запросам России и ожидают экстрадиции?

— Не совсем так. Дело об экстрадиции возбуждено только в отношении Александра Игнатенко. Еще трое российских граждан задержаны по европейскому ордеру на арест, выписанному властями Германии в связи с делом о контрабанде сигарет, неуплате налогов и таможенных сборов. В обвинении против этих людей деле фигурирует весьма крупная сумма — €40 млн. Между Польшей и Германией такой процедуры, как экстрадиция, не существует, так как это страны ЕС. Одна страна ордер выписывает, и он действителен в других странах Евросоюза.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...