Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

За пастилой, гжельской керамикой и другими диковинами

Чем могут порадовать за один зимний выходной подмосковные Егорьевск и Коломна, выясняли корреспонденты «Недели»
0
За пастилой, гжельской керамикой и другими диковинами
фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Куда? В Егорьевск и Коломну. Зачем? Да просто посмотреть. Романтика русской провинции. Очарованием старинных домиков, захолустных музеев и хендмейд-сувениров можно наслаждаться не только в Европе.

Мимо Гжели

Не геройствуя с ранним вставанием, покинув Москву около 9 утра, сверяясь с навигатором сервиса «Пробки», мы около 11 пили кофе на придорожной туристической стоянке. Рядом — откровенный кич в сувенирных лавках: сколько кукиш под гжель не раскрашивай, кукишем он и останется.

Если вас интересуют сувениры, лучше проехать еще несколько минут до афиш с надписями «Фарфор ручной работы». Увидите «штоф народный» с медведем и флагом партии власти: четыре литра помещается, «но его и пустой не поднять нашим чиновникам» — с сомнением смотрит на сувенирчик продавщица.

За пастилой, гжельской керамикой и другими диковинами

Она сетует, что старинные технологии забыты, а мы разглядываем фигурки омоновцев, машины с «синими ведерками», новогодних драконов, похожих на лошадей или ежиков, и макет мечети — впечатляет скорее ценой, чем красотой.

Кто кого в Егорьевске объегорил

89 км от МКАД — и перед вами ведущий свою историю с 1462 года Егорьевск, названный в честь Георгия Победоносца или, если верить историческому анекдоту, в честь смекалки своих жителей. Будущий город был расположен на стыке трех княжеств, и когда из каждого наведывались сборщики дани, жители разводили руками: уже, мол, заплатили другим. Так и «объегоривали» всех.  Сегодня эту историю вам расскажут экскурсоводы в местном музее. С таким энтузиазмом, будто сборщики только вчера уехали.

За пастилой, гжельской керамикой и другими диковинами

Провинциальный краеведческий музей мог бы ассоциироваться со скукой, но в Егорьевске это собрание прекрасно преподнесенных диковин. Светоакустическая композиция «Феерия света»: хрусталь и стекло начинают общаться со зрителями, особенно с юными. Детям предлагают выбрать, например, все зооморфные изделия, и цветные лучи укажут, правильно ли они угадали. 

В зале керамики, глядя на «квасник с двуглавым орлом», невольно вспомнишь «штоф народный» с партийной символикой: поучиться бы современным умельцам. Рядом — «кружка-шутиха»: напейся — не облейся. Как ею и прочими историческими предметами пользоваться, можно увидеть на видеозаписях в конце выставки. Ролики тоже интерактивны. Герой протягивает вам бокал, вы прикасаетесь к сенсорному экрану, и... Сами увидите, что произойдет.

За пастилой, гжельской керамикой и другими диковинами

Некоторых «интерактивов» посетители, говорят, даже опасаются. Например, портрета юродивого Ивана Корейши, жившего в XIX веке и прославившегося невнятными пророчествами. В музее возле его портрета — особое устройство: приложишь ладонь — услышишь тихий скрипучий голос. К корреспонденту юродивый был строг:

— Подурачился — и будет! 

Стены музея расписаны старообрядческими орнаментами. Их «оригиналы» можно увидеть в нотной книге, где богослужебные напевы записывали «крюками». Стоит перелистнуть страницы, как у стенда зазвучит соответствующая молитва в исполнении хора староверов.

Старообрядцев в Егорьевском районе много, в центре города — действующий храм, но туристов туда предпочитают не пускать. Если повезет, увидите иконы непривычной стилистики, а может, с кем и познакомитесь.

Старообрядческая живопись — особый жанр. Запоминается «любовь» к Петру Первому, который изображен то пьянствующим, то поднимающим над толпой голову своей казненной любовницы Марии Гамильтон.

За пастилой, гжельской керамикой и другими диковинами

Еще одна диковина Егорьевска — икона святого Христофора с песьей головой: по легенде, он либо родился таким, либо, наоборот, был так красив, что соблазнял женщин и выпросил себе у Бога уродство. Такие иконы были популярны, но в XVIII веке их запретили; на вид — вылитый Анубис, даже разворот египетский: плечи в фас, голова в профиль.

Достопримечательностей в Егорьевске еще много — например, если спросите местных, где тюрьма, увидите словно сложенный из «конструктора» замок с башенками: соорудил его, говорят, архитектор из зэков.

Сладкая Коломна

Первая подсказка в интернет-поисковике о Коломне — Музей пастилы. Голодным лучше не приходить: разоритесь. «Создать базу» под сладости можно в одном из ресторанчиков прямо у Коломенского кремля.

За пастилой, гжельской керамикой и другими диковинами

Кремль, стоящий на подступах к Москве, враги не захватили ни разу, хотя часть крепостных стен не сохранилась, и башен осталось 7 из 17.

Самая высокая и таинственная башня — Коломенская, или «Маринкина» в честь Мнишек, которая в Смутное время впустила в крепость поляков. Позже, по легенде, полячка была заточена в Коломенской башне и неведомо как исчезла. Народ верил, что она была ведьмой и, обратившись вороной, улетела. Считается, что ворона до сих пор летает около башни и охраняет спрятанные Мариной Мнишек сокровища.

В одноэтажных старинных купеческих домиках — фабрика пастилы и «Музей забытого вкуса». На фабрике не только расскажут, но и покажут, как мыли яблоки в промышленных масштабах, как взбивали пюре, в какой печи сушили пастилу. Можно и самому немножко поорудовать мутовкой.

В музее же не только покажут, но и накормят: одна жалость, что не все сорта с дегустации есть в продаже, особенно если приехать к вечеру. Встарь в новогодние праздники из пастилы делали елочные украшения — и гостям тоже предлагают отвезти домой самодельные фигурки.

За пастилой, гжельской керамикой и другими диковинами

Готовят пастилу из яблочного пюре: воздушную — с яичным белком, а «смокву» (от слова смаковать) — для поста, когда скоромного не ели, а сладенького всё же хотелось. Яблоки нужны кислые, с большим содержанием пектина. Правда, идеального сорта «горькая зеленка» в природе не осталось, и только муляжи в музее постоянно страдают от детских зубов: школьники не верят, что яблоки ненастоящие.

Есть пастила с орехами, с клюквой, с цитрусовой цедрой... Есть и «Трезвость»: прилагается трогательное рекламное письмо князя Волконского, который якобы пил горькую, а пастилой излечился. Лакомство «Достоевский» восходит к письму писателя к супруге: у него был свой любимый рецепт.

Цены на сладости, конечно, освежают: «Трезвость», например, стоит 500 рублей, а для эффекта одной коробки мало. Расценки и телефон, чтобы забронировать экскурсию или заказать пастилу, есть на сайте музея.

Рекомендуют в Коломне и «Арт-коммуналку. Ерофеев и другие». Здесь воссоздали диссидентский дух эпохи хрущевской «оттепели», да так, что воссозданное стало произведением искусства. Именно в этом доме в 1963 году Веня Ерофеев начал работать грузчиком продовольственного магазина «Огонек».

За пастилой, гжельской керамикой и другими диковинами

Мы, честно скажем, туда не успели. Это повод вернуться в Коломну — или выделить на посещение города не полдня, а хотя бы уикенд, как он (город) того заслуживает.

Комментарии
Прямой эфир